27 февраля 2020

Летняя экскурсия, или Ромашки в Крыму

Ялта. Третья часть

Раннее утро. Мчимся по извилистому серпантину. Слева в окне замечаю знакомый пейзаж: мохнатая громадина, похожая на спину медведя. Гора Аю-Даг. Высота всего-то пятьсот с лишним метров, но очень уж шедеврально всё выглядит. Помню эту гору ещё из молодости. В советское время вместе с другом отдыхали  на море, ну и ехали по этой же самой дороге на троллейбусе из Симферополя. Медведь всё так же мирно спит на берегу, уткнувшись заросшей мордой в воды моря. Ощущения, конечно, незабываемые. Память всё-таки — замечательная штука, хоть и время летит после моих сорока уже довольно быстро.

Ещё несколько минут пути, и водитель останавливает наш лайнер для небольшого отдыха и перекуса на попутной заправке с мини-кафе. Побудка полусонной публики после четырёхчасового безостановочного переезда, с вытряской на свежий воздух — у нашего экскурсовода заняла минуты три. Вяло просуетившись внутри, Ромашки, как горошины из банки,  слегка подталкивая друг друга, посыпались из автобуса на асфальтированный пятачок. Схватив с верхней полки сумку с фотоаппаратом и маленькую видеокамеру на селфи-палке, я поспешил вместе со всеми наружу. Утренний воздух даже на заправке был настолько свежий и прохладный, что даже мне, привыкшему к температурным перепадам, захотелось натянуть брючки на свои ворсистые конечности в коротких шортах. Ну, а поверх футболочки нацепить какую-нибудь ветровочку с капюшончиком. Конечно же, ничего подобного в моём летнем гардеробе на время поездки не было и в помине. Вспомнив про теплую одежонку, вскоре я благополучно забыл про все неудобства и принялся обозревать потрясающий горный ландшафт той местности, куда мы все прибыли. Ирина и Егор стояли рядышком, поёживаясь в прохладе и жмурясь в лучах яркого солнышка.
На всё про всё Алёна нам дала 30 минут. В восемь утра для нашей группы должны была открыться столовая со звучным названием «Великолепная Солоха» уже непосредственно на набережной Ялты. А вот уже после плотного завтрака нас ожидала поездка куда-то там ещё, но уже по канатной дороге.

Переминаясь с ноги на ногу на асфальтном пятачке, основная группа, разделившись на семейно-дружеские подгруппы, разошлась в разные стороны. Кого-то из «Ромашек» сразу поманил запах свежезаваренного кофе на заправку, а кого-то и персональные желания покурить или просто размять ноги. Мне же было достаточно даже свежего утреннего воздуха, наполненного помесью новых черноморских ароматов. Заприметив рядом со стоянкой  со стороны моря длинные каменные перила с балясинами, я прямиком устремился к ним и поспешил заглянуть «за». Позже выяснилось, что это смотровая площадка с неизменными видами на море. Чуть ниже были каменные ступеньки, ведущие на смотровую площадку, и следующий за ней обрыв. Но обзору мешала подросшая растительность кустарников и плодовых деревцев дикой сливы. Высмотрев кусочки морской глади между деревьями и утренней предгорной дымкой, между шальными мыслями о правильности установленной сетки над самим обрывом для шибко шустрых туристов, мы поднялись наверх и вернулись назад к основной группе. Запечатлев на фотоаппарат парочку кадров на память у перил и сделав небольшое обзорное видео, своей неизменной троицей мы потопали за полноценным пробуждением внутрь кафе. Однако! Цены на кофе и бакалейную продукцию, доложу я вам, похлеще московских забегаловок в центре города.

