24 января 2020

Январь, в наступившем новом году, как впрочем, и декабрь, и ноябрь прошлого года, принёс немало неожиданных сюрпризов. Вслед за стремительно увядающей ярко-оранжевой порой, влажной и прокуренной выхлопными газами мешковиной, на Москву наползла очередная зима. Хотя сам минувший год для меня заканчивался весьма неплохо, и были подведены некоторые итоги в творческом балагурстве, душе же хотелось чего-то большего. Как оказалось, нужна была лишь хорошая зимняя погодка, соответствующая наступившему времени года.

»развернуть»

Вот, уже выглажены и причёсаны мною мысли для будущих свершений. Начищены до блеска все радужные перспективы для прозы. Так же величайшими усилиями собрана воля в кулак для завершения незаконченных произведений. К счастью, собственные стихи я никогда не оставлял надолго без присмотра, завершая их безотлагательно в начатый день или ночь. Самые приятные на слух стихи или зацепившие тонкие струны души «стишо» (как многие их называют), я, малым дитём бережно вынашивал внутри себя, подпитывая их и светлой мыслью или выверенной ритмикой и рифмой. Со стороны, наверное, всё должно было походить на ведущую здоровый образ жизни возрастную роженицу. Но, как известно мужики рождают только сочинительства, идеи или планы! Что не может меня не радовать, как представителя мужской части населения. Отвлёкся. Извиняюсь. Так вот! Иные же мои сочинения, на щекотливые или острые темы, я старался брать «нахрапом», завершая истории либо острым словцом, либо заковыристой сложной рифмовкой. Добивал я свои сочинительства острой шпагой, как уже совсем обессилившее и израненное животное. Но это была не смерть, а новая жизнь, надеюсь.

Созданное мною радио, как оказалось, тоже выгрызало большую часть моего времени между работой, домашними скромными обязанностями и отдыхом от труда. Музыка — это отдельная тема. Она хоть и отнимает довольно много сил, а порою и львиную часть свободного времени, но даже это почему-то меня не особо смущало, а скорее даже подстегивало к творчеству, добавляя плавности красок к буйству эмоций в писательском творчестве. Не было даже скользящей мысли о том, что может сама музыка надоесть или наскучить. Подбор музыки для ушей и души, кстати, это тоже творчество. Как же классно, когда сам решаешь, что именно слушать и транслировать для своих слушателей — без навязчивой межпесенной рекламы товаров, услуг и нагловатой ротации.

В целом, сам минувший год, а так же начало нынешнего года, закончился для меня с неплохим довеском. «В полку», как говориться прибыло! А прибыло: количество, а так же качество, сочиняемого мною чего-либо. Но всё же начался новый год, как я упомянул выше, с неординарности. Ерундила, по меркам середины зимы сама погода, а вслед за ней, соответственно, и природа.
 

Поддается ли описанию зимняя слякоть, редкий противный дождик, а так же зыбкость и дрожь в теле? Не знаю. Наверное. Кто-то этим только и занят, изнывая от скуки, рифмуя очередную глупость или плагиат о погоде. Я этого делать не люблю. Тем более, как человек неравнодушный к любому творчеству, всё же попытаюсь изложить свои мысли на разные события, в том числе и по этому поводу.
Пригвождённые к коридорной межквартирной стенке: ледянки, лыжи и снегокат — не особо вдохновляют на прогулку и хоть какие-то полезные для здоровья движения. Уже третий месяц без морозца, снега, метелей и даже кашистой снежной жижи. Ново? Пожалуй. Городской ландшафт, хотя и не лишенный занимательного действия в вечерние и ночные часы, всё же беспросветно уныл и даже слегка размазан в общей картине. Особенно удручают пыльно-слёзные разводы с обратной стороны окон квартиры, через которые всё это приходится наблюдать.
Да уж! О чём же здесь говорить или писать? О серости и унылости, о скучности и невменяемости пейзажа? Что может быть хуже, если делать это при помощи замусоленных трудягами-поэтами заскорузлыми, как подгнивающая кора дерева, словечками.

Серости-то как таковой нет. Точнее она есть, но её не так много в самом городе с его коротким световым днём в зимний период. Не то чтоб совсем всё красочно и «запалитрованно». Нет. Серость небес, в привычной костровой дымке, никуда не делась. Она всё так же нависает на глаза, как мамина песцовая шапка, в которой я представлял себя перед зеркалом в прихожей кавказским джигитом на мысочках. Да! Я когда-то ловко подворачивал внутрь ступни пальцы ног со столовым ножиком в зубах. Куда ж без него?! Было. Вспомнил.

