(От автора)

В одной самой обычной московской семье, жил не совсем обычный мальчик. Нет, внешне, он был самый обычный: те же руки, те же ноги, даже голова такая же, как у среднестатистического мальчика двенадцати лет. Ну а в чём же собственно его необычность? – спросите вы.
На самом деле, особенность Вовы Скрепочкина (так зовут нашего мальчишку) в том, что он любил немножко пошалить. В раннем ясельном возрасте Вова любил раскидывать игрушки, вырывать страницы из книжек, таскать за хвост соседскую кошку, заходившую иногда в гости. Без всяких на то особых причин скидывать со стола на пол еду со стола, а иногда и саму посуду. В более сознательном детсадовском возрасте, когда родители ослабляли контроль, ему нравилось разрисовывать маминой помадой стены в прихожей и в ванной. Топить в унитазе мелкие вещи: расчески, карандаши, баночки с кремом и монетки.
Вы можете возразить, мол, все дети любят пошалить. Конечно же – никакой не секрет, что многие родители не то что знают об этих «невинных» шалостях, но даже пытаются принимать какие-то контрмеры, сохранив порядок в доме и обеспечить безопасность самого ребёнка. Но, как говорится: «маленькие детки – маленькие бедки». И когда ситуация начинает выходить из под контроля, мы — взрослые принимаем самые действенные средства, помимо уговоров и нотаций. Это могут быть: наказания ремнём, лишение «сладкого» (на кратковременный срок), ну или постановки неуправляемых чад в угол.
Почти всегда это срабатывает и бывает очень даже действенным. Ведь задумываться над своим безобразным поведением дети начинают лишь тогда, когда получают серьёзный «нагоняй» от родителей (чуть реже), или же от весьма недовольных преподавателей или сверстников (немного чаще).
Вот только «одомашненным» девчонкам и мальчишкам, которые растут и развиваются в тепличных условиях в семье довольно сложно понять, где та грань, за которую переступать крайне нежелательно.
По причине необузданной энергии ими ломаются уже не просто игрушки, а дорогие подарки (цены которым они не знают); а иногда, в ход даже идут предметы мебели или интерьера. Здесь не редки те случаи, когда, окружающие нас люди становятся свидетелями пагубного явления, такого, как «излишнее домашнее воспитание». Плоды такого воспитания быстро выходят наружу в сложных жизненных ситуациях и принимают очень нелицеприятные формы такие как: агрессия, хамство, издевательство над животными, а порою и унижение близких людей.
И вот спустя какое-то время, их невинные (на первый взгляд) шалости перерастают во взрослые шалости, а в этом возрасте, как известно, уже довольно сложно вовремя остановиться. Несомненно, бывают и исключения, если их «неординарность» становится их основной профессией, ну, скажем — клоун в цирке. На этом поприще, несомненно, появляется простор, есть, где развиваться фантазии в нужном русле, и разгуляться энергии на пользу обществу. Но только это совсем другая история и о ней я расскажу в совершенно другом рассказе.

Глава первая. Знакомство

Вовка Скрепочкин в исключение из правил, конечно же, не попал. Его многогранный, сложный и противоречивый характер — продукт родительской чрезмерной любви и заботы, а так же собственно природного любопытства. И хотя он не был единственным ребёнком в семье (у него была даже старшая сестра, которую звали Люба), никто Вову Скрепочкина специально не баловал и даже особо не сюсюкался, как с единственным наследником.
Было бы нудно и скучно, если мой рассказ был на тему: борьбы характеров, эмоциональных выяснений семейных отношений. И совсем было бы не интересно, если бы он пошёл про исправительные методики в учебных или специализированных учреждениях. Но сегодня я расскажу вам про один случай, который, однажды произошёл с маленьким Володей. Именно этот случай раз и навсегда изменил отношение мальчишки к окружающему его миру, к поступкам и к себе.
Глава первая. Начало.
Людмила Андреевна Скрепочкина забежала на минуту домой в свой обеденный перерыв, попутно заскочив в универсам на углу улицы за вареной колбаской для утренних бутербродов мужу Николаю Михайловичу и пакетом молока для каши, для двух детишек Любочки и Вовки.
— Вовка, ты дома?! — громко спросила женщина, бряцая связкой, пытаясь вытащить застрявший ключ из замка.
Необъяснимо, но факт, но ключ застревает в дверном замке в самый неподходящий момент. Вероятно, это происходит тогда именно, когда мы слишком торопимся, или заняты в момент открывания входной двери каким-либо параллельным делом. Мама Люда тщетно пыталась выдернуть ключ, подпирая уже открытую в квартиру дверь ногой. Краем глаза она заметила разбросанные по коридору мешок со сменкой и уличные кеды сына.
— Да что ж это такое?! — разгоряченно произнесла женщина, роняя из рук на пол сумку с продуктами. Небольшое напряжение нарастало. Дзинь! Послышалось в дверном замке.
Неловкое движение спешащей женщины и, половинка ключа остаётся в замочной скважине, злорадно сверкнув металлическим сломом.
— Этого ещё не хватало!.. — обречённо вздохнула мама Вовки.
— Вовка, я ключ сломала…- совсем уже расстроено заявила Людмила Андреевна.
Из дальней комнаты их трёхкомнатной квартиры послышалось шлёпанье разутых детских ножек по дощатому полу, а из-за дверного косяка показалась взъерошенная голова и самого Вовки.
— Что сломала? — переспросил мальчишка, пристально изучающий ситуацию у входной двери. Он слегка прищурил и без того хитрый разрез мальчишеских глаз.
— Ключ, — повторила мама мальчика, пытаясь снять оставшийся обломок с колечка на связке. — Из-за тебя, между прочим! Пугаешь мать. Вместо того, что матери помочь, ты прячешься…
Мама Володи наморщила лоб и закусила губу, пытаясь оценить весь масштаб нелепой ситуации.
— Что в школе? — переключилась Людмила Андреевна на сына.
— Ничего особенного! — уверенно заявил Вовка, прошлёпав мимо матери к сумке на запах «докторской».
Он по-лисьи засунул ручонку в мамину сумку, достал пахучий свёрток и поднес его к носу. Вдыхая свежий колбасный аромат, сын засеменил на кухню, и уже через несколько секунд гремел столовыми приборами в выдвижном ящике стола, в поисках ножа.
— Географичка заболела, — с опозданием ответил Вова, — а от «физры» у меня освобождение.
Вовка вжикнул острым лезвием кухонного тесака по разделочной доске, отсекая толстенное кольцо колбасы. Из прихожей послышался звук захлопывающейся двери.
Уже совсем спокойным, но строгим голосом мама спросила: «Руки, надеюсь, не забыл помыть? Суп себе разогрей. Кому я вообще что-то готовлю? Нечего всухомятку есть, оболтус! И оставь, пожалуйста, колбасы всем нам на вечер. Мне нужно ещё папе бутерброды на утро сделать».
Людмила Андреевна быстрыми движениями сняла ботильоны, проследовав ванную комнату. Послышалась журчание водопроводной воды в раковине. Не сбавляя темп, мама продолжила свои нравоучения: «У тебя вечно, что-то не так! То училка заболеет, то Мишка виноват… Только двойки не Мишке в журнал ставят, а тебе! И в школу не Мишкиных родителей вызывают, а нас с отцом!»
Володя деловито проследовал к входной двери. Щелкнула защёлка замка, и мальчик по-хозяйски стал внимательно изучать фрагмента ключа, явившегося предметом недовольства мамы.
— Скрепка нужна! — констатировал Вова, чавкая обеденным деликатесом.
— Тоже мне остряк! — послышался над ухом мальчика мамин голос.
— Посмотрите на него! – с ухмылкой сказала мама, — Скрепкину нужна скрепка! Фильмов что ли насмотрелся про взломщиков сейфов? Марш переодеваться и за стол! Я пойду и быстренько тебе борщ на плите погрею. А с замком пусть папа разбирается. Мы ему прямо сейчас на работу позвоним.
Мама сняла трубку подвешенного к стенке телефона, расположенного рядом с трюмо в прихожей. Лёгким движением мизинца она поправила губной макияж перед зеркалом, набирая номер на телефонном диске, привычными движениями пальца руки. Она изящно по-женски толкнула входную дверь, дотянувшись ножкой, пытаясь вернуть её в первоначальное положение. Тихо клацнула собачка замка, а мимо матери вихрем пронёсся Вовка, дожёвывая остатки колбасы. Он нырнул к себе в детскую и затихарился. Спорить с мамой в данной ситуации было бессмысленно. Мальчишка поспешил скинуть новенькую школьную форму, купленную на семейные бюджетные деньги.
Услышав на другом конце провода голос мужа, Людмила Андреевна сменила командный тон на ласковое мурчание. Начальник отдела, а по совместительству — отец семейства, не любил долгих стенаний и объяснений. Звонки же на службу домочадцами не очень приветствовались руководством серьёзной организации, в которой служил Николай Михайлович. Учитывая все данные условия, Людмила Андреевна в ускоренном режиме объяснила ситуацию главе семейства Скрепочкиных и повесила трубку.
Спустя полчаса, Вовка уже допивал ненавистный компот из сухофруктов, сидя на стуле на кухне перед кухонным столом. Сделав заключительный глоток из кружки, он стал брезгливо отлавливать двумя пальчиками потерявшие форму от сушки и варки фрукты. Кусочки яблок, груш и чернослива аккуратно складывались мальчишескими ручками в мамаев курган прямо на клеёнчатой скатерти стола.
Мама домыла в раковине кастрюлю и тарелку за сыном сказала: «Ну вот, борщ доели, теперь можно и курицу разморозить на бульон. Завтра сварю куриный супчик с лапшичкой».
Затем она повернулась к сынишке, вытерла мокрые руки о подвязной цветастый фартук из плотной ткани и посмотрела с нескрываемой нежностью на своего Вовку.
— И когда же ты поймёшь, Вовчик, что самое вкусное и полезное именно на дне чашки? – улыбнувшись, сказала мама.
Вопрос от мамы прозвучал риторический, и Володя в свои двенадцать лет уже знал, что ответ на него не требуется, потому скривив мордашку выдал: «Фу…»
Людмила Андреевна подошла к столу, выбрала из кучки сложенной сыном парочку отварных черносливин и положила их в рот, демонстрируя наслаждение вкусом. Вовка вторично поморщился и прильнул к матери. Он прижался ухом к влажному переднику, сцепив свои худенькие ручонки на маминой талии на спине. Мама в ответ поцеловала Вовку в шевелюру, а когда сынок разжал хватку, присела на корточки, перед ним, и погрузила довольное лицо Вовы в свои тёплые ладони.
Через несколько минут она уже стояла одетая у зеркала в прихожей, прихорашиваясь перед выходом. Короткий, но насыщенный событиями мамин обеденный перерыв стремительно подходил к концу. Запахнув старенький, но всё ещё модный длинный плащ и проверив на всякий случай содержимое своей сумки, она бодро выскользнула за дверь к лифту. Володя же получил ценные указания от мамы на тетрадном листке в виде списка, в коем было всё расписано по пунктам:
1. Закрывать дверь только на нижний замок
2. Подойти к телефону, если будут звонить
3. Убрать разбросанные вещи в детской комнате к приходу папы и сестры
4. Сделать все домашние уроки, заданные в школе (проверю)
5. Вернуть сестре олимпийский рубль, который утащил в школу утром
6. Встретить папу дома, а не на улице
7. Помочь с ремонтом замка (открыть тайну папе: куда делись отвертки)
В самом конце длинного списка дел красовалось лишь одно слово оставленное мамой, от которого становилось тепло в груди: Целую! А подписью было нарисованное пухлое сердечко, похожее на пухлые щёки одноклассницы Маринки из соседнего подъезда.
— Чего она задаётся всё время? – подумал Вова, про отличницу в классе, — ну, получил я двойку по пению… Ей-то что?
Вова Скрепочкин вспомнил тот злополучный урок, на котором вместо заученных слов в песне вставлял свежепридуманные, которые приходили налету. Смеялся даже директор школы, когда в приказном порядке просил выписать все слова, какими новоиспечённый пародист заменял слова в песне, громко вставляя их во время пения всем классом на уроке. Выписанные собственноручно певцом слова, директор с улыбкой вручил Скрепочкину Николаю Михайловичу на школьном собрании, как документальное свидетельство проказ Вовки. Пунцовая от стыда учитель пения прятала глаза на собрании, расписываясь в собственном бессилии перед директором школы, Завучем и Вовкиным отцом. Елена Владимировна слёзно умоляла серьёзно поговорить с мальчиком на предмет поведения на уроке. Заработав, таким образом, строгое предупреждение, двойку в четверти, подзатыльник от отца; а так же непререкаемый авторитет среди одноклассников, Вова шёл рядом с Николаем Михайловичем после нагоняя в школе, вороша листву на газоне по дороге к дому. Настроение было двоякое.
С одной стороны: он – бандит, фигляр и неуправляемая личность, но с другой: он – звонкий фальцет, талантливый парень с хорошим слухом, хорошо читающий стихи. Как себя вести в дальнейшем было понятно, но смущало одно обстоятельство: хлопанье по плечу одноклассников – это неподложно. Его ведь можно так же быстро растерять, как и получить? Дилемма.
Скрепочкин младший плюхнулся с разбега на кровать, обдумывая свои дальнейшие действия. До прихода старшей сестры оставалось менее двух часов; до прихода строгого отца – часа четыре – не больше.
Мысли в голове Вовки бегали вперегонки, передавая лидерство друг другу, как спортсмены на беговой дорожке. Изначально лидировала дума о неизбежности выполнения домашних письменных и устных заданий, а чуть позже вперёд вырвалась мысль о поиске в буфете чего-нибудь сладенького, припасённого на случай неожиданного прихода важных гостей. Но, в конце концов, путём невероятных усилий, и с большим запасом, вырвалось вперед размышление о насущном. Необходимо было сделать ревизию в кладовой, в поисках потерянного настольного хоккея.
Открытый на днях турнир по настольному хоккею Братьями Димкой и Сашкой Корольковыми шёл уже третий день. Успехи у Володьки Скрепочкина на ледовой площадке были весьма ощутимы, тем более, призы победителю и призерам первенства от бабушки Ангелины Марковны из семейства Корольковых были довольно весомые. За первое место участникам был обещан черничный пирог, за второе и третье пирожки с мясом и капустой — соответственно. Володька, в начале турнира уже одолел парочку сильных кандидатов в стремительных спортивных баталиях Лёшку и Андрея. Эти двое шумных и бойких паренька были его одноклассниками с соседней с улицы. Истертые до мозолей пальцы служили свидетельством не дюжего упорства в поединках один на один. Не помогла им даже поддержка со стороны двоюродных сестёр, которые громко реагировали, издавая противные писки и вопли, когда Вова иногда пропускал в свои ворота случайные голы.
Радужная перспектива пройти по турнирной сетке хотя бы в четвертьфинал маячила на горизонте. Мысли о возможности постоять на воображаемом пьедестале с большой тарелкой пирожков не покидали Вовкину голову в свободное от учебы время. Хотелось, конечно, отработать на собственном поле парочку финтов, коим он научился за время проходящего турнира у братьев из четвертой квартиры. Нужно было срочно довести их до совершенства, отыскав в кладовой домашнюю хоккейную площадку. А вот как быть с той уймой дел, расписанных мамой на листочке, он понятия не имел. Вот так бы Вовка и валялся на кровати ещё минут тридцать, планируя вечер пятницы и предстоящие выходные, если бы не одно обстоятельство.
— Пора и делами заняться! — послышался странный голос незнакомца откуда-то снизу. Он сразу напомнил Вове о мультяшном персонаже из мультфильма недавно показанного по телевизору. Вовка свесился с кровати, коснувшись макушкой головы пола. Он, подобрав край покрывала и заглянул туда, где обычно хранятся старые вещи, которые жалко выкидывать.
— Странно, — подумал мальчишка, но под кроватью никого не было.
Там лежал лишь скучающий от безделья старенький палас, подаренный когда-то давным-давно родителям на свадьбу.
Немецкий жёсткий как тёрка палас лежал свёрнутый в трубочку, как блин без начинки, собирая квартирную пыль. Вовка никогда его не любил, натирая то и дело колени и локти об него и после долгих мучений, волей папиного характера, палас был низложен, свернут и заточён в темницу до лучших времён. Скрепочкин младший сполз ужом на пол, и на четвереньках продолжил поиски того места, откуда по его мнению могли исходить звуки, похожие на человеческую речь. Распахнув фанерные дверцы в кладовую, он прислушался. Что-то похожее на голос исходил вроде бы оттуда. Вовка запустил руку в темноту в промежуток между тюком со старой одеждой и коробкой с какими-то вещами. Сердце ритмично пустилось отбивать чечётку в груди, но любопытство все же пересилило детский страх. Бояться неизвестностей Володя почти разучился, тем более, он хорошо запомнил слова папы, который уверял, что в своей квартире бояться уж точно нечего. Не доверять словам родного отца Вовка не имел никаких оснований.
Бывшие детские страхи и кошмары к десяти сыновьим годам постепенно улетучились и забылись как сны. А после празднования последнего дня рождения, когда Скрепочкину Вове исполнилось двенадцать лет, бояться темноты и каких-то там призраков было совсем совестно. Вовка стоял перед раскрытыми дверцами кладовки в позе любопытного тигрёнка, пытаясь сообразить, что же собственно происходит.
— Холодно, — послышалось снова, — совсем холодно…
Парнишка от неожиданности одернул руку, так, на всякий случай и отодвинулся подальше от того места, откуда донёсся мультяшный голосок.
— А ты чего ищешь-то? — прозвучало где-то совсем рядом.
Вовка присел на пол, подвернув под себя ноги и, выпрямляя осанку ответил: — Чего хочу, то и ищу! А тебе какое до меня дело?
В голосе мальчишки прозвучала нотка домовитости и маленького хозяина квартиры.
— Ох, ох, ох…- иронично заохал странный голос. — Мне-то ничего от тебя не надо. Только не я же собирался зайти в гости и угостить меня моим любимым черничным пирогом, получив за это волшебную ручку, которая не делает ошибок в письменных домашних работах?
— Чего!? Такого не бывает! — улыбнулся Вовка, сменив пренебрежительность на любопытство. — Ну, ты и загнул»…
Мальчик вспомнил, что путь к пирогу продолжится только завтра в субботу.
— А как же я Вас угощу пирогом, если, пирога-то я ещё и сам, даже не нюхал? — Вовка перешёл на уважительный тон, как учили родители и учителя в школе, когда разговариваешь с взрослыми или незнакомыми людьми старшего или неопределенного возраста.
— У-уу! Да ты ещё и жадина…- расстроился незнакомый голос из кладовой.
— Ничего и не жадина… — немного опешил Вова.
В этот момент откуда-то повеяло сдобной выпечкой с любимой начинкой. Запах подкрался со спины и стал приятно щекотать ноздри. Вовка обернулся, увидев на письменном столе, стоящем у окна в комнате большое фарфоровое блюдо, накрытое белым кухонным полотенцем. Он крепко зажмурился, пытаясь избавится от наваждения. Но открыв по очереди каждый глаз, картинка в детской комнате не поменялась, а лишь добавила некоторые элементы на стенке, к которым Вовка был точно непричастен. На книжной полочке, рядом с учебниками аккуратно стоящими обложка к обложке, стоял небольшой кубок с ручками, на деревянном постаменте, бликуя начищенными боками. Зайчики, яркими солнечными пятнами разбегались по стенам, на которых висели цветные бумажные листы, кем-то заботливо прикреплённые на булавки. Над самим столом, на самом почётном месте в деревянных рамках под стеклом красовались две похожих бумажных листа, с каким-то печатным текстом, круглыми печатями и подписями. Со стены исчезли масляные пятна от цветного пластилина, дырочки от самодельного дротика; и вообще, в комнате царили порядок и чистота, к которой так безуспешно стремился всё время ученик шестого класса.
Мальчишка забыл на секунду о незнакомце, с которым пытался построить диалог и устремился на манящий аромат. Приподняв краешек полотенчика двумя пальчиками, он погрузил кончик мизинчика в манящую бордовую бездну, ощущая тепло вязкой черничной начинки. Быстро облизав палец, пока никто не видит, Вовка принялся изучать настенные чудеса. Удивлению не было границ. На стене висели грамоты, дипломы, благодарности и на каждой из них, в центре красовалась лишь одно имя и фамилия – Володя Скрепочкин. На стене в детской комнате на самом видном месте красовались: грамота за первое место в школьной олимпиаде по математике, диплом за победу в областном конкурсе «юный техник», диплом за первое место в спортивных школьных соревнованиях по лыжам, грамота от директора школы за отличные результаты по сбору макулатуры и, даже, благодарность от жюри за участие в городском хоровом песенном конкурсе.
От всего этого у Вовки закружилась голова, а черничный привкус во рту дополнял и без того приятную глазу картинку.
— Ну, что? Поделиться не хочешь?! – отрезвил сознание «чемпиона» таинственный голос из кладовой.
— Как такое, может быть?! – забормотал Вова, в предвкушении заветного угощения и тяжести самого блюда на детских ручках.
Он отложил в сторонку полотенце, поднял пирог вместе с большой тарелкой и стремглав понесся с ним к кладовке. Проскользив по линолеуму и присев вопрошающе на колени, Вовка поставил угощение на колени, боясь опустить его на пол.
— Всё наши мысли материальны, дружок, – опять заговорил незнакомец. — Нужно лишь очень и очень этого захотеть!

