Туфельки

Туфельки. Евгений Мирс в соавторстве с Юлианой Лист.

Из пункта «А» в заданную точку на карте вышел взрослый мужчина с матерчатым подростковым рюкзачком за спиной. Оглядевшись по сторонам, он уверенным широким шагом двинулся сторону метро. «Тым-тыры-дым, пам-пара-бам!» — звуками из далёкого детства заплясало у него в голове. Совсем не вовремя подскочившее кровяное давление забарабанило дробью в висках, вторя навязчивому ритму в голове. Владимир шёл на долгожданное свидание — навстречу своей судьбе. Когда до подземки, оставалось каких-то несколько метров, то мужчина слегка сбавил темп ходьбы. Не очень-то хотелось прибыть на первое свидание с потным и раскрасневшимся лицом. Легкий весенний вечерок зашебуршился внутри матерчатой куртки, проникнув через расстёгнутую молнию ветровки.  Округлому животику сразу стало хорошо. Владимир остановился у входа в метро, отметив для себя секунды блаженства.

Из пункта «Б» в ту же самую заданную точку из офиса городской многоэтажки выпорхнула молодая женщина. Она, окрылённая надеждой и мечтой, выскочила из двери, отсчитав несколько ступенек каблучками красных туфелек. Точёную фигурку Оленьки несли на первое свидание её стройные девичьих ножки. Аккуратно уложенные феном и лаком каштановые кудряшки локонов весело прыгали пружинками по округлым женственным плечикам в такт лестничному забегу. Мельком подсмотрев время на часах, Оленька подумала о том, что неплохо бы было перекусить после тягучего рабочего дня. Это спонтанное желание навеял забытый бутылочный йогурт в офисном холодильнике. Времени для сожалений уже не оставалось, поэтому следующая мысль о чашке ароматного кофе с маленьким суфлешным пирожном (в случае удачного стечения обстоятельств) скрашивала это слегка досадное обстоятельство.

Владимир Кормильцев и Ольга Желанная были знакомы заочно примерно полгода. Их телефонное знакомство продолжалось несколько месяцев, и исходя из человеческой логики, должно было когда-нибудь перейти из разряда «переписок» в абсолютно реальное знакомство. Наконец-то один из тёплых майских дней сложил все-все обстоятельства, добавив к весеннему коктейлю из желаний необходимый ингредиент из возможности. Место встречи предложенное кавалером не оставляло ни единого шанса для сомнений в правильности принятого обоюдного решения.

«Яблоневый цвет» в городском парке уже как полторы недели благоухал своим великолепием. Сочная зелень аккуратно подстриженных газонов успокаивали любые осоловелые или уставшие взгляды горожан, прогуливающихся на воздухе. Воздух наполняли ароматы цветущих яблонь и вишен, по сему, первое очное свидание стало бы идеальным законченным штрихом к весеннему пейзажу. До настоящей любви в личных переписках говорить было рано, да и о влюбленности их заочное знакомство тоже, мягко говоря, не дотягивало. Но всё же взаимное желание  это как минимум — путь к познанию друг друга уже в более широком диапазоне.

«Пора жениться. Пора. Чем чёрт не шутит…» — любил повторять Владимир, отправляясь на очередное свидание. Да и по сути, он прав. Его престарелая мама давно непрозрачно намекала о слишком затянувшемся холостяцком периоде в личной жизни единственного сына.

Олюшка, в свою очередь, была в полной уверенности, что Владимир вполне положительный мужчина в полном расцвете сил с богатым жизненным опытом. Сорок пять лет для  мужчины  — неплохой возраст для создания семьи. Тот самый возраст, когда уже улеглись все мальчишеские страсти, спесь, а также, с большей вероятностью, брошены многочисленные вредные привычки. В этом зрелом возрасте мужчины вполне способны на осознанные поступки, без презентаций своего эго, ну и безусловно, на финансовые затраты для предмета обожания. По общей шкале женского восприятия мужчин, Владимир был оценен Ольгой на девять баллов из десяти. Женщины частенько прибегают к такой оценке противоположного пола, поскольку так намного проще не попасть впросак и выбрать достойного мужчину из многочисленного числа поклонников (если они имеются). Виртуальные плюсы Владимира заметно перевешивали минусы, что, конечно же, не могло не радовать нашу Оленьку: рост — выше среднего, вес в пределах нормы и даже с небольшим запасом. Взгляд на фотографиях Владимира всегда выразительный, что даже слегка возбуждало чувствительное женское воображение Должность, которую занимал в крупной компании потенциальный претендент «на руку и сердце», абсолютно не вызывала сомнения в его состоятельности. Что тоже, согласитесь, немаловажный фактор.

