Он был примерным папой, мужем,
Любил уют семейный, дом.
Котлетки кушал он на ужин,
Хрустел соленьем перед сном.
Работал справно, даже очень.
Копейку приносил в семью.
Любил жену, подростка-дочку
И не роптал на жизнь свою.
Ему казалось, что всё ладно,
Судьбу за всё благодарил.
Семья казалась ему главной,
Как мог, берёг её, хранил.
Локомотивом был в подъемах
На рельсах жизненных в быту.
И подтормаживал на склонах,
Чтоб не слететь на всём ходу.
Он видел свет во всех тоннелях,
Презрев соблазны и разврат.
На свеже-стиранных постелях
Стал скучен и презренно слаб…
Жена его бранила часто
За то, что стар не по годам,
За то, что стал совсем не ласков
И, что виной всему «Агдам».
Нет, он не пьяница был горький.
Пришла пора, видать, сойти…
На первой, длинной остановке
Он стрелку перевел в пути.
Оставил свой состав вагонов,
Вокзальный гвалт сменил на стук
Колес. Поправ семьи законы,
Летел вперёд, забыв испуг.
На всех парах растаял в дымке
Надежд, свободы и мечты.
Ждала его любовь в косынке,
Где ветер слаще душноты…

© 2017, . Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!