Оплатив на кассе у бодрых молодых продавцов мой кофе и два чая, ведомые жестом кассира-заправщика и запахом «Арабики», мы переместились к самой стойке с кофемашиной. За высокими столиками уже уединились отдельные «Ромашки» с порциями оплаченной  бодрости в виде напитка. У самого автомата нужно было проделать некоторое количество запутанных для утреннего мозга комбинаций, прежде чем получить то, за что оплатил на кассе. Мне на тот момент показалось, что за такую сумму, которую списали с карты, даже в уездном городишке в самом заурядном кафе сделают отменный бодрящий напиток и без вашего участия! А с вероятностью в девяносто процентов, презентуют и мини-круасан в благодарность за посещение заведения. Мурашки, приобретенные мною снаружи на утренней прохладце, безоговорочно сбежали через затылочную часть головы, получив порцию смеси кипяточка и кофеина. Обжигая нёбо и язык, дружным трио мы с наслаждением потягивали мелкими глоточками горячие напитки, устроившись за длинной стойкой. Через пять минут выходим наружу через стеклянную дверь на задний дворик с видом на  гору и шоссе, по которому, собственно, и приехали сюда. Яркое утреннее солнце, вынырнув на оперативный простор между кедров и сосен, наслезнило всем глаза. На воздухе совсем стало тепло, а за несколько минут стало даже жарковато.
На ярком свету рассмотреть «Ромашек» оказалось куда сподручнее, чем через спинки кресел в салоне автобуса. Вот парочка: муж и жена, очевидно, супруги. На вид лет так чуть больше сорока. Мужчина в футболке, в шортах и кепи «хулиганке». Курит. Жена настойчиво, но приглушённо, что-то выговаривает супругу. По всей видимости, тоже обсуждали цены в придорожном кафе.

Недалеко от нашего лайнера стоят: соседка по креслу в компании с подругой «Рапунцель» и с долговязым сынком (безразличного и заспанного вида). Рядом пожилая семейная пара в куртках (предусмотрительность даже в мелочах). Далее небольшими  кучками по интересам — остальные туристы из нашей группы – разных возрастов и гендерных принадлежностей. Парочка живеньких старушек в сторонке. В ярком солнечном свете вычисляю примерный возраст «Рапунцель», определив и цвет шикарных волос. Соседка по креслу спереди относительно молода, примерно в возрасте тридцати пяти лет. Длинные чёрные волосы переливаются модной синевой.
Соскочив с подножки автобуса, вовсю машет ручками наш экскурсовод Алёна. Она быстренько собирает зазевавшихся одиночек и любителей «подымить» в единый букетик для нашей белоснежной вазы на колесах. Прерывая разговоры и впечатления, дружно рассаживаемся по своим местам. Через минуту лайнер плавно отчалил от временной пристани и  покатился прямиком в Ялту.

Внутри получаем очередные инструкции на предмет планов уже в самой Ялте и на набережной. Напоминания о купальных принадлежностях многие, думаю, восприняли как что-то не совместимое с жизнью, ощутив утреннюю горную прохладцу на заправочной станции. Купаться, так купаться! Я полностью согласен с доводами нашего гида. К счастью, Ирина поддержала малочисленную идею, слегка поёжившись плечами. Егор, уважающий только жару и подмерзший на предыдущей остановке, ответил категорическим отказом. Ребёнок есть ребёнок.

Дорога до Ялты — недолгая (в районе часа). Успев перезнакомиться при дневном свете, в стане «Ромашек» пошёл некий галдёж на предмет первых впечатлений от поездки. На подъезде к городу явственно ощущаю ностальгию от прошлой поездки в Ялту. Пытливым взглядом из прошлого отмечаю всё те же самые остановки из бетонных плит на трассе. В молодости я не задавался вопросом относительно их несовременности, ну, а сейчас, спустя почти тридцать лет, и ответа совсем не нужно.

Летнее жаркое солнце на дороге нещадно выжигает не только скудную растительность, но и кислород. Сложно представить железное, из прошлых лет, убежище для пассажиров. Даже современный пластик или стекло, думаю, не сильно хороши для защиты от ливня, селей или палящего солнца. Только камень долго держит прохладу, вечен, да и нагревается ну очень медленно. Вот и весь ответ.

Приехали. Быстро собираем все нужные манатки в рюкзак: кошелёк, фототехника, полотенца, купальная одежда (для Егора — ветровка с капюшоном). Вывалились.

На главной площади, куда дошли разрозненной командой минут за пять, июльское солнышко сделало своё дело: уже довольно жарко и даже душно. Оказывается, что пару дней и тут шёл дождик, а закончился пред нашим приездом, буквально под утро. Здорово! Чувствуешь себя слегка возвышенно, привозя погоду, соответствующую времени года. Восьмой час утра. Лица ранних продавцов в сувенирных палатках, да и самих местных жителей мне показались весьма осветленными, совсем без ноток какого-либо недовольства.