Небольшую паузу прервал вздох двенадцатилетнего мальчишки. Ему захотелось что-то ответить и, даже, возразить, но он так и не решился, поскольку всё вокруг было так ощутимо и реально.
— Ну, давай свой пирог! Чего время-то тянуть? И ты получишь от меня небольшой подарок! – предложил некто.
-Только у меня есть небольшое условие: ты должен пойти со мной — ненадолго. Я приглашаю тебя в гости! Мне нужна хорошая компания, ведь у меня сегодня день рождение! Пойдёшь?
Сам мультяшный голос Володьке уже не казался таким пугающим, и он молча мотнул головой в знак одобрения. Из кладовки, наперебой, послышались совсем незнакомые Вовке голоса, какое-то жужжание, слабые отзвуки сирен, звон колокольчиков и весёлая трескотня…
Это обстоятельство сначала смутило Вовкин порыв бездумно отдать то, что казалось таким уже своим, но спустя мгновение, он уже был готов принять странное приглашение.
— Не бойся! Я помогу. Давай руку! – сказал этот кто-то.
В свободном тёмном пространстве между большим мешком и картонной коробкой, показалась трёхпалая рука, отдалённо напоминающая человеческую руку. Она состояла из ярких деревянных колечек, как у буратино.
Вовка протянул руку навстречу незнакомцу.
— Держи крепко наш пирог! Не урони…

Глава вторая. Черничный пирог

Закружились какие-то разноцветные спирали вокруг, немного повеяло холодком. На секунду Вовке даже показалось, что он в открытом космосе; мимо пролетают галактики с многочисленными звездами и планетами. Но это ощущение быстро закончилось, и Володя Скрепочкин очутился совсем в другом мире. Они стоял на длинной красной ковровой дорожке, которая была похожа на домашний немецкий палас из квартиры Скрепочкиных. За руку Вову держал деревянный человечек, состоящий из разной толщины цветных колец. Его большая голова с облупившимся длинным носом покоилась на груди и довольно улыбалась гостю. Как голова в синем колпаке не падала на землю, Вовке стало понятно почти сразу — она болталась на растянутой резинке, похожей на тонюсенький шейный позвоночник, который кто-то специально вытянул. Вова стоял молча, держа угощение. Он завороженно смотрел на нового знакомого, не смея открыть рот.
— Добро пожаловать! – сказал деревянный человек, ростом почти с двенадцатилетнего мальчика.
— Не обращай внимания, — произнесла голова вверх тормашками. — Я уже пробовал её приладить на место, но она всё равно не держится. Уж лучше сразу предстать таким, чем потом, когда она в очередной раз свалится с плеч и напугает тебя.
Вова перевёл взгляд на окружающее пространство, заметив летающие в воздухе бумажные самолётики и парящих в чехарде птиц в виде оригами из тетрадных листов. Они кружили высоко на головами стоящих, издавая шуршащие звуки. Всё вокруг было какое-то ненастоящее, как в ярком бумажном доме с самодельной мебелью, которые так любят девчонки. Но только этот мир не было узким пространством, а наоборот, казалось, что нет конца и края ему. Красная дорожка, на которой он стоял, пролегала через широкий газон с бумажной травкой. Она была густо выкрашена гуашью в зелёный цвет. Всюду торчали тёмно-серые булыжники и большие валуны, похожие на смешанный из разных цветов пластилин. Солнышка не было видно, но вместо него в воздухе висела большая электрическая лампочка (без проводов и цоколя), раскрашенная детской рукой желтой краской. Она светила без электричества, но что странно, света её было достаточно, чтоб различать цвета и предметы.
— Как тебя зовут? – спросил Вовка.
Володя неожиданно вспомнил, что незнакомец, даже не представился, да и сам он тоже не называл своего имени. От этого ему самому стало капельку неловко, и мальчик поспешил исправить этот совместный недочёт.
— А у меня нет имени… — ответил деревянный человек и отпустил Вовкину руку. — Мне его не дали создатели. Изначально я был «деревянной игрушкой». Так было написано на ценнике, который был на подошве моего ботинка, но, потом, и он вовсе отклеился и куда-то затерялся.
Слова хозяина странного мира прозвучали с печальной интонацией.
— А вот тебя Володя зовут? Я не ошибаюсь? — спросил «Вашество».
— Точно! Я — Вова Скрепочкин. Учусь в шестом классе, в двести тридцать восьмой школе! – согласился мальчик, сделав небольшое уточнение.
Откуда-то сзади послышалось громыхание и скрип какого-то механизма. Обернувшись на звук Вовка, увидел, что к ним приближается игрушечная машинка размером с настоящий автомобиль, только почему-то на трёх колёсах. За рулём сидел водитель в хоккейном шлеме, в полной амуниции.
Деревянный автомобиль остановился в метре от стоящих, а шофёр без доли эмоций сказал, обращаясь к хозяину: — Ваше Величество, транспорт подан!
— Отлично! – ответил «Ваше Величество», пригласив жестом Вовку в кузов грузовичка.
— Ты же не станешь возражать, если я сяду рядом с моим водителем, а ты в кузове посидишь? – сказал деревянный человек. — Как-никак я – правитель?!
— Не-ет! – улыбаясь, согласился Вова, сжимая крепко блюдо с пирогом.
— Только будь внимателен, Владимир, полезай в кузов, но садись с той стороны, где под тобой имеется колесо! – строго, но с улыбкой сказал игрушечный человечек. — Не хотелось бы перевернуться и оказаться в вон той чернильной луже…
— Да уж… — согласился шофёр в хоккейном шлеме. — Мне хватает того, что у меня наполовину отсутствует единственная нога!
Когда все расположились на своих местах, деревянная машина тронулась с места. Она двигалась осторожно, слегка подрагивая и покачиваясь по паласной дорожке. Мимо пробегали нарисованные детской рукой облака, вырезанные из плотного картона. Рядом с чернильной лужей тёмно-фиолетового цвета водитель притормозил, а «Вашество» водрузив свою голову на место. Придерживая её одной рукой, свободной он стал показывать мальчику разного рода достопримечательности в своем королевстве.
— Вот, посмотри, Володя, — обратился к гостю деревянный человек, отведя в сторону одну руку. – В этой огромной луже живут черепаха, уточка и несколько рыбок. Забавно. Не правда ли?
Из темной воды показалась голова одной чумазой рыбки, она завиляла обломком пластикового хвоста, пытаясь погрузиться заново. На противоположном берегу в чернильную воду сползла большая черепаха, издали показавшаяся Вовке валуном. Она стала усиленно грести, завидев притормозивший автомобиль. Но все попытки любопытной черепахи переплыть на другой берег, были безуспешны. Отсутствие одной передней ласты и забавное кружение вокруг своей оси на одном месте, немного развеселило Вовку. Он с интересом наблюдал за нелепыми движениями водоплавающей амфибии, едва сдерживая смех.

