27 февраля 2020

Летняя экскурсия, или Ромашки в Крыму

Ласточкино Гнездо. Часть пятая

Водитель автобуса быстро нагнал прохлады в салон. Оперативно рассаживаемся на свои привычные места. Дождавшись очередную тётеньку-потеряшку, отчаливаем. Сидя уже внутри, мне стало интересно, как же справится наш водитель с узким пространством на парковочном месте возле дворца. Медленно, но уверенно, наш «корабль» миновал все мели и препятствия, маневрируя на узких улочках Ливадии, выехав на основную дорогу. Похвально. Аплодисменты мастерству. В дороге, уже в привычной нам манере, Алёна увлекла всех рассказом о том месте, куда, собственно, мы и направлялись. Забыв о жаре и усталости, словно бы по команде, мы вертели головами в разные стороны. Слева по ходу движения открывались замечательные виды моря, справа – великолепие горного ландшафта с бурной растительностью. Вдали временами мелькал сказочный облик главной вершины Крымского полуострова — горы Ай-Петри. Своими клыкастыми вершинами цвета желтоватой кости, гора, то и дело, магически притягивала взоры.

Жаль, что наш маршрут не включает поездку именно в ту сторону. Возможно, в следующий раз имеет смысл заказать отдельный тур на Ай-Петри, и желательно — с пешим туристическим маршрутом. Вблизи самой вершины, вид откуда не менее красочный, нежели издали, проложена ещё одна канатная дорога.  Высота более 1000 метров над уровнем моря вряд ли оставит безразличным самого опытного туриста. А если ещё включить в тур посещение холодных пещер рядом с горным массивом, то впечатления дополнятся видами сталактитов и сталагмитов внутри пещер. Размышляя над сказанным и подспудно строя планы на следующий год, я перезаряжал аккумуляторы на нашей семейной фото и видео технике.

Наш автобус, плавно раскачиваясь на горных дорогах, мчался к самой известной достопримечательности Крыма — своего рода, визитной карточке полуострова. Пока мы разминали в креслах конечности, готовясь к следующему походу, говорливая Алёна насыщала нас историческими подробностями и ремарками и легендами о самом Замке. За более чем вековое существование этого здания, оно несколько раз переходило из рук в руки разных собственников. Изначально замок был деревянной дачей, построенной отставным генералом после русско-турецкой войны. Единственная отличительная особенность постройки была в том, что она располагалась в самом живописном месте южного побережья Крыма на Аврориной скале мыса Ай-Тодор. Прежний сказочный вид замок Ласточкино Гнездо получил после сильного землетрясения в начале ХХ века. Отдав должное советским архитекторам-энтузиастам, строителям и реставраторам, замок был спасен от полного разрушения. Полностью был укреплён фундамент под зданием на скале и заново выстроены утраченные конструкции и элементы. В начале нового ХХI века «гнёздышко» полностью отреставрировано. На данный момент оно является архитектурным историческим памятником и самым посещаемым объектом на всём Крымском полуострове. Оставил сильное впечатление у всех нас красивый рассказ экскурсовода — про богиню Аврору и Посейдона. О том как коварный властитель морей любовался Авророй, встречающей каждый день рассвет возле моря. И он, отвергнутый юной богиней, ещё сильнее воспылал любовью к прекрасной деве. И как гласит легенда: суровый бог с помощью повелительниц ветров Эолы усыпил бдительность прекрасной богини, нагнав тучи. Когда же Аврора задремала, то Посейдон попытался схватить её в безудержном порыве страсти. Юная дева каким-то чудом почувствовала беду и успела вовремя очнуться. Выскочив из объятий хитрого Посейдона, она тут же растаяла на месте, как видение. С головы же незадачливого любовника упала драгоценная диадема, а самый яркий камень от удара отскочил и затерялся в расщелинах между морем и скалой. Следующим же утром, когда уже рассеялись тучи, и вышло яркое солнце, то ослепительным блеском засиял тот самый самоцвет. Через мгновение на вершине той самой скалы, где любила сидеть юная Аврора, и появился великолепный замок. Легенда? Да! Но всё же, она очень красивая.

Вернувшись в реалии туристической поездки и миновав санаторий для космонавтов «Курпаты» в форме летающей тарелки, мы вскоре прибыли на место. До самого замка Ласточкино Гнездо нужно было пройтись пешком. Ну, как пешком? Примерно пять сотен ступеней с площадки вниз по ущелью до самого побережья. Потом ещё сотня ступеней вверх на высоту самого замка (сорок метров). Время обеденное (около двух часов по полудню). На жаре кушать почти совсем не хочется, хотя и завтрак был ранним утром. У самых запасливых «Ромашек» в наличии фрукты и даже бутерброды с термосами. Просьбу Алёны «не пахнуть» во время движения в автобусе съестными припасами почти все выполнили с достоинством. Некоторые (самые слабохарактерные элементы), конечно, жульничали и втихаря  подкармливали свои организмы витаминчиками и калориями.

