Ранней весной, когда ласковое солнышко растопило последнюю ледяную глыбу, превратив её в лужу, родилась на свет молодая бабочка. Медленно и осторожно она выползла из своей куколки, крепко-накрепко прикрепленной к коре старого тополя, и сделала первый вздох. Высоченный тополь одиноко стоял в городском парке среди других деревьев, выгодно отличаясь и своим ростом, и шириной ствола. Когда мохнатая молодая бабочка с опаской оставила свой временный домик, расправив лапки и слегка подсушив крылышки, она произнесла: «Как же высоко всё-таки я забралась… Хорошо, что долгий сон пошёл мне на пользу. Надеюсь, что на этом дереве нет пристанища страшных и хищных стрекоз-пиратов?.. На какие только хитрости не приходится идти нам, гусеничкам, чтоб не попасть в беду…
Бабочка тихо и печально вздохнула. Она решила больше не вспоминать все опасные приключения из своей прошлой жизни, и настроение у неё сразу улучшилось. Ей захотелось как можно скорее расправить свои лёгкие крылышки и покрасоваться своей яркой обновкой. Оглядевшись по сторонам, она быстро передумала, заметив на ближайшей веточке, среди родившихся молодых листочков, нераспустившуюся почку. Этот набухший островок жизни со стороны был похож на куколку стрекозы. Молодая бабочка быстро передумала делать шаг навстречу очередным опасностям. «Буду надеяться, что мне всё-таки показалось…» — подумала бабочка.
Она стала перебирать тоненькими лапками в сторону куколки, влекомая врождённым любопытством. Когда бабочка приблизилась к куколке, она аккуратно развернула свой длинный хоботок, скрученный в спиральку, и осторожно дотронулась им до незнакомой колыбели.
— Эй! Кто здесь? Отзовись! — произнесла бабочка, чувствуя сладкий аромат, исходящий от куколки.
— Кто там?! — послышался тихий, сонный голос изнутри. — Который час?
— Весна! — ответила бабочка. — Пора просыпаться!
Куколка с незнакомцем едва заметно шевельнулась, но так и осталась неподвижно висеть на ветке.
— Что с тобой?! Ну-ка, немедленно просыпайся! Разве можно так долго спать?! Ты же пропустишь всё самое главное и интересное в своей жизни! — не унималась настырница.
— Я, со своей стороны, обещаю тебе, подружка, что буду делиться с тобой всем самым вкусным! Мы будем вместе собирать нектар с полей, и я никогда не скажу плохого слова про твой наряд и узор на твоих крылышках, даже если мой наряд немножко красивее! — настаивала осмелевшая бабочка.
— Только ты должна мне обещать, что ты не станешь на меня охотиться, если вдруг окажешься стрекозой! — подытожила она же.
Бабочка развернула два крыла, подставив их под теплые лучи весеннего солнышка. Заиграли яркими цветами мельчайшие чешуйки на крылышках красотки, переливаясь разноцветными волнами. Рисунок на крылышках был великолепен! Он, то вспыхивал голубым перламутром, отливая бирюзой, то, как бы остывая, тонул в приятном глазу бордовом бархате. Подружке не терпелось поскорее вспорхнуть, почувствовать крыльями весенний ветерок и унестись куда-нибудь ближе к сочным лугам. И только жгучее любопытство и нелюбовь к одиночеству не давало ей взлететь с тополиной ветки. В эту минуту ей так хотелось, чтоб хоть кто-нибудь оценил её великолепный наряд. И даже, если бы кто-нибудь немножко позавидовал её великолепию, то она нисколько бы не смутилась и не обиделась. Бабочка продолжала осторожно трогать хоботком куколку, нетерпеливо перебирая лапками на месте.
Совсем рядом с веткой, на которой они мирно беседовали, послышалось странное жужжание. На соседнюю веточку тополя приземлился важный жук в черном фраке, с оранжевым брюшком и манишкой. Он с интересом понаблюдал за бабочкой, подслушав её речи, и важно сказал:
— Прошу прощения, дорогуша! С кем это вы, милочка, разговариваете?!
Жук, не менее важно, пошевелил длинными усами на почтенном расстоянии и стал внимательно разглядывать тополиную почку.