Первый муж, в статусе «бывший» уже давно жил с новой семьёй, а их совместный взрослый сын всё чаще оставлял маму в одиночестве, проводя время в компании сверстников. Годы  бегут (уже даже не тридцать). Отдельного жилья нет (кроме небольшого домика с огородом на малой родине). А тот «единственный и неповторимый» пока даже и не присел на того самого коня, на котором ожидался на столичном горизонте. Кроме цифры «сорок» и «не замужем» ничего интересного не виднелось даже в бинокль. А тут такая удача. Нужно было действовать.

Радужные картинки также бурно рисовались и в сознании Владимира. Ольга оказалась эффектной и хрупкой женщиной-подростком с приятным журчащим голосом и привлекательными для своего небольшого роста формами. Выразительный воспламеняющий взгляд её зелёных глаз мог свести с ума не одного мужчину своей слегка детской наивностью и чистотой. Высокий и умный лоб Ольги с прямой челкой выдавал глубину мысли, что свойственно, по большей части, только творческим натурам. Этот несомненный плюс избранницы был также отмечен и Владимиром.

— Наконец-то это именно та девушка… — думал он.

— Хорошо, что я всё-таки решился пригласить её на свидание.

Действительно. Ольга, со своими человеческими качествами и привлекательной внешностью, полностью вписывалась в требования потенциального жениха, как женщина-мать, любовница, а также и хозяйка в доме — из всего многообразия женского пола.

— Она же пишет стихи… – в очередной раз взбудоражил себя мыслью Владимир, спускаясь в подземный переход.

— Вот, чёрт! А что я знаю о современной поэзии? — продолжал он, испытывая себя же вопросами, проходя через турникет.

Неожиданно, завывая и грохоча, вырвался из тоннеля приходящий на перрон поезд. Мужчина, в такт с вибрациями шумного состава, привычным движением плеча скинул лямку, наскоро проверив наличие зонта внутри рюкзака.
Дождь вроде бы сегодня не обещали, но мокнуть под весенним ненастьем Владимир — не то чтобы не любил, но выглядеть в глазах Оленьки «подмоченным» не очень-то хотелось. Поэтому он всегда заранее брал те предметы с собой, которые могли бы пригодиться в случае наступления неожиданностей, предпочитая всегда быть начеку.

— Отлично! — выдал Кормильцев, удовлетворённо шагнув в распахнувшиеся двери вагона.
Расчетливо прибыв первым в заданную точку, он достал из внутреннего кармана мешковатых штанов телефон. Через пару секунду он замер у выхода подземки, и нажал кнопку вызова обожаемого абонента.
Через несколько длинных гудков на другом конце отозвалась она.

— Привет! Я уже подъезжаю. Минут пять-семь, думаю… – прощебетала Оленька.

Ясное майское небо, двадцать минут назад не предвещавшее проливного дождя, было уже затянуто хмурыми кусками серой пушистой облачности.

— Всё-таки дождь будет… — подумал Владимир, обозревая тучную дымчатость.

***

— Привет! — неожиданно для самой себя громко сказала Ольга, увидев своего знакомого.

Владимир стоял на самой верхней ступеньке выхода из метро и внимательно высматривал в прибывших пассажирах свою избранницу. Он широко раскрыл глаза от приятного удивления. Не доходя несколько шагов до него, пред ним возникла девушка-мечта. Каштановые крупные кудряшки удлиненной причёски выгодно обрамляли милое личико Оленьки, вычерчивая на нём крупные обворожительные глаза. Её аккуратный носик и пухленькие аккуратно напомаженные губки дополняли девичью «милоту».

— Привет… — выдавил из себя Владимир, — прогуляемся по парку?

— Конечно, — ответила девушка, поправляя ажурную кофточку на плече, — я для этого и приехала, собственно!

— Ну да! – выдал многозначительно Кормильцев, подхватив локоток спутницы.

— Пойдём. Я покажу тебе замечательные места в нашем парке, пока дождь не собрался… — поспешил взять на себя инициативу хозяина положения мужчина.

Протянув хрупкую ручку Оленьки себе под руку, он быстро потащил немного ошарашенную девушку за собой. Вышагивал он широко и уверенно к запрограммированной первой цели, а Ольге ничего не оставалась, как повиноваться этакой нахрапистости мужчины. Первая целью оказалось историческая застройка в центре парка: колокольня и храм с выбеленными стенами. Минуя лавочки с сидящими на них горожанами и гостями парка-музея, он потянул за собой по главной аллее ничего не понимающую спутницу. По дороге Владимир принялся рассказывать об историческом наследии того места, по словам которого Ольга поняла, что её избранник подготовился основательно, заучив чуть ли не наизусть тексты прочитанной им о парке литературы.