Путешествие путешествием, а питаться всё же необходимо. Собранные нами с Ирой вещи в аскетичной манере, не включали в себя какие-либо излишества, кроме: сменной одежды, обуви и запаса обычной воды. Ещё на подъезде к замку опрошены все желающие на предмет: подкрепится в приличном заведении. Заказанные загодя нам столики в придорожном кафе ожидали «Ромашек» для полноценного обеда с бесплатной дегустацией местных крымских вин. Ещё в Анапе в разговоре между распространителями туристических экскурсий я услышал разговор  о том, что местные вина пить нельзя ни в коем случае. Мол, все дегустации – не что иное, как бизнес по продаже бутилированной продукции пакетированных суррогатных жидкостей. С опаской к этой теме и мыслями о нужности самого посещения предложенного экскурсоводом места, мы причалили на слегка запылённом лайнере рядом с нужным заведением.

Сменив без зазрения совести прохладный салон автобуса на жаркий и радушный приём июльского Крыма, слегка поредевшей, но ещё приличной по численности компанией мы вторглись в местное кафе. Бесплатные туалеты и прохладная вода в умывальниках пришлись всем по нраву. Отстояв созданную нами же очередь в кафельные общие апартаменты, «Ромашки» усилием молодых официантов — мужчин кавказкой наружности, расселись по шесть человек за столик в просторном зале.

Если бы проходили съемки фильма «Двенадцать стульев», то, обозрев поданное меню, я бы выдал самую известную фразу Кисы Воробъянинова: «Однако!» Изучив меню, сразу захотелось стереть хотя бы по одному нолику с цен.  Посовещавшись, мы всё же заказали минимум. В минимум входило: две холодные окрошки (на кефире), суп лапша и тефтельки на троих с гарниром картофельное пюре, хлеб (лаваш). Откушав перед основными блюдами парочку-тройку  мензурок с содержанием на самом дне «коллекционных вин», напряжение улетучилось вместе с недоверием. Лихой кавказский парнишка лет двадцати, что-то вдохновенно рассказывал о винах, о виноградниках, о вкусах и ароматах…

Одну за другой я осушал предложенные напитки без усилий, мешая и представления о вине, и вкусы в полости рта. Дозы, которыми дегустировалось и дегустируется вино, как и другие спиртные напитки – ровно половина глотка. Ирина, сдержанно пригубив парочку «нектаров богов», в дальнейшем отправляла все наполнения в пластиковых мензурках в мою сторону. Закончив десятиминутную дегустацию пробой местного коньяка на миндале, я сидел на мягком диванчике уже совсем расслабленно. Ещё через несколько минут официанты скромно и аккуратно подали наш обед.

Час, потраченный для пополнения запасов калорий, отхватил толику зноя и духоты у нашей дневной экскурсии. На выходе из кафе, в тени дикой сливы я столкнулся с Алёной. Она встречала покидающих кафе «Ромашек», напутствуя каждого, намеревавшегося преодолеть крайний рубеж до замка.

За тридцать лет, как мне показалось, изменился только внешний периметр, обросший ларьками и низкорослыми частными заведениями. Сам облик «Ласточкино гнезда» остался прежним – сказочное миниатюрное великолепие!

Довольно крутой спуск по ступеням вниз к самому побережью, откуда можно подняться на саму скалу, на которой стоит замок, занял (со всеми остановками на передых) минут двадцать. На довольно узком пути (в ширину — три пешехода) — бесчисленное количество продавцов «на лотках». Отвоевав себе клочки скальных заплешин у самой лестницы, продавцы массово продают всё: от сувениров с символикой замка, до экзотических фруктов. Спускаясь вниз по ходу, удалось даже попробовать (бесплатно) индийский гранат. Молодая девушка уверяла, что это «чудо» полезно и детям, и взрослым, и его используют дополнением к фруктовым чаям. На вид Момордик (так зовут этого зверя) напоминает оранжевую тыкву, скрещенную с динозавром. Мне чем-то это напомнило детёныша Бронтозавра без лап, к тому же покрашенного в цвет оранж. Внутри мягкие, как желе, съедобные яйца мини-динозавра красного цвета, кисловатые на вкус. Егор брезгливо ткнул пальцем в то, что можно есть, но попробовать не решился. Ира вкус не поняла. Я тоже. Таскать заокеанские фрукты в рюкзаке – занятие подозрительное и непредсказуемое. Покупку отложили на потом, запрятав косточки в кармашек.