Машина с водителем и двумя пассажирами прибавила ходу. Мимо пробегали корявые и понурые деревца, слегка помятого вида из коричневого пластилина с зелёной листвой. Это напомнило Вове какую-то аппликацию, которую нагрели на солнышке, которая впоследствии потеряла изначальную форму. На всём протяжении пути валялись различные гаечки, болтики, обрывки промокашек, и много чего ещё, что очевидно когда-то имело форму и предназначение. Чем дальше ехал их автомобиль, тем всё меньше Вовке хотелось улыбаться. Становилось как-то неуютно и грустно.
Вовка то и дело пытался отвлечься от дурных мыслей, которые снова устроили соревнования наперегонки. Только это уже были не радужные мечты из будущего, а скорее — мрачные воспоминания из прошлого.
— Долго ещё нам ползти на вашем «драндулете»? – прервал долгую паузу Вова.
Пока грузовик с пассажирами медленно двигался по дорожке, Вовкин мизинец бессознательно проверял наличие черничной начинке в пироге. Временами, на мальчишку нападало секундное смущение. Вовка быстро облизывал свой палец, украдкой поглядывая на шофёра и деревянного человека в надежде на то, что такое бескультурье гостя никто не видит.
— Мы почти приехали… – сказал шофёр в шлеме.
— Да. Совсем скоро! – согласился с ним «Вашество», разворачивая голову обеими руками в Вовину сторону.
— А у вас нет нормального водоёма, в котором могли бы плавать те… чумазые страшилища.
— А зачем? – удивился деревянный человечек. – Никто же не жалуется. Все довольны!
— Ну не знаю. Я бы, ни за что не решился там искупаться… – констатировал Вовка и замолчал.
На горизонте замаячил огромный замок. Володя Скрепочкин заметно повеселел, в надежде быстрее усесться за длинным и высоким столом, за которым было бы не видно свежие черничные пятна на беленькой школьной рубашке. Машинка ехала ещё несколько минут, и вот, наконец, остановилась у больших ворот высоченного здания.
Деревянное «Ваше Величество» вышел из машины первым, сделав одобрительно-пригласительный жест гостю. Мальчишка проворно перелез через обшарпанный бортик автомобиля, помня о предупреждении, про отсутствующее колесо у машины.
Замок был нежно-розоватого цвета и напоминал старый кукольный дом для розовых пупсиков старшей сестры Любы.
— Ничего себе! Какой он большой оказывается! – не сдержал эмоции Вова.
— Я рад, что тебе нравится наш дом! Добро пожаловать!
Скрипнули слегка оплавленные пламенем спичек ворота, но внутри было всё достаточно прилично и красиво. Аккуратно расставленные по своим местам предметы радовали глаз; не было видно чего-то сломанного или не нужного. Стены были выкрашены в приятные глазу неяркие цвета, на них висели красивые картины. В цветочных кадках стояли деревца, почти не отличавшиеся по внешнему виду от живых растений. В самом конце большого зала на первом этаже стояла широкая белая лестница, очень похожая на мраморную, как в кино. Она служила главным проходом на второй этаж, раздваиваясь в разные стороны. Поднявшись вместе с «Величеством» в тронный зал, где стоял длиннющий стол с множеством стульев по всему периметру, Вовка раскрыл рот — в буквальном смысле слова. За столом уже сидели многочисленные приглашённые гости. Они что-то оживлённо обсуждали друг с другом, поглядывая на Вовку, но понять из их речи было ничего невозможно. Это были не совсем обычные гости: люди похожие на пупсов, плюшевые животные, какие-то механические и электрические предметы, ручки, карандаши, книги. Самое забавное оказалось то, что Вова наблюдал наличие у всех присутствующих — рук, ног, глаз и рта. Вовке очень захотелось себя ущипнуть, чтоб понять, сон это или же его собственные фантазии, но мешал принесённый подарочный пирог с начинкой, который он держал в руках.
Его Величество проследовал мимо гостей, придерживая собственную деревянную голову. Он важно сел во главе стола, на то место, которое издалека напоминало королевский трон.
— Ну, что, господа, начнем, пожалуй?! – произнес деревянный человек. – Но для начала давайте пригласим нашего почётного гостя к столу! Он сделал повторный жест рукой, как бы зазывая мальчика разделить с ними пиршество.
Все присутствующие будто по команде встали со своих мест, расплываясь в улыбке. Они стали громко аплодировать мальчику.
Вовке, несомненно, понравилось неожиданное внимание к себе со стороны незнакомого общества. Сам того не заметив, он стал раскланиваться, поддавшись лестным обстоятельствам и своим положительным эмоциям. Человек, с формой головы похожей на гаечный ключ, принял из рук Вовы черничный пирог, сверкнув металлическим блеском зубов. В центре его головы зияла гранями пустота, а глаза, находившиеся по краям рожков, подмигивали мальчишке поочерёдно.
Никогда ещё с Вовкой Скрепочкиным не происходило ничего подобного. Он старался не слишком шевелиться, чтоб не вызвать к себе (как ему казалось в тот момент) слишком пристальный интерес. Неожиданно, сзади, что-то подтолкнуло Вовку под коленки, и он оказался сидящим на чем-то жёстком. Мальчик ойкнул, но не посмел обернуться.
— Прошу прощение за такую бесцеремонность, — произнес этот кто-то, — Но мне позволено находится за столом, только при наличии сидящего на мне!
По ощущениям нижней части Вовкиного тела, это был низкий детский стульчик, какие обычно бывают в детских садиках.
— Не мог бы ты передать мне кусочек праздничного пирога? – обратился к Вове бесцеремонный товарищ, на котором после этих слов сидеть стало как-то не совсем уютно.
— Конечно… — ответил Володя Скрепочкин.
Он потянулся за главным угощением, подставляя свободную тарелку со стола под раздачу.
Когда все гости уминали за обе щёки угощение, расхваливая вкус, мальчишка совсем заскучал. Почему-то все резко потеряли всяческий интерес к новому гостю. Вове Скрепочкину совсем перехотелось кушать в такой странной компании, а пирог с начинкой уже не казался таким желанным.
Постепенно привыкнув к обстановке за столом и к тому, что он – не в центре внимания, Вовка внимательно приступил к изучению всех присутствующих.
Напротив него сидел толстый пупс с желтой чёлкой на огромной, как шар голове. На его толстой и короткой шее красовалась белое жабо, а на пухлое тела была надета голубая рубашка в белый горошек. Он довольно причмокивал маленькими алыми губками, и временами, неуклюже наклоняясь к сидящей рядом с ним даме с большими кукольными глазами, что-то нашёптывая ей. Дама в голубом бархатном платье с блёстками, то и дело смотрелась на свой яркий макияж в небольшое зеркальце, поправляла пышную причёску и весело хихикала.
По правую руку от «Вашего Величества» сидел статный мужчина в военном мундире и в высоком кивере. Его длинные усы на лице смешно подрагивали, а строгий взгляд внимательно наблюдал за присутствующими. Слева от «деревянного» располагалась ещё одна дама в нарядном пышном платье с кукольным личиком. По внешнему виду было заметно, что у неё какой-то особый статус в этом розовом дворце. За столом так же сидели: человек похожий на электрическую бритву с металлической сеточкой-крышкой на мраморном лице, рыжий и мохнатый медведь с высунутым красным язычком, человек во фраке головой похожей на молоток, близнецы в одном костюме, с головами напоминающие кольца ножниц, собака из мягкой резины. И ещё много разных очеловеченных предметов.
В самом дальнем от Вовки углу стола особняком виднелась голова чёрного кота. Он хитро поглядывал на Вовку неморгающими единственным глазом; второй был закрыт кожаной повязкой, как у пиратов в мультиках.
Вова не особо любил пристального внимания к себе (он даже сидел в школе на задней парте) и, решив не привлекать дальнейшие пытливый взоры, откусил кусок своего пирога.
Странно. Но ни вкуса черничной начинки, ни вкуса сдобного теста язык Вовки не чувствовал. Было ощущение, что в рот Вове засунули кусок мягкого поролона или ваты. Он проглотил свой кусок, быстренько запив его жидкостью с цветом лимонада (без вкуса) и отодвинул от себя тарелку.
— Ваше Величество?! – неожиданно для себя произнёс Вова, обращаясь к самому главному.
В тронном зале не утихал галдёж, хихиканье, звяканье бокалов и посуды. Никто даже не обратил внимания на слабую попытку мальчика о чём-то спросить. Выдержав короткую паузу, Вовка снова попытался докричаться до правителя. Как только он набрал в грудь воздуха, то у самых коленок мальчишки из-под скатерти, показалась голова взлохмаченного кота с наглазной повязкой. Он приложил мохнатую лапу с острым когтём к своей кошачьей пасти, показывая знак молчаливого спокойствия.

Глава третья. Черный кот

— Тсс… — тихо произнес чёрный кот.
— Ты кто? Чего пугаешь? – отреагировал Вова.
— Не стоит шуметь, — прошипел кот, — а если хочешь о чём-то спросить, то спрашивай у меня! Я здесь знаю всё и про всех.
Бесцеремонный кот заполз на соседний стул, оттеснив, какую-то куколку с коротко стриженой чёлкой. Она смешно плюхнулась на пол, больно ударившись. Затем она присела, потерев ушибленную голову и вытянув вперёд худенькие ножки заплакала. Вовке впервые за всё время пребывания испытал чувство стыда за чужую выходку.
— Вот видишь, — сказал чёрный кот. – Никто и не заметил!
Вова Скрепочкин хотел было улыбнуться, но вместо улыбки на его лице забегали желваки.
— Девочек обижать нельзя! – сквозь зубы произнёс мальчик.
Черный кот лихо провернулся на стуле, на хвосте и ответил: — Уж чья бы корова мычала…
— А помнишь Вовка Скрепочкин, как ты бегал по двору и таскал за собой большую машину на веревке?! А когда ты перепрыгнул через лужу, а машина проехалась по ней, то она обрызгала твоих соседок по дому сестёр Машку и Ленку Кармашкиных. А ведь мамы с самого утра надели им новые платьица на утренник… – парировал одноглазый.
— Если будет угодно уважаемому гостю, то я припомню ещё десяток случаев, когда ты обижал девочек? – не унимался кот.
— Нет! – ответил Вова, густо краснея.
В этот момент черный кот показался Вовке каким-то огромным, хоть и был примерно одного с мальчиком роста. Вовке почему-то захотелось спрыгнуть со стула, но черничное пятно на беленькой рубашке удержало его на месте. Не очень-то хотелось становиться всеобщим посмешищем или поводом для шуток и издевательств.
— У вас нет пятновыводителя? – обратился вполголоса Скрепочкин к коту с атрибутикой пирата.
— У меня есть намного лучше, чем какой-то пятновыводитель! – улыбнулся во всю зубастую пасть кот.
Неожиданно для мальчишки кот нервозно заёрзал на стуле, будто на него напал блошиный отряд, внезапно атаковав сзади.
Покрутившись буквально несколько секунд в бешеной гонке за маленькими паразитами, кот цепкими когтями откуда-то из собственной густой шерсти вытащил перьевую ручку с колпачком.
— Вот, держи Вова! – протянул презент одноглазый кот.
Вовка подозрительно посмотрел на предложенный предмет. В голове прошелестела одинокая мысль (без преследователей) о волшебной ручке, которая была обещана деревянным человеком в самом начале их знакомства.
— Ты её украл? – с подозрением спросил Вовка.
В ответ он услышал уже знакомую речь кота: «Уж чья бы корова мычала»…
— А зачем ты утащил у собственной сестрёнки олимпийский рубль? А после купил на него мороженное, ромовою бабу и газировку? А ведь ты любимый братик даже не поделился с ней! – не унимался противный кот.
Вова как-то сразу погрустнел. Он решил больше не привлекать к себе внимание собеседника и отвернулся в противоположную сторону.
— Я похож на сухофрукты из маминого компота? – послышалось со спины.
— Давай уже стирай своё злополучное пятно этой ручкой и пойдем, подышим свежим воздухом. Мне почему-то всегда не хватает тут воздуха… Пупсы, что ли много дышат? – разразился с досадой чёрный кот.
Одноглазый кот протянул волшебную ручку мальчику, постукивая ей по плечу Вовки.
— А как ей пользоваться? Я не умею! Меня как-то не научили. И вообще я первый раз…- пытался надавить на жалость Вовка.
— Всё довольно просто, мой друг! Ручка удаляет всё то, что не должно было быть или случиться, и пропускает те места в текстах, где очевидная ошибка. А через несколько секунд появляется стопроцентно правильный вариант! – поделился секретом кот.
Как они с котом очутились в придворцовом саду, Вовка уже не помнил. На мальчике была совершенно новая белоснежная рубашка, обновленные школьные брюки со стрелочкой впереди и совершенно новые ботинки. Было даже не совсем удобно, как будто все эти вещи только что из магазина и нужно было к ним немножко привыкнуть.
Лакированная обувь слегка сдавливала пальцы и давила на пятку.
— Кот, что ты сделал? – с досадой обратился к коту Вовка.
— А что тебя не устраивает? Всё совершенно новое! Твои вещи стали такими, как их купили в магазине для школьников!
Нахальный новый приятель провел острым когтём по Вовкиным стрелочкам на брюках, через-чур довольный собой.
— Ботинки покупались мне летом, и они были мне впору. А сейчас осень, Кот и нога у меня выросла! – тоном наставника сказал Вова Скрепочкин. – Ты что не учился в школе никогда?
— А-а – не важно! – ответил кот. – Ты можешь ходить как я – без одежды и ничего не будет стеснять твои движения!
— Давай тебе нарастим такой же мех, как и у меня? – нисколько не задумываясь, ответил мохнатый разбойник.
— Называешь меня другом, а сам хочешь сделать из меня такого же безответственного как ты, да ещё и с кошачьим мехом? Нет уж! Спасибо. Я лучше побуду человеком. А ботинки я постараюсь разносить как-нибудь…
Вовка немножко даже обиделся, но потом, осознав всю выигрышность своего положения с волшебной ручкой в кармашке, простил глупого кота.
— А вас есть нормальная еда? Ну, не такая странная, как во дворце, а со вкусом и запахом? – попытался наладить контакт с котом Вовка.
— В моем королевстве есть всё! – с гордостью сказал черный кот.
Он задрал трубой хвост, встав на четвереньки и потянулся, как животное на подоконнике пригретое солнышком.
— В твоём?! – удивился Вова, наблюдая за телодвижениями кота.
— Согласен. Почти в моём!.. – ответил кот.
— У тебя будет самая вкусная еда! Самые лучшие напитки! Персональная карета и слуги! Самые крупные, откормленные мышки, с хрустящими кусточками внутри…
Хвостатый осёкся, понимая, что сказал что-то не то, уловив удивлённый взгляд мальчика.
— Ой! Извини, Вовка! – в кошачьей манере стал заискивать новый друг.
— Давай поиграем? – неожиданно предложил чёрный кот, скакнув в сторону, забравшись на соседнюю клумбу с бумажными цветами.
— Ты привяжешь за верёвку вон того зайчика, — он показал лапой в сторону грядки с оранжевой искусственной морковкой, в которой копошился лопоухий заяц без двух задних лапок. – Будешь его тянуть, а я буду охотиться на него!
— Знаешь как весело, когда из него полезет вата, и полетит в разные стороны?!
Кот сверкнул единственным стеклянным глазом и бросил к ногам мальчика конец длинной верёвки.
Вова сначала поддался первым эмоциям, и хотел было выполнить просьбу кота, но потом будто бы вспомнив что-то, отшвырнул верёвку ногой подальше от себя.
— Знаешь. Мне что-то совсем не хочется, — сказал он. – Я, по-моему, уже достаточно наигрался…
Вова, осторожно, скрипя новыми ботинками, подошёл к «лопоухому» и взял его на руки. Затем он вытащил из земли заячье лакомство, предложил его бедняге. Уняв мелкую дрожь, серый зайчик захрумкал предложенным угощением. Спустив с рук безногого питомца, посадив его подальше от игривого взгляда кота.
— Не нужно больше обижать, кого бы то ни было! – уверенным голосом сказал мальчик.
В ответ он услышал излюбленную фразу: «Ой! Какие мы нежные и заботливые! Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала!»
— Мне срочно нужно обратно во дворец… — неожиданно произнес кот. – Похоже, что намечается весёленькое представление… Не уходи! Я скоро вернусь!»
Вовка Скрепочкин не успел и глазом моргнуть, как в воздухе что-то хлопнуло и сотни ярких частиц в виде маленьких звёздочек рассыпались в разные стороны фейерверком, на том месте, где только что находился кот. С этими словами чёрный разбойник исчез.

