28 февраля 2020

Летняя экскурсия, или Ромашки в Крыму

Свято-Успенский монастырь (Бахчисарай). Часть седьмая

От Ханского дворца до монастыря переезд занял не так много времени. Менее чем через час, плавно раскачивая борта на горной дороге, наш лайнер привез нас в новое место на очередную экскурсию. Ещё не успев поделиться  полученными впечатлениями между собой, а также вдоволь похвастаться шикарными снимками на гаджетах, «ромашки» в привычной манере просыпались на щебенчатый грунт импровизируемой стоянки для экскурсий. К монастырю вела единственная узкая и извилистая дорога, отдалённо напоминающая асфальтированную. Дорожка буквально утопала в зелени диких плодовых деревьев и кустарников. Диковатые на первый взгляд места, окружённые со всех сторон крутыми и слегка плешивыми склонами ущелья, придавали этому месту дополнительную загадочность. Желтоватый оттенок пузатых стенок горной гряды — мазком кисти художника на полотне контрастировал на фоне благоухания ореховых деревьев.

На самом подъёме нас уже ждала высокая моложавая женщина, бережно придерживая массивную дамскую сумку за длинные ручки. Собравшись привычным полукругом возле гида-женщины, мы получили приглашение совершить пешую прогулку параллельно ущелью по крутому подъёму до самого монастыря. Наташа – так звали нашего нового гида. Те, кто успел захватить с собой из автобуса верхнюю одежду, оказались в более выгодной позиции по сравнению с теми, кто предпочёл облегчённый вариант летней прогулки. Чувствовалась не просто свежесть утра, а настоящий горный леденящий дух, напоминающий каменный склеп. По сути, каменный мешок, именуемый ущельем — самый настоящий склеп с выходом к небу, для имеющих собственные крылья. Наша группа «Ромашек» оказалась абсолютно нелетающей. Женская (большая) половина нашей группы  довольствовалась лишь накидными платками (у кого они были). Мужчинам повезло меньше. Кто-то (кто курит) согревался по ходу курением, кто-то просто делал вид, что горная прохлада – лишь неотъемлемая часть приключений.

Пристёгивая на молнию удлинённые «запчасти» штанин к шортам, я ни на минуту не пожалел о своей природной организованности. Ира погрузилась в полупрозрачную накидную рубаху, специально приобретённую для посещений святых мест ещё в Анапе. Завершающим действием стал капюшон, прилагающийся к рубахе. Егор, неизменно мерзлявый, облачился в облегчённую «олимпийку», загнав ползунок под горлышко. Я ощущал себя чуть комфортнее по сравнению с остальными туристами. Разогретый (днями ранее) жарким летним солнцем, я воспринимал леденящую прохладу ущелья как бодрящий утренний душ, к которому постепенно привыкаешь.

Само ущелье Мариам-Дере, именуемое на татарский манер — красоты невообразимой. Сочность и контрастность красок веселили взгляд, который вычерчивал всё новые и новые особенности местности по ходу движения. Ущелье «Святой Марии», украшенное рукотворными строениями, природными особенностями и древними преданиями, несомненно, рождает в голове нечто мистическое. Попытаюсь в который раз описать то, что выделил мой мозг из всего увиденного.

В самом начале экскурсии, поднимаясь по дороге выше и выше, мы доходим до святого источника, в котором поочерёдно набираем водицы. Гид нам рассказывает легенды и исторические предания про живительность местного родника. Далее нас встречает единственное здание, в которое не запрещен вход – часовня монастыря. Минуя часовню, оборачиваясь на проделанный путь, понимаешь, насколько интересно и само строение, и всё вокруг. Часовня расположена, практически, на самой дороге. Подняться под образа колокольни можно только преодолев несколько рядов широких ступенек. Вросший выбеленными постройками невысоких зданий, церквушек с куполами и монашеских келий монастырь расположился по обе стороны Мариам-Дере. Желтоватый песчаник нависает тут почти над каждым зданием. В одних местах он словно огромным пластом застывшей магмы замирает, упираясь в постройки. В других местах горная порода нависает, словно песчаная волна, над небольшими судёнышками в нерешительности. Есть не менее загадочные симбиозы, когда видно монашеское упорство и податливость горной гряды. Тут рождены не менее красивые архитектурные воплощения: выдолбленные внутри породы тоннели с лестничными маршами и плотно примкнувшие к скалам сами здания. Всюду видны яркая мозаика, изразцы и иконы святых, обрамленные выбеленным камнем. Христианская и православная вера, увековеченная природой. Завораживает. На противоположной части широкого ущелья (со стороны урочища) через густую растительность просматривается древнейшее поселение Чуфут-Кале. Со слов нашего гида, древнейшее поселение сохранилось со времён гонений римской империей христианской веры и основанное греческими монахами Варнавой и Софронием. Есть, конечно, и парочка легенд: одна из них про пастушка, которому являлась икона Божьей Матери, посылающая намёки на строительство святой обители, парящая в воздухе, и про дракона, который воровал молодых жителей с окрестных мест, прячась в ущелье, и усмирённом самой Богородицей. Самые древние постройки тут насчитывают больше полутора десятков веков, уводя нас в далёкую Византию, и более современные здания, построенные уже в наше время. Сам факт, что Монастырь всегда оставался православной веры. Ни полчища татарской орды в пятнадцатом веке, ни сильнейшее землетрясение в начале двадцатого века не смогли полностью разрушить то, что было намолено верующими за века. Говорят, что даже сам великий Хан (во времена правления гирейской династии) верил в чудотворность Иконы Божьей Матери, неизменно находящейся тут, и регулярно присылал свечи для совершения богослужений.

