Рассветный час. В столовой шум. Затишье.
Кроватный скрип, кряхтенье и возня.
Сон, растворенный в храпе еле слышном,
В камин испуганно забился у огня.

Поэт Аскольд Зеленодольский-Рылов,
Поправив нервно сетку для волос,
Зевнул в подушках, улыбнувшись криво,
Изрек: — Кого там чёрт в такую рань принес?!

Рукой, нашарив на полу будильник,
Растёр ладонью дрёму на лице…
— Пять тридцать на часах. Ну что за свиньи? —
Мужчина выдал сдержанно в ленце.

Нащупав тапочки ногами у кровати,
Аскольд прошлёпал сонно в коридор.
— Ну ладно! Полно. Не до шуток. Хватит! —
Пригладил он с залысиной пробор.

»развернуть»

В глазок дверной расширил глаз до боли,
И не заметив подозрительности фон,
Поэт, с урчанием съеденной фасоли,
Настроил кашлем влажный баритон.

В столовой кто-то брякнул батареей…
Сквозняк прошёлся по сырой спине.
А с подоконника (ну явно не Психея)
Лукаво смотрит женщина в окне.

— Вот так сюрприз! Пардон. Вы кто ж такая?
Зачем-то фикус на пол… Ну, дела!
Не безобразьте, милочка, — не проходная!
Жилищный кодекс чтите? Пра-ви-ла?!

Поправив грудь массивную в жилетке,
Что носят тётки фирмы «МосДорСтрой»,
Состроив глазки девки-малолетки,
Сказала муза: — Что не ждал, родной?!

В боку кольнуло. Слабо рот зачмокал.
Сюрприз, как бы сказать, — не по нутру.
Всё в музе вроде есть, но как-то много…
А грудь, так в ней запасов по ведру.

— Такой родни мне даром и не надо.
С окна слезайте и… ступайте прочь!
Не доводите до греха-скандала.
Зевс ошалел, прислав такую… дочь?

— А что ж Эрато, Клио, Мельпомена?
Эвтерпа, Терпсихора — не придут?
Тут оголила дамочка колено…
— Пиши с меня, давай, придирчивости — плут!

Аскольд Зеленодольский, он же – Рылов,
Присел за стол от наглости такой…
Наследственная — бабушки квартира
Со всех сторон надвинулась стеной.

— А что ж писать-то стих иль панегирик?
И как мне озаглавить сей сюжет?
Ну, как бы я – не очень-то сатирик…
Закончил горный всё же факультет.

— Да не тушуйся, Рылов! И не бойся.
Ну, располнела малость… В чём вина?
Да что ж тебе для вдохновенья — кости?
Была под складкой где-то тут одна…

Пиши про жизнь, пиит! И как умеешь.
У нас там тоже кризис: гэ-мэ–о!
Да и у вас тут, я смотрю, не «Пэриж»…
Жирком заплыли — хлеще моего!

Писал Зеленодольский ровно сутки.
Не ел, не пил… Шедевром увлечён.
Забыв про комплексы и даже предрассудки,
Стих — музе Талии, но с гаечным ключом.

 



Евгений Мирс

Опубликовано в категории "Стихи с юмором

1 COMMENTS :

Добавить комментарий