Рядом с главным причалом «Ромашки» разбегаются в разные стороны, будто бы все оказались в своём родном городе. По-доброму тут всё. Родное, что ли? И голуби, и беспокойные чайки на пирсе – даже к ним я испытываю странное ощущение. На тот момент мне показалось, что я — большой корабль. Чувство возвращения то поддавливало гортань, то расплёскивалось в радостном всплеске нежности к моим близким Ире и Егору. Никогда такого не чувствовал ранее.

Позавтракать в столовой – дело важное! Но, несомненно, важнее добраться до памятника Михаилу Пуговкину, чтоб сделать хотя бы парочку снимков на память.  Покинув основную группу, мы добежали до затёртого поклонниками до солнечного отблеска бронзы Михаил Ивановича. Он весело встретил нас, сидя в известной позе с тростью «нога на ногу». Восторг! Молодцы, Ялтинцы! Дань талантливому актёру в полной мере в бронзе в самом центре Ялты – это достойно только восхищения. Аккуратно присаживаемся радом с памятником на лавочку, соблюдая очередь. Делаем несколько семейных фотографий на фоне знаменитости. Что ж, пора освежиться.

Набережная Ялты — сплошь крупная галька и отсутствие достаточного количества места. Прямо по центру некогда широчайшей набережной теперь длинные торговые ряды, спрятанные за стеклом. Вот незадача! Какая нелепость — строить так в современной манере, чтоб гуляя по набережной, уткнуться носом в коммерческие частные лабиринты. Абсолютные — не шедевры зодчества и архитектуры, громоздко мешают проходу по набережной.  Вот тут незадача. Приходится их обходить всё это убожество либо слева, либо справа. Уже на самой береговой линии, по всей протяженности линии пляжа — трёхметровая изогнутая стена, защищающая набережную от частых штормов. Вторая незадача. Пейзаж совсем не подходящий для фотосессий.

Здешний вход в море после песчаного удовольствия в Анапе может показаться пыткой. Почти восемь утра, а солнышко уже припекает и плечи, и руки – самое время искупаться.

Пляж почти пуст. Старясь превозмочь неудобство ходьбы босиком по крупной гальке, осторожно вхожу в воду. Морская кладезь удовольствия, поначалу обжигая щиколотки и голень, обнимает плотным солёным студнем всё тело. Если и есть в жизни кайф, то вот он! Жестом подзываю Иру искупаться, ощутив наслаждение наощупь.

Чуть замешкавшись в женской манере на берегу, она покорно погружается, почти без приготовления. Балдеем вместе рядышком в спокойной и глубокой воде. Море понимает тело, тело понимает море. Какой-то космос – не иначе.

Из всех построек на набережной Ялты вспомнился только корабль (парусник) на стапелях на самом берегу. Когда-то он был действующим судном, ну, а в новейшей истории снова переквалифицирован из кафе в какой-то музей. Дорогущий отель Ореанда, как и прежде, выглядит дорого (умели строить до 1917 года). Синие навесы-козырьки над легковесными балкончиками до сих пор привлекают туристов. Извини, Ялта – не в этот раз!

Время завтрака. Уже восемь утра. Общий сбор «Ромашек» возле  забегаловки «Великолепная Солоха» на набережной. Слишком уж стало очевидно, что многим из нас не хватило времени на полноценный забег по местным красотам.  Особенно это стало заметно, когда народ стал прорываться в кафешку и разбирать подносы в пустом заведении, открытом специально для нас. Вкусный завтрак за наличный расчёт и не за счёт заведения в уютном подвальчике не меняет настрой. Насытившись пищей не  духовной, сразу поднимается тонус и в организме, и в желаниях. Повторный, только уже сытый сбор туристического общества, скрепляет всех ещё ближе. Сытый человек – ленив, болтлив и добр. Кедры и сосны на набережной, минуя лихолетья, приобрели некую вековатость, на мой взгляд. Запах сосновый сводит с ума, мощь стволов потрясает. Новые снимки наших фотографий в копилке цифрового фотоаппарата.