В розовом дворце «Вашего Величества» гремело веселье. Начались танцы. Духовой оркестр, состоящий из розовых маленьких пупсов, выдувал весёлую мелодию. В главном зале кружились пары: дамы с кукольными лицами в пышных платьях с кавалерами с лицами солдат. Отовсюду слышались поздравительные возгласы в честь правителя и именинника, едва заметный звон бокалов и звонкий смех.
Когда закончилась очередная мелодия, с трона встал «Вашество», придерживая одной рукой голову и высоко поднимая над столом бокал произнёс: «Уважаемые господа! Позвольте мне, с этим замечательным бокалом сладкой шипучки, произнести тост в честь нашего нового друга!»
«Деревянное Величество» бросил взгляд на то место за столом, где, по его мнению, должен был сидеть Вовка Скрепочкин.
Ярко очерченные глаза на деревянной голове правителя заметно расширились… Через секунду голова тостующего с глухим стуком свалилась с плеч, ударившись гулко о грудь…
— О, ужас! – закричали все присутствующие придворные и гости.
— Что с нашим королём! – вскрикнула дама, некогда сидевшая с толстенным пупсом, и упала в обморок.
— Ха-ха-ха! – послышался злорадный смех, исходивший от кучки замерших на месте танцующих пар.
— Срочно придворного врача! Заголосила Пухлая дамочка в мешковатом платье, в образе резиновой свинки.
— Без надобности! – противным голосом выдал жирный пупс, подходя к столу и отламывая большой кусок от запечённой курицы. – Наш правитель – неполноценный, как и все те, кому запрещено появляться во дворце!
— Я давно подозревал, что он какой-то не такой! Стража, возьмите его и проводите за ворота! – злобно произнёс пупс.
— Как же так?! – заголосили в защиту правителя отдельностоящие в углу дама с проволочным лицом и её кавалер с лицом циркуля.
В воздухе повисло недоумение, и воцарилась тишина.
Король сидел на своём троне, безвольно опустив обе руки. Его голова покоилась на груди, повиснув на растянутой резинке.
— Закон – есть закон! Он для всех! Нечего с ним больше церемонится! Стража, выполняйте свои обязанности! – закричал на замешкавшихся солдат в мундирах жирный пупс.
— Не спешите, господа!
В проёме большого витражного окна показался чёрный кот.
— Зачем же так торопится? – сказал внезапно появившийся хвостатый пират.
— Давайте проявим хоть чуточку уважения к царственной особе!
Возгласы и вздохи возмущенной толпы в тронном зале неожиданно смолкли.
Присутствующие переключили внимание на кота на окне. Он держал в когтистой лапе бумажный свёрток перевязанный лентой и скреплённой сургучовой печатью.
Дама, упавшая в обморок очнулась, открыв глаза, и замахала длинными кукольными ресничками. Над ней суетились несколько ухажёров с веерами в руках, готовые обрызгать её водой из стоявшей рядом хрустальной вазы с цветами.
— Ну вот, ещё один плут и мошенник…- произнес кто-то из толпы зевак.
— Спокойно, господа! – отреагировал кот. – Давайте успокоимся и не будем голословить!
— У меня в лапе закон, который, между прочим, прольёт свет на всё произошедшее! – попытался успокоить собрание негодующих кот.
Чёрный кот соскочил на пол и медленно проследовал кошачьей походкой сквозь скопление приглашённых гостей, придворных вельмож и стражу. Забравшись на спинку трона, он одним движением острого когтя разрезал связывающую сверток ленту. На развёрнутом котом листке бумаги был какой-то длинный текст, написанный красивым почерком с красивыми завитушками; под тестом красовалась жирная, размашистая подпись скреплённая печатью с вензелем.
— Так что же гласит закон?! – произнёс чёрный кот и вопрошающе обозрел окружение.
«Деревянное Величество» слегка вздрогнул и попытался нащупать слабыми руками голову на груди. Вероятнее всего ему захотелось поставить её на место, и взять ситуацию под контроль, но сидящий сверху разбойник задней лапой грубо придержал естественный ход событий.
— Не дёргайтесь, Ваше бывшее Величество! – отрезал ощетинившийся наглец. – Не стоит так нервничать, дорогой Вы наш!
— Да будет всем присутствующим известно – наш «уважаемый» правитель – лжец и обманщик! – громко продолжил он.
— Он всех нас обманывал столько времени, говоря про какую-то там зубную боль… Нет у него никакой зубной боли, господа! У деревянных игрушек не бывает зубной боли! У них и зубов-то нет! Если вы конечно не «щелкунчик»! Но у щелкунчика сзади есть один очень сильный аргумент в виде рычага.
— А есть ли у нашего дорожащего правителя сзади хоть что-то похожее на рычаг? – кот обратился к безвольно сидящему королю.
— Кто из присутствующих желает произвести личный досмотр тела короля?! – закричал в толпу кот.
Толпа отпрянула в страхе назад. Лишь один жующий за столом толстяк не подавал виду. Он с наслаждением поедал растерзанные куски птицы, противно чавкая и рыча.
Закончив с последним куском, он сказал во всеуслышание: — Я готов раздеть и глянуть, что там в этом тщедушном тельце такого особенного, что он отличается от всех нас!
— Это неслыханная наглость! – тихо сказала кукла, лежавшая недавно в обмороке.
– У вас совсем не осталось совести… Вы её только что съели, вместе с последним куском. И она уже начала перевариваться в вашем огромном животе в пищеварительном соке!
— Мой живот – моя забота! Молчи, старая тряпичная брюзга! А не то наступлю случайно на твоё хиленькое тельце, или помну платьице…Прочь с дороги! – злобно высказался жирный пупс, раздвигая стулья, — Я всегда за правду! И мне некого здесь бояться!
Неуклюжий толстяк, кряхтя, стал пробираться сквозь кучки огорошенных гостей. Он на ходу вытирал свои лоснящиеся толстые пальцы о заляпанный воротник жабо на толстой шее.
— Читай же что там написано, плут! Или я сам вытряхну из твоей блохастой шкуры твою подлую душонку! – обратился к коту толстый пупс.
Кот не ожидал такого поворота событий, и он на всякий случай забрался обратно на витражное высокое окно.
Обозрев всех стоящих внизу, он развернул свиток и стал читать:
«Настоящим указом устанавливаются правила, которые неукоснительно обязаны соблюдать все жители государства Скрепляндии!»
(Далее шёл поэтапный перечень, расписанный по пунктам.)
Сверкнув единственным стеклянным глазом, кот продолжил: «Жителям государства «Скрепляндия» разрешается:
Первое: Быть вежливым и учтивым, по отношению ко всем жителям королевства.
Второе: Иметь опрятный внешний и…
— Заканчивай свои проповеди о морали и читай самое главное! – громко прервал речь кота толстяк.
Его недовольное лицо побагровело, а жирные щёки заходили ходуном.
— Имейте терпение, дамы и господа! – прошипел чёрный кот.
— По настоятельной просьбе придворного верховного судьи господина Хрюльвеля, пропускаю часть текста, не относящегося к нашему делу. Итак. В настоящем указе, под пунктом тридцать три, чёрным по белому значится: «Вход в розовый дворец государства «Скрепляндия» разрешён всем гражданам прошедшим тщательную проверку на предмет отсутствия видимых повреждений, поломок и иных внешних дефектов».
В толпе нарастало напряжение. Некоторые граждане, внимательно слушавшие кота, стали косится на рядом стоящих, высматривая что-нибудь этакое, о чём говорилось в тексте. Отдельные же граждане, стараясь не привлекать к себе внимание, предприняли попытку скрытного изучения самих себя.
— Пункт тридцать четыре так же гласит, — продолжил кот. – В случае внезапной поломки, порчи или же утраты каких-либо предметов одежды, частей тела, механизмов, граждане государства «Скрепляндия» обязаны в однодневный срок устранить все недочёты самостоятельно. В случае невозможности самостоятельного устранения поломок, подать письменное прошение на имя «Деревянного Величества» на плановый гарантийный ремонт, для устранения всех недочётов.
Переполненный зал загудел, как встревоженный улей.
Послышались одобрительные возгласы: «Всё верно! Да, да, да. Угу, угу»…
— А теперь самое главное… — пропуская часть текста, сказал чёрный кот. — Под пунктом тридцать девять в указе сказано: «Граждане, уклонившиеся от выполнения требований указанных в вышеперечисленных пунктах, а так же заведомо скрывающие дефекты — изгоняются из дворца, лишаются всех привилегий, чинов и званий. Подпись: Правитель «Деревянное Величество». Вторая подпись: Главный судья «Хрювель».
— Вот это поворот! – удивился стоящий рядом с троном страж в военном мундире.
— А кто же теперь будет нашим новым правителем?! – спросил господин, с лицом похожим на рожковый ключ.
— А в указе не сказано, кто исполняет обязанности в случае отречения от престола? – задал вопрос рыжий медведь, смешно шепелявя сквозь маленький красный язык.
— Можно провести свободные выборы! – предложила умная книга в очках, зашелестев страницами.
— Ну, уж нет! – громко сказал господин, с головой формы молотка. – Что ж теперь каждый гвоздь будет иметь свой голос? Никаких выборов!
Разноликая толпа разволновалась, и каждый стал предлагать свои решения, перекрикивая друг друга.

Вовка Скрепочкин немного заскучал в ожидании возвращения своего собеседника. Побродив по окрестностям и найдя ничего интересного для себя, он присел на камушек возле дворцовых ворот. В животе мальчишки урчало от голода, хотелось пить.
Скрип входных дверей привлек внимание Вовки. Через секунду показалась знакомая голова, болтающаяся на резинке, она раскачивалась — взад-вперёд и улыбнулась, завидев Вову. Следом показалось и сама фигура «Вашего Величества», но почему-то в горизонтальном положении…
Оказалось, что его аккуратно несли четверо стражников с невозмутимыми и безжизненными лицами. Правителя медленно опустили за воротами на землю возле грядки, где копошился в зелени безногий зайчик. «Деревянное Величество» продолжал улыбаться Вовке, но это была не счастливая улыбка, а скорее выражение недоумения и обречённости. Ворота снова закрылись, послышалось, как задвигается засов с обратной стороны.
— Что случилось? – очнулся Вова.
Мальчик подполз на четвереньках к правителю, захлопав удивлённо ресницами.
Деревянный человек перевернулся на спину и попытался сесть, опираясь на руки. Его голова запрокинулась за спину. Не отыскав привычного расположения головы на груди, «Величество» совсем расстроился.
— Странное состояние, Володя… Я тебя слышу, но смотрю почему-то в совсем другую сторону? – грустно сказал он.
— Я помогу! – ответил Вовка.
Вова очень быстро отыскал пропажу, заглянув за спину королю. Осторожно приподняв голову, он поместил её на своё законное место на плечах, смахнув прилипшие к шляпе бумажные травинки.
— Спасибо огромное, Володя! Так привычнее… – повеселел Правитель.
— Ну, всё же, что произошло? И что вообще происходит? – настаивал Вовка.
— Для того чтоб ты смог разобраться и правильно оценить всё, тебе придётся меня выслушать и не перебивать. Сможешь?
— Конечно, конечно…- замотал головой Вова.
Совладав с эмоциями «Деревянное Величество» начал свой долгий рассказ, во время которого Володька Скрепочкин не раз несколько раз густо краснел, опускал взгляд, а иногда, даже вскакивал с места, размахивая руками как мельница. Мальчишка внимательно слушал деревянного человека, и уже в самом конце этой печальной повести, глубоко внутри в груди у Вовки заклокотало что-то и его стало распирать от несправедливости, подлости и предательства.
— А можно как-то всё исправить? – с надеждой спросил мальчишка, спросил Вовка Правителя, когда тот замолчал в долгой паузе.
— Конечно, мой единственный и искренний доброжелатель!
Вова захотелось помочь подняться этому несчастному деревянному человеку, и он предложил ему руку.