— Да, вот… Там подружка моя. Она такая засоня! Ну, никак не хочет просыпаться! — раздосадовано пожаловалась бабочка. — Бужу её, бужу…
Жук засмеялся так, что чуть не упал с ветки.
— Помилуйте, голубушка, разве можно так смешить?! И зачем же вам так убиваться над этим бестелесным кусочком чего-то?!- ответил жук. — Скажу вам, милочка, своё экспертное мнение — это не куколка! А внутри неё совсем даже не бабочка!.. Внутри растёт обычный тополиный листик!
Жук продолжал смеяться над бабочкой, забавно раздувая щеки.
— А никто и не говорил, что я — бабочка!.. — раздался тихий шелестящий голос внутри куколки-почки.
— Друзья мои! Я немножко запутался во времени и проспал тот момент, когда должен появиться на свет… — оправдательно заявил кто-то из куколки.
В ту же секунду, липкая и пахучая почка лопнула ровно посерединке, и показался нежно-зелёный краешек свежего листика. Конечно же, листик не был похож на насекомого, и это даже насторожило бабочку. Она недоверчиво отползла в сторонку, поглядывая то на листик, то на жука.
— Тоже мне друг!.. Я ещё в здравом уме, чтоб дружить со всякими листиками! — язвительно возразил важный жук.
Он развёл полы черного фрака и приготовился к полёту.
— Пока, друзья!..- ухмыльнулся жук, спрыгивая с соседней ветки.
— До встречи внизу, осенью, в компостной яме… — послышалось уже откуда-то снизу.
Бабочка внимательным взглядом заметила на ветке, которая находилась чуть выше, бегущих друг за другом цепочкой сердобольных муравьёв. Самый последний муравей из этого каравана спросил у бабочки на ходу:
— Бабочка, ты чего тут застыла? Ваши давно все на лугу! Там, со вчерашнего дня, распустились цветки мать-и-мачехи! Если что, то мы знаем самый короткий путь туда… Обращайся!
— Спасибо! — ответила вежливая бабочка, плавно разложив и сложив крылышки, в знак благодарности.
— Чего же ты не летишь? — спросил зелёный листик, обращаясь к моднице.
Листик попытался было ускориться, медленно разворачивая своё единственное нежно-салатовое крылышко.
Бабочка свернула свой тонкий хоботок обратно в спиральку и стала внимательно наблюдать над процессом формирования новой жизни.
— А я, просто умею дружить! — неожиданно для себя ответила бабочка. — Настоящим же друзьям не важно, умеют они летать или нет, есть ли у них хоботок или обычный хвостик. И совсем-совсем не важно, что за спиной у настоящего друга! Есть ли там крылья, или нет – это не главное! Главное — что он чувствует тоже, что и ты сам! Будут ли это схожие мысли, или просто попутный ветер!
С этими словами, она взмахнула своими чудесными крылышками и слетела с ветки.
— Я вернусь совсем скоро — к вечеру! Мне нужен цветочный нектар, иначе, я могу умереть с голоду. Не скучай, пожалуйста, друг!- в полёте прокричала бабочка.
Конечно же, она сдержала данное листику обещание и вернулась обратно на ветку, едва солнышко спряталось за горизонт. За то время, пока бабочка отсутствовала, листик заметно подрос, набрав питательной влаги от дерева, на котором появился на свет. Он увидел вернувшуюся бабочку и вытянулся по струнке. А если бы он мог улыбаться, то наверняка бы подарил своей новой подружке сколько угодно приятных дружеских эмоций. Через час набежали хмурые весенние тучи, и пошёл сильный дождик. Журчащие струйки воды смывали липкие чешуйки почек с веток и незадачливых, но важных, насекомых с листьев деревьев. И лишь одна яркая и нежная бабочка цепко держалась лапками на внутренней стороне ярко-зеленого крыла молодого листика. Вместе они весело справились с разгулявшимся ненастьем. Они были очень счастливы друг с другом. И временами, по ночам, довольно громко шептались. И только одинокий старый тополь, то и дело, недовольно поскрипывал в ночи, выражая свое родительское недовольство.

© 2018 — 2019, Евгений Мирс. Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!