Последние ступеньки дались с трудом. Очевидно, прыть, с которой мы взялись штурмовать длительную преграду, была избыточна. Отдышавшись в тени магнолий и еще каких-то высоких и пышных кустов, похожих на сирень, заползли на место. Ветерок. Солнышко, убивающее почти всё живое на лестнице и рядом с ней — наверху у замка совсем не печёт.

Сам замок по размерам – не Ливадийский дворец. Он, словно домик Кена и Барби, увеличенный в несколько раз, застыл на верхушке скалы. Придвинутый ветрами к каменным перилам с балясинами, остроконечный серый замок словно прилип основанием к каменно-бетонной прослойке, цепляясь остриями шпилей за небесную синь. Само здание в форме шахматной туры со шлейфом из пристроек, нависло над пропастью. Внутри самого замка в разное время были и дорогущий ресторан, и музей, ещё какие-то заведения и государственного, и частного характера. Самое главное, как мне показалось, не внутренние убранства, а внешнее великолепие «Ласточкиного гнезда». Виды из замка и рядом с ним открываются ни с чем несравнимые. Тут, ненароком, вспомнишь богиню Аврору, облюбовавшую в своё время это место, как смотровую площадку. В ясную погоду со скалы видно даже гигантскую спину медведя — гору Аю-Даг. Море с такой высоты особенного цвета. Начиная с бирюзовых оттенков у самого подножья скалы и заканчивая иссиня-черной далью ближе к горизонту. Дух захватывает, когда стоишь рядом с замком у каменных перил над обрывом. Внизу неспокойное море дышит мощью волн, мерно обтачивая острые глыбы и камни. Слева в спокойном соседстве ещё один мыс со знаменитой скалой Парус. Стоит. Никакие шторма ей нипочём. Сколько веков она стоит — тоже никто толком не знает.

Стояли рядом с замком долго. Трогали Каменные стены, как нечто мистическое или сказочное, опирались на перила, фотографировались. Ротозействующих туристов тут, как и прежде, всегда много. Приходилось меняться местами с людьми по взаимному согласию, чтоб сделать несколько приличных кадров на память без посторонних. Новодельные постройки типа «дерево желания» и смотровых площадок на соседней скале рядом с замком меня не очень вдохновили. Обвешанное разноцветными бантиками и ленточками железное дерево, стоящее на сундуке – скорее для слишком романтичных подростков или дамочек, чем для туриста со стажем. Поднялись. Сфоткались. Забыли. Встречаемся с редкими лицами «Ромашек» и улыбаемся друг другу на виду у всего этого великолепия природы и творения рук человеческих. Тут и моя соседка по креслу автобуса — Вика с подругой Яной (Рапунцель), и их парнишка. Они резво бегают от одной стороны опоясывающих замок перил на другую сторону, делая селфи и совместные фотографии. Тут и старушки-веселушки подруги и парочка: муж в неизменной летней «бобочке» с угловатой супругой. Детишки бегают, взрослые покупают сувениры – обычная для этого времени года и суток обстановка.

Полны впечатлений, мы начинаем спуск вниз, несколько раз оборачиваясь, словно боясь упустить что-то ещё в этой слегка угловатой красоте. Вспоминая про самую длинную часть подъёма, которую проскочили на одном дыхании, вздыхаем сразу все трое, как по команде. Жарко. Ветер остался между четырёх шпилей «Ласточки». Забыв об экзотическом гранате, тяжело пыхтя, мы преодолеваем ряды ступенек. Ощущение такое, будто бы тащишь ещё кого-то за собой, уцепившегося за твою одежду. С металлическими высокими перилами на последнем ряду ступеней приходит и новое дыхание, и расслабление. Отдышались. У экскурсионного автобуса снова пьём много воды.

Ещё немного — и начнётся отсчёт времени до отправки в новую точку. Алла, в любой ситуации позитивная и говорливая, по-настоящему радовалась всем «ромашкам», возвращающимся обратно, так, будто бы мы её родные дети. В дальнейших её присказках всё чаще проскальзывает слово «Бахчисарай». Одурев от жары и физических нагрузок, слова экскурсовода воспринимали как некий восстанавливающий бальзам. Её голосок  хотелось слушать и слушать.  Ну, а для того, чтоб продолжить благодарно внемлить, нам с Ирой и Егором достаточно было хотя бы развалиться в своих креслах автобусе.

перейти в начало рассказа…

продолжение в следующей части…



Евгений Мирс

Опубликовано 27.02.2020 Евгений Мирс в категории "Рассказы и повести

Добавить комментарий