Глава четвёртая. Рассказ Короля

Это был самый счастливый день в моей жизни. И хотя я ещё ощущал свой запах, запах дерева, из которого был сделан и совсем чуть-чуть запах краски, в которую были раскрашены части моего тела, я всегда знал, что у меня обязательно когда-нибудь появится самый лучший и верный друг. После того, как я попал на полку магазина игрушек, я стал сильно переживать, что покупателя могут отпугнуть от меня именно этот момент. Были, конечно, и сомнения, что проваляюсь тут очень долго в ожидании нового хозяина. Именно в этот день я побывал во множестве рук, но мне всё никак не удавалось попасть к заветной кассе магазина. После открытия магазина меня долго вертел в руках высокий мужчина с усами; от него пахло незнакомыми едкими запахами, а пожелтевшие пальцы рук сладковатым дымком.
Изучив мой скромный наряд и внешнюю нестабильность форм, он положил меня обратно на полку. Потом меня схватил и долго носил по магазину, прижимая к груди какой-то малыш. Он громко упрашивал взрослых, с которыми пришёл, даже капризничал, но на его детские уговоры родители никак не реагировали, и тогда, я очутился в коробке с мягкими игрушками. Пролежал я там недолго. Меня вытащила оттуда внимательная девушка продавец и переложила на моё привычное место с деревянными изделиями. Время от времени я оказывался на прохладном и твёрдом полу, когда на очередную просьбу ребёнка «купить» и полученный отказ, меня зашвыривали в дальний уголок магазина. Но как-то раз, вечером, уже под самое закрытие магазина, с полки меня взяла внимательная мамочка. Она уже торопилась к выходу и схватила меня на ходу. Молодая женщина стала вертеть меня в руках, осматривая со всех сторон, очевидно заинтересовавшись…
Я замер. Не отыскав во мне особых изъянов, она решилась на покупку. Это был мой самый счастливый миг!
На тот момент мне вдруг причудилось, что я не в чьих-то руках, а в свободном полёте! И лечу я мимо полок и стеллажами с игрушками. Я представил, что внизу мне машут руками плюшевые медведи, сигналят деревянные машинки. Коробки с конструкторами и кубики запрыгали в восторге на полках, а на удивлённых и милых лицах кукол в нарядных платьицах видны слёзы умиления. Но упакованный в тесную, слегка потрёпанную коробку изготовителя, я попал в сумку, в которой меня и вынесли из магазина вместе с чеком на покупку.
Торжественного части подарка вручения не случилось, но в тот момент, мне это было совсем не важно. В своём новом доме, я практически сразу попал в руки к маленькому глазастому мальчику, которому на вид не было и годика. Малыш плакал сидя в своей кроватке, тянул ручки сквозь деревянные прутья перил, но никак не хотел ложиться спать. Вот тут-то и появился я…
На мне была нарядная красная рубашка, синие штанишки, белый полосатый колпак и чёрные лаковые широкие ботинки. Моим создателем был задуман вид улыбающегося человечка с длинным носом, очень похожего на всеми любимого персонажа из известной детской сказки.
Меня можно было без вреда потрогать на ощупь, потянуть за руки и за ноги и даже попробовать вкус. На тот момент я был новенький, гладкий и блестящий и очень прочный. Малыш сразу перестал плакать, ощутив меня в своих ручках. Он долго и внимательно изучал меня. Капризный до последнего момента ребёнок разрешил маме уложить себя на бочок, и даже сам, нащупав под рукой соску, засунул себе в рот.
Совсем скоро, вдвоём мы так и уснули в обнимку в одной кроватке. Ты даже не представляешь себе Вовка, как же всё-таки чудесно, когда за какие-то минуты ты становишься самым лучшим и самым желанным другом.
Со временем я совсем престал бояться, что меня можно сломать, утопить или просто потерять. Где я только не бывал — волей растущего на моих глазах малыша, и что я только не испытал…
Я научился ходить по перилам кроватки. Весело скакать на лошадке, которая была качалкой для моего друга. Я плавал в большой ванне вместе с утятами, рыбками и свинками. Улыбаясь, висел вверх тормашками на бельевой верёвке, пока с меня стекает вода. Иногда, по утрам, меня брали в гости (в детский сад). Там я помогал строить домик из кубиков и знакомился с множеством кукол, зверей и других игрушек. Вместе с моим верным другом, мы учились слушать истории из книжек, а совсем скоро и сами научились их читать. В те замечательные дни, месяца и несколько лет, я был совершенно счастлив. Когда малыш пошёл в школу в первый класс, я с нетерпением ждал его возвращения, оставаясь самым преданным другом. Но однажды, когда я висел на своём почётном месте на ручке балконной двери, со мной произошло несчастье…
Резинка, которая всё это время находилась внутри меня, лопнула от старости. Я упал с высоты и рассыпался по частям. Придя со школы, мой друг очень расстроился. Он собрал меня в пустую обувную коробку и вечером попросил папу меня починить. Папа, конечно же, очень устал и отказал сыну. Не помню, сколько я так пролежал в темноте и в одиночестве. Были ли это дни или месяцы. Но однажды, крышка моей коробки открылась, и я увидел счастливое улыбающееся лицо своего друга. В руках у него была новая резинка, несколько тюбиков с масленой краской, кисточки и ещё какой-то инструмент. Он долго собирал меня по частям на письменном столе и наконец, собрал. Но на этом (как выяснилось позже) мой ремонт не закончился. В этот день я получил: новый деревянный ободок для своего колпака и укороченный нос. А после утомительной покраски и просушки, в зеркале, к которому меня отнес мой друг, я увидел совсем другого себя. На мне были: совершенно новый головной убор синего цвета, похожий на шляпу с полями, аккуратный маленький нос, закрученные в разные стороны длинные чёрные усы и желтые пряжки на ботинках. Что осталось неизменным во мне, так это цвет красной рубашки и моя улыбка, которая стала немного ярче и шире. К такому крутому повороту событий я не был готов, но ради старого друга можно попробовать жить и в таком странном виде. Главное ведь — дружба!

(от автора)

Наверняка у вас сложилось впечатление, что Вова Скрепочкин не узнал своего старого друга, совершенно волшебным образом повстречав того в сказочной стране? Конечно же, Вовка его узнал. Узнал и впервые испытал сильное чувство стыда. С того времени, как он очутился в загадочной стране он гнал от себя назойливую и жужжащую мысль о том, что это его старый знакомый. Ведь ожившая фигурка деревянной игрушки почти в человеческий рост (по мнению мальчика), ну никак не могла соответствовать заброшенной и забытому давнему другу, который валялся в кладовке. Такого не бывает! Хотелось думать, что это не явь, а лишь приключенческий сон, который скоро закончится. Как выйти из этой нелепой ситуации Вовка точно не знал, да и не очень-то хотел. Он всячески делать вид, что совершенно не знаком со своим собеседником, продолжая внимательно слушать рассказ.
Да будет известно всем, что по всем правилам этики первый шаг к прояснению обстоятельств должен был сделать самый мудрый. Его бывшее «Величество» прекрасно это понимал, но ему хотелось нечто большего, чем простая встреча добрых друзей. Взывать к совести упрёками или просьбами в данной ситуации было совершенно не к месту. А вот что же произошло дальше, нам предстоит узнать, лишь дослушав продолжение рассказа.

Пришло то время, когда я большую часть дня стал проводить, болтаясь на ручке балконной двери. Интерес к старым игрушкам у мальчика постепенно угасал, а школьные уроки и новые друзья из класса занимали все больше свободного времени.
Если бы я мог разговаривать или хоть как-то повлиять на свою участь, возможно, всё было бы совсем по-другому. Мальчик рос, менялись и его увлечения. Детская комната постепенно превращалась в военно-полевой штаб, где на стенах появлялись новые рисунки на военную тематику, бумажные мишени со следами метких попаданий, карты поиска сокровищ. Очередная дырка от попадания в стену циркулем или пулькой от рогатки, аккуратно заделывалась кусочком пластилина, оставляя позже жирный развод на обоях. На полках где должны были стоять учебники и книжки, занял оборонительные позиции целый отряд из солдатиков, которые вели непримиримое сражения с племенем индейцев «Апачи».
Однажды случилась то, чего я большего всего боялся. В пылу жарких активных игр, случайно, меня потянул за ноги соседский мальчик Серёжка. Моя тонкая веревочка растянулась на столько, что внутри неё лопнула тоненькая резинка, которая соблюдала баланс эластичности. Изучив мою теперешнюю функциональность, мой друг небрежно положил меня в коробку со сломанными игрушками и запчастями, оставшимися после поломок или неудачного ремонта. Вот так, в одночасье, я стал абсолютно никому интересен и не нужен…
Время в коробке тянулось, а месяцы, проведённые в ней, казались годами. Надежда на новую счастливую встречу с другом таяла с каждым днём. Поверх меня уже росла горка из различных предметов, сломанных линеек, обломков карандашей и ручек и ещё каких-то осколков. Перспектива переехать на другое место жительство в мусорном мешке на свалку, а после и на утилизацию уже маячила на горизонте. Времени подумать было так много, что я решил, наконец, не терять его даром, а создать свой новый мир. Мир, в котором будет хорошо всем — независимо от принадлежности, материала из которого он был сделан, цвета и других особенностей вещей, находившихся в кладовой без надобности.
Вот так я создал именно то, где мы сейчас все находимся, и назвал его «Скрепляндия». Почему «Скрепляндия»? Название подсказала большая канцелярская скрепка, из которой была сделана мальчишкой маленькая рогатка, для запуска бумажных пулек. Довольно часто я слышал, ка она недовольно ворчит, вздыхая на самом дне коробки. Скрепка была очень недовольна своим глупым перевоплощением. Из столь нужного канцелярского предмета она превратилась с чужой помощью в орудие для стрельбы. Я пожалел её, и мы подружились. Она-то и помогла мне в моей затее по созданию нового мира для забытых, сломанных или ненужных вещей. Вместе мы искренне верили в чудо и в наши силы. Скрепка оказалась моим первым единомышленником и единственной помощницей.
В каждой стране должен быть свой дворец или замок. И с этим не возникло особых проблем. Розовый замок для кукол подошёл как нельзя лучше на эту роль. Оставалось лишь навести внутри него порядок и расставить все предметы по своим местам. Вместе со скрепкой мы отремонтировали оплавленные пламенем ворота, и она же научила меня, как правильно придерживать мою голову, которая норовила соскочить вниз и повиснуть на вытянутой шее (уж очень неудобно что-то делать, когда видишь всё вверх ногами). Когда всё было готово то, в ночь на рождество случилось и само волшебство – небольшой кукольный замок превратился в большой дворец. Ведь, когда очень чего-то хочешь, всегда есть шанс, что самое заветное желание сбудется!
Новый мир получился не совсем идеальным, но всё же это намного лучше, чем просто лежать и ждать, что тебя просто выкинут на свалку. Далее нужно было собрать целую армию помощников, чтоб полностью завершить всё начатое. Нам пришлось создать целую мастерскую для починки и восстановления вещей, игрушек и инструментов. Скрепка оказалась очень способной в этих делах. Она взяла на себя всю основную работу по починке и обновлению. Вместе мы отмыли, починили и исправили большую часть игрушек. Пришлось задуматься над необходимостью управлять всем этим количеством оживших предметов. Многие из них совершенно не понимали, что от них требуется для общего дела, не умели, и даже не хотели чем-либо заниматься. Мне пришлось многому их научить, многое разъяснять и показывать, а иногда и заставлять. Всем жителям Скрепляндии приходилось много трудиться, чтоб построить настоящее государство. Вскоре граждане единогласно выбрали меня наставником, а в дальнейшем и правителем нашей волшебной страны. Никто особо не хотел «тянуть на себя одеяло», но всем ужасно нравилось, что изначально у меня была собственная голова, а в ней были разумные мысли. Каждый житель страны был доволен и счастлив; каждый занимался своим делом, исходя, конечно, из своих способностей. Но когда нас стало слишком много, а размеры замка были ограниченными стенами, то мне и пришлось издать этот злополучный «указ»…
Вот так я попал в сети собственноручно написанного закона. Указ ограничивал нахождение или посещение замка в целях его целостности сохранения. Сломанным игрушкам и вещам вход во дворец был закрыт. Скрепочка, в это самое время, работала не покладая рук. Её очень хотелось успеть к сроку и закончить строительство нового большого дома к наступающему новому рождеству. Но ремонт игрушек отнимал у неё уйму времени, их никак нельзя было оставить в беде. Количество же граждан нашего государства росло и множилось быстрее, чем этажи и комнаты нового дома для нуждающихся. Надеяться на очередное волшебство на тот момент было опрометчивым.
Вот так и работает Скрепка и днём и ночью, помогая всем, кто оказался воле случая в беде. Она и не знает бедняжка, что всё теперь очень и очень плохое…
Кот Пират и судья мистер Хрювель затеяли что-то совсем недоброе. И что теперь будет с нашим королевством и всеми его жителями — я не знаю…