Примерно через полчаса у Ольги  получилось высвободить попавшую в плен руку, заставив тем самым сбавить темп их пешей пробежки. Девушка попыталась непрозрачно намекнуть, что это всё же прогулка, а не пробежка, и даже начала что-то рассказывать о своих предпочтениях, но Владимир, будто не замечал собеседницу и продолжил своё длинное повествование о красоте выбранного им места. Странным довеском его, мягко говоря, неординарности стал его поступок. Он поднял с дорожки, ведущей к яблоневому саду, обломанную кем-то и потерянную по дороге ветку яблоневого цвета. Затем он с возгласом: «Ты только посмотри, какая красота!» — размашистым движением руки воткнул её в каштановые локоны Оленьки.

Ольга попыталась было возразить, но Владимир, мгновенно осудил порыв спутницы вытащить это «чудо» из прически, настоял на том, что в таком виде Ольга ещё краше, чем была до этого.

Начался дождь. Через несколько минут он стал усиливаться, так что  пришлось достать припасённые загодя зонтики (благо у Ольги был свой компактный образец, поместившийся в небольшую дамскую сумочку).

Владимир продолжал что-то рассказывать, расхваливая очередные «заповедные» места и исторические постройки. Ещё полчаса прогулки под дождём не оставили шанса на ощущения сухости ножек в туфельках принцессы с веточкой яблоневого цвета в волосах. Владимир продолжал таскать избранницу по раскисшим дорожкам сада между деревьев, пока не подвёл её к многоступенчатой лестнице, ведущей к оврагу, утопающему в зелени парковых изрядно омытых дождём деревьев.

— Я замёрзла… — не выдержав испытаний, сказала Олюшка. — А ещё я очень хочу попить горячего чая и чего-нибудь поесть. А вообще мне не очень интересно про травы, деревья и здания.

Владимир снова рассмеялся.

— Ты ничего не понимаешь в окружающей тебя красоте! – выдал Кормильцев, сняв рюкзак с плеча.

— Ну ладно. У меня для тебя есть сюрприз?

— Правда? – переспросила Ольга.

Она с надеждой посмотрела на мужскую глыбу тестостерона, нависшую над ней как грозовая туча. Ей почудилось, что в кавалере проснулась совесть. Что именно сейчас он поднимет на руки и, переступая все лужи на пути их дальнейшего следования, отнесёт её до порога ближайшего кафе. Надежда забрезжила на горизонте, как всадник на белом коне.

— У меня есть с собой горячий чай в термосе. Я сам заваривал. Меня научила бабушка готовить обалденный напиток с добавлением ароматных и полезных трав! – разрекламировал свои недюжинные способности Владимир.

Всадник проскакал мимо. Ничего не оставалось хрупкой и промокшей женщине под зонтиком в ярком платьице и туфельках, как согласиться на скудное подношение. Заболеть ей вовсе не хотелось, да и жажда чего-нибудь «горяченького» действительно стала невыносимой. Она приняла наполненную до краёв крышку-чашку термоса с парившими в прохладном воздухе завихрениями от напитка.

Чай действительно оказался очень вкусным. Сочетание неведомых пряностей и терпких трав придавали заварному напитку пикантный и ни с чем несравнимый вкус. Что уж тут сказать, пила она горячий чай с удовольствием.

Владимир заметил некое подобие удовлетворения и блаженства на лице избранницы и поспешил развить успех лесопаркового соблазнения красавицы.

— А у меня есть ещё один сюрприз… — выдал он, любуясь на то, как Олюшка перебирает пальчиками по горечеватой крышке термоса, делая небольшие глотки.

— Надеюсь, что сюрприз такой же приятный и к месту? – ответила Ольга.

— Конечно! – снова возвысился кавалер.

Кормильцев снова стал рыскать в своем мешковатом рюкзаке. Спустя несколько секунд он достал потрёпанную временем и подмокшую на дожде картонную расписную коробочку из 70-х годов от заграничного монпансье.

Очередные сомнения посетители спутницу Владимира. Она даже не решилась скрыть наскочившие на неё чувства брезгливости и удивления на лице.

Кормильцев заметил и это. Впопыхах он замешкался с открыванием сюрпризного продолжения. Справившись с волнением и решив ребус с открыванием, он протянул Ольге на обозрение содержимое коробки. Внутри, слабо прикрывая дно лежали три завёрнутые в современную кондитерскую упаковку конфеты.