Свободного времени в ограниченных рамками экскурсиях в таких местах всегда не хватает. Полюбовавшись природой и восхитившись человеческим умением в строительстве в сложных условиях, «Ромашки» разрозненными группами по несколько человек забегались по территории обители. Приправленные пахучими крымскими благовонными маслами от экскурсовода Натальи, основная масса людей поспешил в православный храм. Другая часть нашей группы, ведомая пряно-коричным запахом выпечки, устремилась за основным человеческим инстинктом в сторону  монастырской пекарни. Те «Ромашки», кому не хватило времени на персональную фотосессию, выискивали интересные виды для последующих снимков. Далее они, улыбаясь, позировали пред объективами и друг другом.

Солнышко, показавшееся над ущельем, поманило теплом и светом любознательных ящерок, живущих в горной местности. Пестря зеленовато-фиолетовым оттенком, они любознательно изучали нас — двуногих созданий Божьих, выползая на каменные стенки перил. Детской части нашей группы, думаю, это запомнилось намного ярче, чем долгие переходы и все рассказы, поскольку, каждому из них хотелось рассмотреть чудесных созданий поближе. Поймать ящерицу – целая наука. А кому посчастливилось оказаться проворнее, чем они, знает все последствия. Быть укушенным за мягкие ткани ладоней – малый вред. Намного неприятнее, когда становишься причиной потери хвоста проворного мелкого хищника. Правда, сами хладнокровные создания настолько острозоркие и пугливые, что бояться даже глазка цифрового аппарата, скрываясь в убежищах из камней при первой опасности. И в этот раз пришлось довольствоваться только отдалёнными кадрами земноводных на фоне растительности, каменных перил и пристенков арок рядом с дорогой.

Поднимаемся по лестнице в часовню, и над ущельем открывается ещё один завораживающий взор вид. Хорошо просматриваются монашеские огородные посадки свеклы, золотистой тыквы и ещё каких-то съедобных культур. Сделав парочку панорамных снимков с колокольни, мы с Ирой и Егором поднялись по крутым ступенькам в сам молельный храм. Необъяснимое и трепетное чувство – преступить порог чего-то нового и нехоженого ранее. Внутри храма всё как в обыкновенной скромной сельской церковки: без излишеств и помпезности. Массивные каменные стены цепко держат свежесть какую-то и прохладу, и это чувствуется всем телом. Православный батюшка бросил на нас спокойный взгляд из-за свечной и сувенирной лавки, негромко обсуждая с каким-то мужчиной организаторские вопросы. Я разобрал лишь отдельные фразы из диалога. Обсуждались какие-то моменты по доставке сувениров и ещё какие-то финансовые дела, касаемые быта церкви. Осмотревшись по сторонам, осенив себя крестным знамением, проходим дальше в помещение для проведения богослужения и молебнов. Внешняя скромность наполнена особым духом. Гостей не много. В основном – все наши «Ромашки». Удивила лишь одна вещь, подаяние просила пожилая женщина, протянув мне суховатую ручонку внутри самой кельи с намоленной иконой Божьей Матери. Отправил Егора подать на обратном пути просящей милостыню женщине, он, чуть растерявшись, исполнил мою просьбу. Не знаю почему, но мне вдруг захотелось помолиться, поставить свечи в храме. В церкви я бываю в основном «по случаю». Печально, что все мои посещения связаны только с людскими утратами. В этот раз само желание обуяло меня настолько сильно, что ноги сами понесли к свечной лавке…

Когда всё, что внутри родилось, вытекло скупой мужской слезой на выходе, стало легко на душе. В небольшом помещении храма с низкими потолками осталась и моя печаль за утраты, растворившись в странной прохладе. Налегке, с новыми силами поспешили к автобусу, ожидающему остатки группы «Ромашек», в коем числе были и мы — жующие на ходу свежую монастырскую выпечку.

Впереди у нас новое, не менее интересное — с долгой дорогой в самое сердце Крыма: Севастополь, Симферополь, а далее уже и древняя Каффа (современная Феодосия).

продолжение в следующей части…



Евгений Мирс

Опубликовано 28.02.2020 Евгений Мирс в категории "Рассказы и повести

Добавить комментарий