Глава пятая. В поисках Скрепки

Вовке на секунду показалось, что после того, как он внимательно выслушал печальный рассказ «Вашества», из уст правителя волшебного государства он услышит и предложения, как всё вернуть на прежнее место.
«Бывшее Деревянное Величество» замолчал, совершенно не собираясь ничего предлагать. У Вовы слегка похолодели ладони, и ему стало немножко страшно. Абсолютно было непонятно, как он вернётся обратно, к себе в квартиру, к любимым маме и папе и старшей сестрёнке…
Первоначально поддавшись детским эмоциям, он даже слегка запаниковал. Вскочил с места и стал, как мельницей размахивать руками, приговаривая: — Вот же какой хитрюга!.. Я бы его…
Минуты две он ещё молотил воздух маленькими кулачками, наматывая круги вокруг ничего непонимающего «Величества». Выпустив пар, он пнул ботинком разноцветный булыжник из пластилина лежавший неподалёку.
— А я всё-таки помню, — неожиданно заговорил деревянный человек, — как в начале моего рассказа Вовка, ты спросил меня: Можно ли как-то всё исправить?
— Да, да… – залепетал Володя, закончив бесполезную суету и умерив гнев, обращённый к булыжнику на дороге.
С огромной надеждой он посмотрел на деревянного человека, в надежде, что всё-таки имеется какой-то очень действенный план или решение — примерно, как буллит на хоккейной площадке.
— Давайте же, Ваше Величество действовать! Нельзя терять ни минуты!
В словах Володи правитель почувствовал решительность и мальчишеский задор.
— Вы возьмёте меня себе в команду?.. – немного приглушив пыл, спросил Володя.
— Конечно, Вовка, — ответил «Величество». – Мне бы именно сейчас пригодилась твоя помощь! Конечно, если ты не против?
Володя Скрепочкин замотал головой, как будто родители, пригласившие его в кафе-мороженное, засомневались в правильности своего решения.
— Я совсем не против. Очень даже за! – ответил мальчик.
— Отлично! – одобрил решение мальчишки «Величество».
Вдалеке запрыгали по дороге лучи от света от фар приближающегося автомобиля.
Знакомая машинка показалась на горизонте в самый подходящий момент. Деревянный человек, придерживая голову, замахал рукой в надежде, что водитель заметит их с Вовкой.
Вовка быстро незамедлительно поддержал «Его бывшее Величество» и даже запрыгал на месте, размахивая руками. Неожиданно из кармашка синих шортиков мальчика что-то выпало, блеснув металлом, звякнуло и отскочило в сторону. Мгновенно сообразив в чем дело, Вовка присел на корточки, а за тем приняв позу собачонки, стал всматриваться в то место, куда мог закатиться предмет.
«Вашество» не придал этому внезапному Вовкиному маневру особого значения, очевидно, он подумал в тот момент, что мальчишка просто чего-то испугался.
— Не бойся, Вова, это мой грузовичок! А в нём наш старый знакомый! – подбодрил мальчика «Величество».
В это время Вовка Скрепочкин ползал на коленках неподалёку, раздвигая бумажные кустики и ворчал: — Ну как же так?.. Как я мог забыть? Ну-ка, ну-ка…
— Что ты там потерял? — сообразил, наконец «Величество». Он присел рядом с Вовкой, пытаясь понять причину внезапного сумасшествия.
Мальчик лихорадочно что-то искал в почти полной темноте, раздвигая бумажную растительность вокруг себя.
Потом мальчик встал на ноги и тихо спросил: — Ваше Величество, а в вашем государстве есть обычный фонарик? Думаю, что нам может пригодиться ручка, которую я… забыл вернуть коту.
— У тебя с собой была волшебная ручка? – сильно удивился правитель.
— Ага, — подтвердил Вова. – Нужно лишь найти её…
— А почему сейчас так темно? – спросил Вовка, опережая возможный вопрос собеседника. – А давайте… включим на минуточку солнышко?
Мальчик показал в сторону выключенной лампы висящей высоко в небе.
«Величество» всё понял, но не показал виду, что расстроился и сказал: — Солнце в волшебной стране включается автоматически, когда часы на главной башне дворца покажут ровно семь утра; а выключается оно ровно в девять вечера. Включить его обычным выключателем не получится, Вова.
— А сколько сейчас времени? – переспросил мальчик.
— Думаю, что где-то около десяти… Скоро ночь.
— Есть, конечно, дежурное освещение, но она совсем тусклое – примерно как луна в ночном небе над Землёй. Фонарик есть в доме, где живет Скрепка, но до него пешком нам не добраться…
Вовка хотел было загрустить, но острый мальчишеский ум сработал, как пущенная в мишень стрела из лука, попав в десятку.
— Машина, машина… — очнулся мальчик. — Нужно скорее поймать наш грузовичок! Там есть фары, и они заменят нам фонарик!
— Молодец! — улыбнувшись, похвалил правитель. — И почему я сразу об этом не подумал?

Автомобиль медленно двигался по дороге, высвечивая на пути следования придорожные деревца и холмики. Водитель грузовика едва заметил в отдалении странные движения на пригорке возле замка. Две странные фигуры на возвышенности забавно размахивали конечностями и что-то призывно голосили.
— Сюда! Сюда! – кричали Вовка и правитель.
Свернув с дороги, грузовичок с водителем в хоккейном шлеме поскрипывая, медленно и неуклюже приближался к голосующим фигурам. В не слишком ярком свете фар водитель узнал хорошо знакомых ему недавних пассажиров.
Посигналив гулким клаксоном для безопасности, автомобиль остановился совсем рядом с деревянным человеком и мальчиком.
— Что случилось, Ваше Величество? – высунувшись в водительское окошко, спросил человек в хоккейном шлеме.
— Слишком долго всё объяснять, — торопливо ответил правитель. – Мы потом по дороге тебе всё расскажем, а пока нам очень нужна твоя помощь!
— Как скажете… — совершенно невозмутимо сказал водитель. – Что я должен сделать?
Долго объяснять не пришлось и через некоторое время, автомобиль уже стоял в нужном направлении, подсвечивая то место, где, по мнению Вовки, спрятался волшебный предмет.
— Я вижу его! – закричал Вова.
Он в два прыжка очутился возле большой чернильной лужи, на самой кромке которой лежала ручка. Переступая небольшие камушки и ветки, Вова, осторожно подкравшись, потянулся за беглянкой.
Из тёмной и пугающей глубины, рядом с рукой мальчика, показался огромный рыбий рот…
Наглая рыба одним движением выхватила из руки мальчика блестящий продолговатый предмет, громко хлюпнув по воде обрубком своего хвоста. Это было так неожиданно, что мальчик не успел оказать сопротивление.
— Мамочка! – вскрикнул мальчишка испугавшись.
Через секунду всё было кончено. Над чернильной гладью остались лишь большие круги – следы от погружения воровки.
Первая реакция была спонтанной. Вова Скрепочкин раздосадованный своей оплошностью хотел было прыгнуть за ускользающей с добычей рыбой, но правитель удержал его за белую рубашку сзади.
— Ай-ай-ай! – сказал деревянный человек. – Куда это ты?
Вовка послушно отступил от лужи и закрыл лицо ладошками. Обернувшись назад, вытирая слёзы и хлюпая носом Вовка, увидел задумчивое и серьёзное выражение лица «Его Величества» и вопрошающие глаза водителя грузовичка, которые светились в темноте почти как фары машины.
— Поймайте её! – заплакал Вова. – Она у меня волшебную ручку спёрла!
— Это не самое умное решение, Вовка! Лезть в чернильную воду, да ещё и ночью – это опасно! – сказал тихо правитель.
— В волшебной стране — всё волшебное! Прыгнешь в такую лужу и поминай потом, как звали. Вырастут у тебя жабры или хвост… превратишься в какую-нибудь безмозглую рыбу-чёрта или того хуже – в чёрную лягушку. А нам ещё Скрепку нужно отыскать. Вызвался помогать, так помогай до конца! Кот только с тобой был любезен. Не пойму только почему? Но этим мы явно должны воспользоваться.
Слова правителя подействовали как слова папы, который был строг, но убедителен с Вовой в минуты опасности.
— Можно, я хотя бы в нее палкой или камнем кину? – вытирая рукавом рубашки слезы, спросил Вовка.
— Ещё чего выдумал?! – отрезал «Вашество». – Хватит на сегодня приключений.
Деревянный человек отпустил мальчишку и вперевалочку зашагал к машине.
В дороге Володя поведал правителю волшебной страны краткую историю своего исчезновения из дворца и даже наглядно продемонстрировал чистенькую рубашку, с которой загадочным образом исчезли все пятна от начинки черничного пирога. Его Величество молча выслушал мальчика о том, как хитрый кот-заговорщик предлагал Вовке беззаботное нахождение в государстве с множеством привилегий. Путь к мастерским Скрепки пролегал почти через всё государство, но дорога показалась путешественникам не слишком долгой. Увлечённый собственным рассказом Вовка Скрепочкин совсем забыл, что совсем недавно сильно хотел кушать. Сильный голод был безжалостно вытеснен огромным желанием рассказать друзьям обо всём, что он считал нужным, не упуская мельчайшие детали беседы с котом.
Вскоре, вдали показалось необычное большое здание с жёлтыми и красными окнами напоминающее по форме летающую тарелку. Подъехав совсем близко Володя, сразу узнал в форме здания детскую юлу, которую подарили ему родители на день рождение. Вот только она была совсем как новенькая с точно такими же синими и красными полосками в золотистом корпусе.
— Ух ты! – воскликнул Вовка, уставившись на чудесную, мистическую постройку.
— А она умеет летать?
Водитель и «Его Величество» весело приглянулись в кабине. Шофёр в хоккейном шлеме прибавил ходу и стал напевать какую-то знакомую песенку:
«Суровый бой ведет ледовая дружина. Мы верим мужеству отчаянных парней. В хоккей играют настоящие мужчины»…
-Трус не играет в хоккей! — подхватил слова Вовка, весело подпрыгнув на лавочке.
-Трус не играет в хоккей! – в три голоса закончили припев уже все вместе.
Настроение быстро улучшалось, а после совместного пения и вовсе пришло в норму.

Автомобиль с пассажирами не спеша перевалился через очередной холмик и выкатился на финишную прямую. До дома Скрепочки оставалось считаные минуты. Уже были слышны знакомые звуки сверлящей дрели и удары деревянного молотка. Вовке нравилось тайком заглядывать на урок труда к старшеклассникам в школе, откуда доносились точно такие же шумы. От учителей и родителей Вовка не раз слышал, что подглядывать — не хорошо, но мальчишеское любопытство всегда одерживало верх. Но особо пугали и шутливые угрозы взрослых мальчиков в смешных беретах и длинных халатах с молотками или напильниками в руках…

Раздумья о школьных приключениях Вовки прервал шелест от взмахов крыльев гигантской птицы, сорвавшейся с ветки. Она стремительной тенью надвигалась на автомобиль, пытаясь атаковать сидящего в кузове мальчишку сверху.
— Ложись! – крикнул правитель, оценив угрозу.
Он дёрнул за руку Вовку через открытое заднее окно кабины. Вовка Скрепочкин почувствовал силу деревянной руки правителя, схватившую цепко мальчишку за предплечье. Уже лежа на животе, Вовка почувствовал ощутимый рывок за рубашку вверх. Новенькая рубашка достойно выдержала атаку острых когтей птицы. Она не порвалась и даже не разошлась по швам. Мальчик закричал что есть силы и вцепился обеими руками в спасительную руку правителя.
«Уж лучше бы она порвалась и осталась висеть клочком в острых когтях агрессора!»: подумал Вовка, повиснув на секунду в воздухе. Большая птица повторно оттолкнулась от деревянного днища машинки, зацепила Вовку за шиворот и рванула с ещё большей силой. Вова услышал треск порвавшейся резинки внутри руки державшего его. Резинка окончательно лопнула, не выдержав колоссальной нагрузки.
Всё что в последний момент увидели водитель и «Его величество» — это мальчишку, взмывающего вверх в лапах хищника. Было заметно, как он с последней надеждой прижимает к груди деревянную руку своего друга. На лице мальчика застыло выражение полного недоумение, растерянность и страх.
В придорожных кустах что-то зашелестело, мелькнул длинный кошачий хвост и исчез. Ещё через несколько секунд всё окончательно стихло.
— Мне нужно было быть осмотрительнее…- с нескрываемой досадой сказала голова правителя.
Деревянный человек лежал в разобранном состоянии, заполнив собой узкое пространство кабины разбежавшимися в разные стороны частями тела.
— Нужно спешить! – с запоздалой реакцией ответил водитель. – Надеюсь, что мастер-Скрепка что-нибудь придумает…