Нависшая на городом небо-шапка, никуда не делась. Душно и даже неприятно вглядываться в него. Но ведь город не состоит только из неба. Есть же ещё светлячково-фонарное освещение и даже асфальтно-речной антрацит с бурлящей на нём автомобильной ярко-огненной жизнью! Смотри и любуйся! Но нет, скучно даже от ярких московских светлячков на дорогах. Чего-то очень сильно не хватает, чтоб и глаз расслабить и пофантазировать. Нет белого цвета. Снега нет. Совсем нет. Даже тенистые места под деревьями, в которых обычно по весне оседают слежалые остатки сугробов, доживая последние деньки — пусты. В эти «зимние» дни они пребывают в мрачной коричневатой грязности. Листва, облетевшая с деревьев к концу октября, такую (плюсовую) трехмесячную температуру не вынесла и переварилась усилием изрядно поржавевших и некогда зеленых газонов.
Серость неба тут — чуть выше. Она виснет сплошной дымкой. Но на данный момент, дымчатая серость — слабый контраст земляной ржавчине с торчавшими в ней костными останками древесных исполинов.

Дай, погода, холодности зимней! Дай всем нам снежку хрустящего и морозца, пожалуйста! Верни хоть на время всё то, чтоб можно было вспомнить и ощутить зиму. Надоела эта замызганность осенняя, которая затянула пеленой города и сёла. Снежную бабу хотя бы одну выкатать, и хоть разок бы в парк на лыжах сбегать!

Вот тут не стану грешить и лукавить. На пару дней природа всё же сжалилась и завлекла чем-то залётный циклон, который обрушил (дурацкое слово) на город свои скудные 2-3 сантиметра снежной позёмки. Только вот всё это зимнее таинство быстренько счищалось с пешеходных дорожек в маленькие кучки шустрыми и заскучавшими от безделья дворниками. Даже пару суток ничего не продержалось, обрамляясь грязноватой песочной посыпкой от дорожной уборочной техники. Так вот и начался год с магическим значением чисел «2020». Шлёпаем по лужам в своей осенней «обувке». Пьем противовирусные таблеточки и шмыгаем носами городской влажностью.
Конец января. Небольшой морозец. Глядя утром в окошко, еле сдерживаю радостные эмоции. Ура! Снежный покров на вскидку  примерно 10 сантиметров. И это всё за ночь. Бежать на работу сегодня утречком – это теперь нескрываемое удовольствие! Проскрипел по снежку до стоянки. Настроение шикарное!

Поздним вечером аккуратно скользю к дому на осенней подошве. Во дворе ещё достаточно много снега. К великой радости моей не весь он счищен лопатами и сметён метлами озадаченными дворники. Вновь сыпет пороша. Мелкий снежок с небес даже не противен, а скорее наоборот, как-то даже очень приятен. Кидаю свой кожаный «саквояж» на лавочку рядом с детской площадкой и вбухиваюсь в снежный покров обеими ногами, желая сотворить «эдакое».

Что же ещё, если не снежная баба? Наспех скатываю три снежных кома, с мыслями о внезапной утренней дошколячей радости. Умело отсекая всё лишнее для придания шарообразности, водружаю друг на дружку части будущего снеговика. Морковку, конечно, не воткнуть по старой традиции, но это не особо заботит, поскольку нет пределу творческой импровизации. Озорно вычерчиваю скрюченными от снежной процедуры пальцами некое подобие женской груди в среднем коме. Оглядевшись по сторонам, дабы не испытывать стыда, не нахожу препятствий для дальнейшего творчества. Парочка отломанных веток с нависших кривых и костлявых лап ясеня над площадкой становятся руками моей снежной бабы. Красота! Пушистые ветки кустарника в один миг превращены мною в некое подобие локонов причёски красавицы. Ладони почти не слушаются команд моей мозговой активности. В карманы. Чуть согревшись там, они начинают нестерпимо гореть и покалывать. Про себя говорю: «Закаляйся, если хочешь быть здоров!» К чему это вспомнилось? Ладно, не важно. Продолжаю.

В завершении всего отошёл на пять назад, так сказать, для лучшего обзора со стороны. Ещё немного подправив формы и добавив мелкие детали к неуклюжей скульптуре, наклоняюсь к лицевому кому подышать на руки и заодно оформить огрызком веточки глазки и ротик. Вот, вроде всё. Неплохо. Довольный собой и своей снежной бабой, я хватаю сумку с лавочки и спешу домой. За горячим чаем уже дома, с горящими и краснющими пальцами я сделал небольшую зарисовку для будущего рассказа в электронной записной книжке. Просыпаясь утром в тёплой постели, ощущаю жгущий дискомфорт в области губ. Мысли: «Не хотелось бы заболеть под конец такой замечательной и снежной недели». Нет. Всё же надеюсь, что это не простуда. Уже совсем очнувшись от сладкого сна, понимаю, что мои губы не готовы были к длительным морозным процедурам на свежем воздухе и, конечно же, обветрились на ветру. Но ощущение такое, как будто я всю ночь страстно целовался с колоритной дамочкой. Вот тебе и «на!» Поцелуй — от снежной бабы! Пусть. Улыбаюсь. Мысли приятные.



Евгений Мирс

Опубликовано 24.01.2020 Евгений Мирс в категории "Рассказы и повести

1 COMMENTS :

Добавить комментарий