Если бы не близость канатной дороги, спрятавшейся в густой растительности от столовой, хотелось бы посмотреть заход крупных судов… Парочка похожих пассажирских судов стоят у причала на рейде, но это совершенно не тот масштаб. Узрев своё время теплоход «Тарас Шевченко» у причала в Ялте, мои мечты увидеть нечто подобное не покидали меня долгое время. Что уж говорить про заход одного из самых крупных и современных океанских лайнеров, таких как «Azura». Это точно мега-событие из разряда: «один раз в жизни повезло увидеть». К великому сожалению, и это событие — не в этот раз.

Как же всё же стать полноценной Ромашкой? Что это вообще такое? Отвечу: нужно получить ламинированный пропуск с изображением полевых цветов у экскурсовода Алёны!

Девять утра. Пропуск на канатную дорогу даёт возможность бесплатно (наконец-то) посетить хоть что-то — не доставая наличные деньги из карманов и кошельков.

С виду канатная дорога в Ялте — это не совсем безопасное сооружение, на мой взгляд. Двухместные кабинки без всяческой страховки, висящие на движущемся канате на приличной высоте. Такой факт заставили слегка задуматься на предмет безопасности. Подозреваю, что предложи вам незнакомый вам автолюбитель проехаться в его машине без дверей и тормозов, то вряд ли вы согласились бы, наверное. Как тут не вспомнить Александра Сергеевича Пушкина «Помолясь усердно Богу, отправляется в дорогу…» Страховка есть, конечно, хоть и на уровне крепости каната и самой кабинки времён советского знака качества. Желание туриста получить экстремальное удовольствие – хоть отбавляй, поэтому только вперед! Долго готовились, примеряясь к первой и единственной попытке прыгнуть в проходящую на скорости кабинку. Егор справился почти сразу, запрыгнув первым. Я тоже почти справился (упасть в грязь лицом пред сынишкой, я не имел права). Пусть с небольшой заминкой, но всё же я закрыл за собой сдвижные дверцы, накинув шпингалет сверху для целостности хлипкой конструкции дверей. Откидные сидячие места также выдержали очередное испытание на нашу с Егором умелостью. Взмываем вверх. Сидеть внутри кабины на мини-сидушке гораздо безопаснее, чем стоять. Наша мама замыкает парную двадцатку вместе с Алёной, запрыгивая в кабинку. Осторожно машем нашей маме и Алёне, боясь раскачать собственный вагончик. Бодро снимаю всё происходящее на видео, периодично высовывая камеру на телескопической палке, желая поймать как можно больше красивых кадров для последующих эмоций. Виды с высоты  — шикарные. Отсюда видны и окрестные горы, и сама глубоководная  ялтинская бухта с судами у причалов. Осмелев, внезапно встаю с места на середине пути, но почти сразу же я об этом поступке пожалел, уловив ритм раскачивания кабинки… Пипец! Страшноватенько. Сердце бешено заколотилось и в груди, и в висках. Видел, как у Иры, плавно ползущей за нами, расширились глаза, глядя на нас. Высоты я не боюсь, в отличие от сына.  От последующих спонтанных идей на канатной дороге уберёг страх за мальца, которому посвятил двенадцать последних лет жизни.

Стыковка в верхней точке десятиминутного канатного путешествия вполне благополучна. Все «Ромашки» живы и здоровы, и слава Богу!  Растянутой колонной змейкой продираемся сквозь полутень в зарослях горной дикой сливы к стоянке ждущего нас автобуса. Июльская жара догнала нас в самой верхней точке стоянки туристических автобусов. Алёна предупредила по поводу употребления в пищу алычи, заботливо опрысканных кем-то диких ягод, чтоб не возникло желание попробовать их на вкус. Массово пьем воду из бутылочных запасов. Делимся впечатлениями. Отдышавшись от горной тропы, можно двигаться в следующий пункт экскурсии, но уже на комфортабельном автобусе. Впереди нас ждёт Ливадия и сам Ливадийский дворец-музей.

продолжение в следующей части…



Евгений Мирс

Опубликовано 27.02.2020 Евгений Мирс в категории "Рассказы и повести

1 COMMENTS :

Добавить комментарий