Глава шестая. В западне

— Где я? — тихо, почти про себя спросил Вовка, очнувшись на чём-то колючем и довольно жёстком со знакомым пряным запахом.
Приподнявшись на локтях, мальчик стал оглядываться по сторонам. В неярком, холодном свете матовой лампочки висящей где-то высоко и издалека напоминающий неподвижный, печальный спутник Земли, ему всё-таки удалось рассмотреть то место, где очутился. Как оказалось незадачливый парнишка, находился не так уж и далеко от дворца. Даже при недостаточном освещении Вовке удалось разглядеть главную башню замка. Вот только всё это походила не на парадный вход, а скорее на задворки. У задней стены дворца были разбросаны какие-то коробки, бумажный мусор и ещё какой-то хлам. В груде этого мусора кто-то копошился. Разглядеть никого не удалось, но мальчишка сам догадался, что на свалках обычно обитают крысы. Единственное, что удалось, так это услышать, как они что-то оживлённо обсуждают между собой. Чуть дальше, в полной темноте стояло большое дерево, на ветке которого было закреплено что-то большое, похожее на воронье гнездо. Это «что-то» пустовало. У Вовки немного отлегло на душе. Переключив внимание на себя, Вова понял, что так неприятно покалывало бока, локти и особенно ладони. Это оказалось обычная соломенная подстилка, которую так любят копошиться в своих жилищах мелкие грызуны: мышки, хомячки и морские свинки.
В доме пионеров, в кружке юных натуралистов, Вова Скрепочкин не раз наблюдал за семейкой пухлощёких хомячков, за которой ухаживали девочки из его класса и Маринка-задавака с подружкой. Несмотря на малоприятные запахи, исходящие от клеток, они часто помогали взрослым смотрителям ухаживать за зверьками, то и дело, хихикая над смешными выходками грызунов. После всех малоприятных мероприятий им разрешали тискать мелких грызунов в руках. Вовка гладить милых зверюшек, а тем более держать их в ладонях почему-то брезговал. Ходя в кружок, он научился отличать солому для подстилки от сена и тем более от тонкой деревянной стружки. Но оказаться самому в данный момент на том самом месте, где всё-таки должны находиться зверьки, а не люди ему было как-то стыдно. Такого развития событий, даже при слишком развитом мальчишеском воображении, Вова никак не мог предположить.
Шумной ватагой Вовкины мысли стартанули без всякой команды, переходя с мелкой трусцы на аллюр. Как только он понял, что находится в клетке с металлическими прутьями, мысли встали в очередь: Как я тут очутился? Сколько времени? Кто была эта огромная птица? Где я вообще нахожусь?
Пока Вовкины думы играли в чехарду, его рот изрёк вслух фразу, которая могла бы привести в чувства самого злого разбойника и похитителя: «Вы не имеете права!»
Вовка опасливо оглянулся, будто это не он сказал, а кто-то другой, кого не было видно, но внезапно стало отчетливо слышно. С непреодолимой силой ему снова захотелось ущипнуть себя, чтоб понять до конца, что это не сон. Финишировавшая с отрывом мысль о том, что Вовкины ладони неприятно колют острые края подстилочной соломы в звериной клетке, окончательно заставила мальчика смириться со своим незавидным положением. Щипать себя в надежде, что проснешься, не имело никакого смысла.
Посидев некоторое время в полной тишине, Володя решился на ещё один опасный поступок ради собственного спасения. Находясь на четвереньках, он предпринял попытку найти в клетке хоть какую-то брешь или дверцу. Встать в полный рост не представлялось возможным, поскольку высоты сооружения было недостаточно. И всякий раз, когда он пытался выпрямиться, то упирался головой в прочный металлический каркас. Каково же было удивление мальчика, когда проверив каждый пруток на ощупь, ему так и не удалось обнаружить ни замка, ни задвижки. Не было даже намёка на что-то подобное. Следующей к финишу пришла мысль о «Его Величестве» и об оторванной конечности. В позе розыскной таксы учуявшей добычу, он стал ворошить руками солому, в надежде отыскать хотя бы прилетевшую вместе ним по воздуху деревянную руку правителя.
— Где же она? Куда же?.. – чуть слышно лепетал Вовка, шебуршась беспокойным грызуном…
— Ты случайно не волшебную ручку ищешь, мой дорогой друг? – услышал знакомый голос мальчик.
В горле у Вовы как-то сразу пересохло, а судорожные движения рук в поисках деревянной части тела друга прекратились сами собой. Мальчишка замер в застигнутой нелепой позе.
Кот сидел совсем рядом с клеткой и видимо очень давно с интересом наблюдал за затворником, примерно так, как это делает сытый хищник, наблюдая за своей жертвой.
— Как тебе твоё новое жильё? – растягивая слова, продолжил чёрный разбойник.
— Верни мне волшебную ручку и возможно, мне удастся уговорить совет вернуть тебя обратно в мир людей!
— У меня её нет… — с досадой ответил Вовка.
— Нехорошо обманывать! В твоём положении – это совсем неумно!
Кот лениво потянулся, намереваясь, приблизится ещё ближе к клетке, демонстрируя своё превосходство.
— Честно. Я её потерял… Но это абсолютно ничего не значит! Ведь скоро придёт с работы мой папа, и он-то уж задаст тебе такую трёпку, что ты враз забудешь, как строить козни и издеваться над детьми!
Сверкнув единственным глазом, чёрный кот улыбнулся и провёл острым когтём по прутьям клетки, извлекая неприятные для слуха звуки.
— Да ты трус, Вовка! – продолжая улыбаться, наседал кот. – Сразу зовёшь на помощь папу и маму…
— Сам ты трус! – резко ответил мальчик, почувствовав под правой ногой, знакомый до боли предмет.
— Сейчас же выпусти меня из клетки, а не то…
— Не то, что? – облизнулся кот.
Вовка нащупал рукой деревянную руку, выхватил её и с силой ударил по прутьям.
Чёрный кот в испуге отскочил на безопасное расстояние, прижав уши. Он зашипел, демонстрируя оскал зубастой пасти.
Клетка выдержала удар, но парочка спиц, в которые пришёлся удар, слегка искривились, потеряв первоначальную форму. Хоть освещения было недостаточно, чтоб оценить весь масштаб спонтанного поступка мальчишки, но внутри у Вовы Скрепочкина уже росла и множилась бравада. Заметив пугливую природную реакцию горе-стражника, мальчик осознал своё небольшое, но весомое преимущество.
— Посмотрим, что ты на это скажешь?! – прошипел кот и в несколько скачков растворился в темноте.
В отсутствие основной угрозы Вовка решил действовать. Пользуясь рукой своего друга, как рычагом, он стал просовывать её между прутков, пытаясь разогнуть и увеличить между ними расстояние. Спицы железной клетки нехотя, но поддавались отчаянному напору, с каждым новым давлением расстояние между ними понемногу увеличивалось. Прочное и упругое дерево постепенно брало вверх над податливостью металлического каркаса. Казалось, ещё немного и долгожданная свобода примет в свои объятия смышлёного мальчишку… Неожиданно клетка покачнулась и стала медленно подниматься вверх, наклоняясь на один бок.
Послышался звук скрипящей лебёдки крана, который зацепил за верхний угол конструкцию и потянул свой край вверх. Вовка заскользил вместе с соломенной подстилкой по дну клетки, больно ударившись спиной об прочные прутья с противоположной стороны. От неожиданности он выпустил из рук своё орудие труда…
Деревянная конечность, звякнув о стальные спицы и проскочив между ними, упала вниз, затерявшись где-то в темноте. Что-то булькнуло внизу.
— Ой! – с досадой крикнул Вовка, провожая взглядом орудие свободы.
Ещё несколько секунд клетка вместе с мальчишкой поднималась вверх и, поднявшись довольно высоко замерла.
— Ну, что, дружок, – послышался злорадный голос кота, – съел?
Прижатый весом собственного тела мальчик предпринял отчаянную попытку принять другую более удобную позу. С первого раза ничего не получилось, и удалось лишь не провалиться ногами между прутьями, нащупав некую опору. Немного осмотревшись Вовка, заметил в самом верху клетки проделанную им брешь. Нужно было всего лишь как-то дотянуться до неё, чтоб попытаться протиснутся. Пока вредный кот важно расхаживал внизу довольный своей «Пирровой» победой, мальчишка уже обдумывал новый план побега. При желании дотянуться до спасительного выхода было не очень сложно, но для этого надо было придумать, как подняться на ноги. Собираясь волей и вспоминая слова папы, который неоднократно пытался научить на личном примере, как подтягиваться на домашнем турнике, Вовка оценил свою слаборазвитую мускулатуры.
— Нужно очень сильно захотеть!.. – в голос произнес младший Скрепочкин.
— Верни ручку! – услышал голос ненавистного пирата мальчишка.
— Вот так и будешь болтаться в воздухе, если не отдашь принадлежащее мне!
— Разбежался…- ответил Володя. — Вот только шнурки поглажу…
Вовке почему-то вспомнилась именно эта фраза, устойчиво употребляемая сверстниками в школе, когда кто-нибудь что-либо настойчиво требовал не совсем незаконно.
— Как знаешь…- разозлился кот.
— Умрёшь тут от голода и жажды! Глупый ты – Вовка Скрепочкин! Очень глупый…
А ведь мог бы помочь нам и получил бы всё, что только пожелал бы. Стал бы в школе отличником. Утёр бы нос заносчивой однокласснице Маринке своими оценками. Ты даже не представляешь, какие были бы у тебя перспективы в жизни…
Слова, обращённые к эго двенадцатилетнего мальчишки, звучали довольно убедительно, но почему-то совсем не доходили до сердца. В них чувствовалась лесть и какое-то напускное бахвальство.
— Всего лишь нужно помочь мне и совету окончательно избавится от бывшего «Величества», который возомнил себя самым умным, честным и единственным! – продолжать гнуть свою линию кот.
— Наш совет – самый демократичный! Мы всё решаем сообща…
На последней фразе он прервался, поняв, что всеми своими действиями он противоречит своим же словам.
— Ладно. Не важно. Главное, что ты благополучно вернёшься к своей семье к любимой мамочке с волшебным подарком! Тобой станут гордиться твои родители, а сверстники будет дико завидовать! В своём мире ты будешь устанавливать свои правила и менять их, когда тебе заблагорассудится.
— Видел я ваш демократичный совет! – парировал Вовка, подготавливаясь к решительным действиям. – Самый демократичный у вас, наверное, тот жирный пупс?
— А что ты имеешь против главного судьи нашего королевства господина Хрювеля?
— Ничего особенного, Кот. Конечно, не считая того, что он — грубиян и невежда. Я всё слышал за воротами, как он кричал на бедную куклу. Она даже попыталась защитить своего короля…
— Тебе послышалось! Ведь ты не был в то время во дворце… – стал юлить и оправдаться кот. — Он довольно милый и добрый. А главное, он очень справедливый!
— Он злой и очень неприятный собеседник… – настаивал Вовка. – А ваш совет – это сборище тех, кому крупно повезло — не быть сломанными или испорченными мной или моими друзьями во время наших игр. Думать о других вы не умеете и не хотите. На самом же деле, изгнанный вами правитель — самый человечный из всех вас! Да и починить его я бы мог за считанные минуты… А ещё, он умеет работать в команде и даже заботится о тех, кому действительно нужна помощь. И хотя мы с «Его Величеством» и не доехали до мастерской Скрепки, и на нас напала огромная ворона, я совершенно уверен, что ваши страхи таятся именно там. А вот когда я освобожусь, то мы все вместе вернём всё на свои места!
Внезапно, повзрослевшие рассуждения мальчика неприятно задели хитрого кота-пирата. Володя Скрепочкин, угодивший в западню, и сам не ожидал от себя таких здравых рассуждений. Но на самом деле его слова были не только его мыслями, но частью задуманного Вовкой Скрепочкиным плана. Нужно было хоть как-то потянуть время, собраться силами и, совершить последний и решающий рывок. Где-то в глубине у мальчишки ещё теплилась надежда на то, что вот-вот могут появятся друзья, которые придут на помощь и его спасут. Конечно, надеяться на помощь друзей нужно, но — это самое простое и даже безопасное занятие. Но вот попытаться освободиться самому – это под силу настоящим мужчинам. Каковым, впрочем, и ощущал себя Володя, переборов не так давно все свои детские страхи.

Глава седьмая. Успеть до рассвета

— Скорее! Скорее сюда! – громко крикнул водитель, высунув голову в окно деревянного грузовичка. Подъехав к зданию похожему на инопланетный корабль, дверь автомобиля распахнулась, и оттуда посыпались одна за другой части разобранного бывшего «Величества».
– О, боже! Что случилось? – спросила Скрепка, протиснувшись в маленькое окошко.
Всё звуки внутри здания стихли. Послышались звонкие и быстрые шаги по винтовой лестнице внутри. Через секунду из мастерской выбежали все его обитатели. У грузовичка собрались: перепачканный смазкой металлический робот, собранный из конструктора, плюшевый зайчик весь в стружке, деревянный жираф на подставке, усатый старый будильник на коротких ножках и сама Скрепка в форме рогатки с удивлённо моргающими глазками на конце рожек. Быстро собрав все части правителя, находившегося в разобранном состоянии в большой кусок материи, по форме напоминающий носовой платок, его затащили в мастерскую.
– У меня для тебя хорошая новость! – обратилась к водителю грузовика Скрепка, удаляясь внутрь здания вместе со всеми.
— Хорошей новостью для меня была бы – починка нашего короля… — отозвался расстроенный шофёр, захлопывая дверь грузовичка.
— Мы его быстро поставим на ноги. Обещаю! Для меня – это привычное дело. Но моя новость касается лично тебя…
Скрепка говорила громко, чтоб её было слышно снаружи. Её голос звучал звонко, как тонкая струна у гитары на высокой ноте.
— Я разработала новый протез, и теперь у тебя будет новая нога! Ты снова можешь принять участие в ледовом сражении, которое состоится уже завтра! Ты рад?
Суровое лицо водителя в хоккейном шлеме заметно повеселело, но всё же ещё оставалось капельку тревожным в связи со случившимися не очень приятными событиями.
— Спасибо, — громко ответил хоккеист, — но всё же нужно поспешить! Мы все тут, а наш Вовка в беде… Нужно успеть до рассвета! Дворцовый заговор нужно во чтоб это не стало прекратить! Вернуть немедленно всё на свои привычные места, чтоб всё было как раньше.
Работа внутри мастерской закипела. Примерно через час у большого зеркала в комнате заваленной инструментами, сложными приспособлениями и свежей стружкой стоял «Его Величество» в полный рост. Он с неподдельным интересом рассматривал себя со всех сторон, поворачиваясь на месте влево и вправо.
— А что? Мне очень и очень нравится моя новая рука, – сказал он, — и краска на ней точь в точь, как и была! Только…
— Ваше Величество, — перебила мысль правителя Скрепка, — мы заменили полностью все истлевшие со временем резинки внутри Вас на струнный каркас… Новой резинки у нас, к сожалению, не оказалось, и нам пришлось задействовать синтетическую струну. На заднем плане стояла сама гитара, пожертвовав некоторое количество своих струн на нужное дело. Она молча улыбалась широким круглым ртом, вращая от удовольствия колками на грифе.
— Придётся потратить какое-то время, чтоб привыкнуть к новым ощущениям, продолжила мастер-Скрепка. — Подвижности остался минимум, но зато прочность всей Вашей конструкции — гарантирована!
Деревянный человек попытался поправить шляпу на голове, но рука согнулась наполовину, издав неприятный скрипящий звук.
— Ого! – удивлённо сказал правитель. – Наш грузовик скрипит и то намного тише…
Он развернулся на месте, немного присел, пытаясь осознать все оставшиеся преимущества и приобретённые недостатки своего тела. Мастерскую наполнил натужный скрежет трущихся друг о друга деревянных конечностей. Окружение правителя замерло в ожидании…
Скрепочка быстрым движением взяла с верстака бумажный чертёж, сделав вид, что внимательно изучает правильность сборки. Но на самом деле она старалась ни в коем случае не выдать свои смешливые эмоции.
«Величество» присел ещё разок, вытянув вперед руки, будто примеряясь к пассажирскому сидению в автомобиле и сказал: «Ладно! Ходить в моем возрасте тоже полезно!»
Он повернулся к друзьям и улыбнулся. В ответ все выдохнули и стали радостно аплодировать произнесённой шутке и ясному уму своего любимого правителя.
— Нельзя терять ни минуты, друзья! – обратился к веселящимся и безумолку голосящим подданным «Его Величество».
— Нам нужен план действий, а так же ещё несколько вещей и приспособлений!
«Его Величество» новой пружинистой походкой, подошёл к массивному центральному столу в мастерской, взяв рулон бумажного ватмана. Потом он развернул его и склонился над ним и приготовился что-то рисовать.
Важный будильник, переминаясь на тонких ножках, то и дело позвякивал начищенным до блеска куполом-шляпкой, подгоняя собравшихся друзей вокруг большого стола. Когда время до включения солнца оставалось чуть менее часа, он издал тревожный звонок, напоминая о скором рассвете. Ожидающий снаружи грузовичок уже был готов для погрузки единомышленников и отправления. С достаточным количеством помощников Скрепка за оставшееся время успела отремонтировать и сам грузовик. Теперь на месте задней полуоси, где когда-то было пусто, красовалось новенькое прочное колесо, снятое с детской коляски. Внешний вид машины в столь тревожный момент не слишком заботил самого водителя и потому он с радостью согласился на необходимый, но временный вариант ремонта.
В кузов погрузились все, у кого были первостепенные задачи, а так же необходимый багаж. Остальные активные граждане собрались возле машины, намереваясь начать поход пешим ходом.
Возглавил пешую колонну «Его Величество» с сачком для ловли бабочек в руках. За ним следовала Скрепка с небольшим ящиком наперевес, в котором находились тюбики с краской, кисти и бутылочки с разной жидкостью. В руках знаменосец-Скрепка держала красный флажок на древке с надписями: Мир! Труд! Май!
План секретной операции по вызволению Вовы Скрепочкина и восстановлению спокойствия в государстве был таков:
1. Незаметно подъехать к окрестностям дворца
2. При помощи света от фонарика отыскать большую чернильную лужу, в которой жила прожорливая рыба
3. Обесцветить чернильную воду специальным раствором приготовленным Скрепочкой
4. Попытаться поймать рыбу сачком и заставить её отдать волшебный предмет
5. Найти логово чёрной вороны и освободить мальчика из плена
6. Пробраться внутрь задания и открыть главные ворота
7. Используя шумовое сопровождение занять наиболее ключевые позиции внутри замка
8. Провозгласить, всем не успевшим сбежать о восстановлении Монархии в государстве
9. Объявить об амнистии тем заговорщикам, кто пожелает публично покаяться и впредь — не чинить беспорядков