— Держи… — сказал Владимир, — они вкусные! Мои любимые!

Под ложечкой у спутницы Кормильцева заныло с ещё большей силой (употребляемый напиток только раззадорил аппетит). С тоской посмотрев на Володю и на коробку, она взяла одну из конфет и, развернув, отправила целиком в рот.

— Ничего… — сказала она, дожевав шоколадный сюрприз, запив большим глотком чая, — есть можно.

— Ещё бы! – ответил Владимир, и подмигнул избраннице.

– Кушай ещё! И чай весь для тебя… — добавил он.

Владимиру казалось, что он на самой вершине своей значимости в данной ситуации. Только вот Олюшке, почему-то, так совершенно не думалось. Хотя и трусивший всё тело озноб куда-то делся, она всё же засобиралась домой. Мужчина, в свою очередь, совершенно не хотел отпускать девушку, поскольку ими не до конца выполнена показательная программа. До произвольной программы и разговоров даже не могло идти.

— Всё! Хватит с меня заплывов… — обрубила мысли Кормильцева Ольга.

— В метро нужно. Погреться и обсохнуть по дороге домой.

Владимир не стал более возражать, оценив напористость разгулявшегося ненастья.

— Я тебя провожу? – спросил он.

— Конечно. Я не знаю обратной дороги… — согласилась девушка, — и была в этом парке в студенческие годы.

Обратной дорогой они шли почти молча. Лишь изредка Владимир пытался разговорить избранницу, продолжая что-то выспрашивать о ней.

Тут Владимир вспомнил, что Ольга увлекается поэзией и даже музыкой. Он начал вспоминать что-то из своей бурной молодости: походы в театр и даже музеи.  Только Ольгу это уже совершенно не забавляло. Мысль была только одна: поскорее бы в метро, обсохнуть, а после добраться и до тёплой ванны.

— Знаешь, — неожиданно после продолжительной паузы сказал Владимир, а я ведь тоже умею играть на музыкальном инструменте!

— Тоже? – переспросила Оля, — и на каком же?

Мужчина сразу повеселел, услышав вопрос.

— Я в юности был барабанщиком! Тра-та-та! Трам-тара-рам! Здорово же?

— Я бы сказала – креативно! – отозвалась Олюшка.

— Видишь сколько у нас с тобой общего! – не унимался мужчина. – Ты стихи пишешь, а я барабанить умею!

Желанная не стала оформлять в речевую фонетику мысль, и лишь натянуто улыбнулась  изрядно промокшему спутнику.

— У меня к тебе есть одна просьба… — неожиданно сказал Владимир, оценив заострённый на себе взгляд.

— Какая? – удивилась Ольга.

Между пальчиков ног в туфлях девушки уже как час противно хлюпала влага.  Она остановившись возле очередной лужи, чем заставила притормозить прогулочный размашистый шаг своего знакомого.

— Мне нужно кое-что сделать, раз уж мы почти пришли к метро.  Тем более, тут есть на пути лавочка. Подержи, пожалуйста, мой зонтик!

Не дождавшись ответа, он предал Ольге свой массивный защитный купол и присел на лавочку, поставив на колени свой багаж. Из рюкзака он достал полиэтиленовый мешок, а из него сухую пару кроссовок и чистую пару носков. Конечно же, зонтик, по всей видимости, нужно было держать над мужчиной, а не просто так в свободной руке… Ольга, послушно, в который раз, исполнила пожелание Владимира. Пока он снимал «мокрое», меняя на «сухое и чистое», в голове исчезали последние циферки по шкале профпригодности данные ей своему знакомому загодя.

— Всё! Я готов! – подскочил Кормильцев, принимая собственную свой зонтик из рук спутницы.

— Теперь можно и в метро! Я тебя провожу. Да?

— Угу… — буркнула под нос Олюшка.

Он снова взял её под ручку и, старательно обходя лужи, потащил свою прелестницу к подземному переходу. В метро Ольга Желанная сделала вид, что закончился проездной и затерялась в очереди к кассе. Улучив момент и заметив отвлеченный взгляд Владимира, она проскользнула мимо него и очень быстро вышла на улицу. Вызванное по телефону такси прибыло уже через 4 минуты. Ольга запрыгнула на заднее сиденье, назвала адрес и скинула любимые (ненавистные) туфельки. Вытерев внешней стороной ладони дождинки на щеках, она погрузилась в сумбур из противоречивых чувств и желаний.

 



Евгений Мирс

Опубликовано в категории "Рассказы и повести

Добавить комментарий