— Поехали! – скомандовал правитель.
Не слишком многочисленная, но отважная колонна медленно двинулась по направлению розового замка. До рассвета оставалось немного более получаса. Всё строго шло по хорошо продуманному плану. Быстро нашли нужную лужу, подсветив фонариком. Обесцветили чёрную воду и выловили сачком дремавшую на дне рыбу. Осторожно подняли её над сушей за веревку, привязанную к хвосту. Большая рыба, ничего не понимая, попыталась глотнуть воздуха и широко раскрыла рот. Почти сразу вместе с остатками чернильной жидкости оттуда выскочила волшебная ручка. Обескураженную глазастую рыбу отпустили обратно в прозрачную воду и уже через три секунды, забыв о том, что с ней произошло, она успокоилась на глубине, зарывшись в песок на дне.
Самой сложной частью великолепного плана был поиск мальчишки. После непродолжительных манипуляций с водоёмом и рыбой нужно было выполнить самую главную задачу. Почти бесшумно толпа радостных граждан обступила своего правителя, победно державшего в руке волшебный предмет. Расслабляться было слишком рано и, угомонившись, кто как умел, стали прислушиваться к возможным шорохам или звукам.
Первым отозвался пузатый барабан, почувствовав посторонние колебания воздуха:
«Слышу… невдалеке отсюда, знакомую детскую речь»…
Дудочка, находившаяся рядом поблизости, подтвердила, что тоже улавливает своим большим ухом какой-то диалог.
Сомнений вовсе не осталось, когда звонкий Вовкин голосок разнесся по округе: «Ну, держись, противный котище!»…

В то время, когда основная группа Вовкиной поддержки ловко справлялась с глубоководной рыбой возле лужи, наш герой уже болтался внутри клетки, повиснув на руках. Приготовления не прошли даром. Володьке быстро удалось сгруппироваться и, оттолкнувшись ногами, он повис на погнутых им же прутьях. Буквально на полсекунды он застыл в решимости подтянуться на руках и попытаться протиснуться в брешь. Какое же облегчение было на лице мальчишки, после того, как всё задуманное им удалось с первой же попытки. Преимущества худощавого Вовкиного телосложения сыграли важную роль, когда извиваясь ужом, он выполз на долгожданную свободу. Цепко держась сверху качающейся и довольно неустойчивой конструкции, в тусклом свете «дежурной» луны Вовка попытался отыскать глазами главного виновника всех своих злоключений. Не терпелось уже начать его преследование. Но как спустится вниз на тот момент, мальчишка понятия не имел. Где-то совсем рядом послышался звук встревоженного будильника…
Неожиданно, почти у самого носа Вовки включилось искусственное солнце. Мальчик вскрикнул и машинально закрыл глаза ладонями. Потеряв равновесие, он в туже секунду соскользнул с наклонной поверхности клетки вниз…
— Мамочка!!! – вырвалось из уст мальчишки.
«Бабах! Бум-бу-рум! Хрясь!»: эхом прокатилось понизу.
Перепуганный ярким светом и слишком громкими и резкими звуками, чёрный кот стартанул с места, перебирая в воздухе всеми четырьмя лапами. Проскочив сквозь высокие кусты, он в ужасе сиганул по дороге к замку, смешно мотыляя в разные стороны длинным хвостом.
Прибежавшая на шум орава спасателей увидела следующую картину.
В большой чёрной луже плавал, широко улыбаясь, чумазый барабан. Он забавно перебирал ножками, пытаясь доплыть самостоятельно до берега. Рядом с водоёмом в кустах сидел озадаченный Вовка в порванной белой рубашке, потирая ушибленное место.
— Что это было? – спросил глазеющих на него запыхавшихся друзей.
— Батут! – засмеялся барабан, подгребая к мальчику.
Тут все сразу рассмеялись и весело забегали вокруг мальчишки. Получилось некое подобие хоровода из игрушек разных мастей.

Солнце высветило большущую лужу, стоящий на берегу игрушечный кран с выдвинутой стрелой, на крюке которого раскачивалась в разные стороны клетка. Скрепка отделилась от веселящейся толпы, наклонилась над чернильной гладью и выплеснула остатки осветляющей жидкости из флакончика прямо в воду.
— Так-то лучше… — сказала она, наблюдая за происходящей в луже реакцией.
Вода почти сразу стала прозрачной, а потревоженная черепаха без одной лапки, сидящая в ней на самом дне, поспешила укрыться в искусственных водорослях.
— Ой! – произнес Вовка. – А она не такая уж и страшная. И совсем-совсем уже не чумазая. Я помню свою голубую черепаху!
Мальчишка заулыбался, прилаживая ладонью оторванный кармашек на рубашке.
— Пойдём! – сказал правитель, протягивая со скрипом руку.
— Куда? – спросил расстроенный Вовка.
Почему-то ему показалось, что такое захватывающее приключение уже подошло к концу.
— У нас ещё много-много дел! – ответил, улыбаясь «Его Величество».
Володя Скрепочкин самостоятельно поднялся на ноги и обнял деревянного друга.
Прижимаясь к «Его Величеству» Вовка захлюпал носом, увидев добрые глаза всех собравшихся рядом. В их глазах он заметил помимо радости и самое главное – надежду на новую жизнь.
— Ну-ну… Только не нужно плакать! — стал успокаивать Вовку правитель, заметив слабое подергивания плечей бойкого некогда мальчишки.

Глава восьмая. Возвращение

— В нашем плане ещё четыре важнейших пункта, которые требуют принятия незамедлительных решений! – звонко сказала Скрепка, вылавливая из прозрачной воды сбежавшую черепаху.
Голубая черепашка отчаянно сопротивлялась намерениям Скрепки вытащить её из водоёма при помощи сачка.
– Ну же… Не бойся… Не бойся меня! – повторяла Скрепка. — Мы тебя не обидим! Приведём тебя в порядок, починим и выпустим обратно.
Из воды так же выловили ещё какие-то предметы и оторванную руку «Величества». После беглого осмотра которой, мастер-Скрепочка решила оставить её как память. Для этого тут же на месте правителем было принято решение создать государственный музей, куда будут помещены все значимые и памятные вещи.

По дороге к дворцу друзья шли шумной ватагой. Кто как мог, издавал различные звуки. Громко чеканил дробь барабан. Дудела что есть сил дудочка. Мычали, хрюкали, гремели и свистели все остальные. Дорога показалась друзьям совсем недолгой. На горизонте уже виднелся сам замок. Ворота главного входа по-прежнему были заперты, но это обстоятельство абсолютно не смущало приближающихся к нему свободных граждан, полных решимостью. Вовка взял из рук Скрепки первомайский флажок и весело размахивал им, вспоминая недавний поход с классом на демонстрацию. Не хватало лишь разноцветных воздушных шаров для полноты ощущения от праздника.
Приблизившись на расстояние вытянутой руки «Его Величество» постучал в главные ворота.
— Открывайте! – громко сказал он, прислушиваясь к посторонним звукам, напоминающую суетливую беготню внутри дворца. Открылось маленькое окошко, предназначенное для приёма депеш. Поочерёдно в нём стали появляться разные образы: от невозмутимых лиц усатых стражников, милых кукольных лиц дам в ярком макияже, до любопытных звериных мордочек. Последним к окну подошёл грузный тяжело дышащий пупс, окинул колючим взглядом всех пришедших и захлопнул створку.
— Что вам нужно? – послышался неприятный, но очень знакомый голос главного судьи. — Мы никого не ждём!
— А нас не нужно ждать… Мы же — не гости! – сказал правитель.
— Открывайте, именем Государя! – закричали все хором.
— Стража! Ну-ка проучите этих проходимцев! – закричал в ответ господин Хрювель, обращаясь к Вовкиным солдатикам.

Через несколько минут послышались звуки борьбы, топот и голоса наперебой: «Что вы делаете, мерзавцы?! Ой-ой! Вяжи его! Вяжите этого жирного борова! Прекратите немедленно! Я – главный судья! Я без пяти минут ваш государь! Молчать! Ну-ка, братцы оттащите его в сторонку… Кто-нибудь поймайте, наконец, кота! Держите его! Попрошу без рук! Ай! Мяу!
Снаружи собравшийся народ тоже начал галдеть, не понимая, что происходит внутри дворца. Кто-то даже попытался залезть на стену и заглянуть в окна.
— Спокойно, граждане! – успокаивал всех правитель. Я – законный правитель. Как я поднимаю ситуацию, моя стража узнала мой голос. Призываю вас к порядку! Солдаты и стража всё сделают и без нас, друзья!
Во дворце ещё какое-то время продолжалась суматоха и толкотня, которая спустя насколько минут прекратилась. Послышался звук отодвигающегося запора, и ворота во дворец открылись.
— Слава нашему государю! – закричал во всё горло старший офицер из стражников! – Какое счастье, что вы вернулись, Ваше Величество!
На шум во внутреннем дворике сбежались все обитатели дворца из разных комнат. На их радостных лицах выступали яркие румянцы. Дамы присели в реверансе в уважении, а господа склонили голову перед стоящим в окружении своих друзей истинного правителя волшебной страны. Вовка со стороны наблюдал всю эту картину, и ему снова хотелось прыгать от радости. Высоко в голубом небе над дворцом возобновили свой полёт самолетики, сделанные когда-то собственноручно мальчишкой и парочка оригами похожих то ли на гусей, то ли на лебедей.
— А что нам делать с этими?.. – спросил офицер в военном мундире. Он показал на связанного по рукам и ногам толстого пупса с кляпом во рту, сидящем на полу. И кота сидящего в тесной клетке для попугая.
«Его Величество» медленно подошел к испуганным пленникам и достал волшебную ручку из шляпы.
— Думаю, из них выйдут отличные помощники при строительстве нового большого дома для всех нас, который начала дорогая Скрепочка… — ответил он, снимая серебряный колпачок с ручки.
Под одобрительные радостные голоса и аплодисменты он обратился ко всем присутствующим: «Сегодня вечером на новой ледовой арене состоится замечательный праздник: хоккейный матч с участием Володи Скрепочкина между профессиональными хоккеистами и всеми желающими! А после матча состоится бал-маскарад по случаю восстановления государственности! Народ стал скандировать имя замечательного и храброго мальчика, обретшего преданных и лучших новых-старых друзей.
«Ура! Ура!»: послышалось отовсюду. Но Володя Скрепочкин уже почти ничего не слышал, витая от радости в небе, паря над бумажными и белоснежными облаками…

— Вовка! Вовка! Просыпайся немедленно! – сквозь зубы шептала сестра Люба, тормоша развалившегося на кровати младшего братишку. – Скоро папа придёт! А ты валяешься тут в одежде… Хорошо, что хоть в комнате убрался и в кладовке наконец-то разобрался. Уроки-то хоть сделал? Будет тебе нагоняй от родителей, если нет…
Володя открыл глаза. Над ним сидела встревоженная Любаша, не ожидавшая такого странного поведения от брата. Он быстро вскочил и присел на край кровати. Потом потряс головой, прогоняя очередные мысли рванувших наперегонки со старта и остатки внезапного сна. Оглянувшись по сторонам, он увидел аккуратно сложенный на полу брезентовый чехол с папиными отвёртками и гаечными ключами. Затем он полез в карман брюк, достав оттуда олимпийский рубль, и протянул его сестре.
— Наконец-то…- сказала Люба, расплывшись в удивлённой улыбке. – А я уже подумала, что ты его потратил на мороженное и газировку… Спасибо!
— Мне нужна моя скрепка!.. – не обращая внимания на восторг сестры, ответил Вова.
— Какая ещё скрепка? – переспросила Любаша.
— Какая, какая… — передразнил сестру Вова. — Замок в двери нужно срочно починить!
С этими словами он ещё раз залез рукой карман и вытащил из него маленькую рогатку, сделанную им когда-то из канцелярской скрепки. Вовка мгновенно просветлел лицом. Затем он аккуратно снял с неё «венгерскую лапшу». Осторожно загнул плоскогубцами из папиного ремонтного набора один край буквой «Г». И уже на ходу цепляя домашние тапочки на ноги, мальчишка заскользил на них в прихожую прямиком к входной двери…

 

© 2018 — 2019, Евгений Мирс. Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!