28 февраля 2020

Феодосия – город мечты. Заключительная часть

Минуя редкие многоэтажки, наш белоснежный «лайнер» долго плутал по узким старинным улочкам Феодосии, прежде чем остановился в тенистом и почти безлюдном месте.  Вечер в курортных городах какой-то особенный. В чём и я сам не раз убеждался, путешествуя «по морям» в далёкие советские годы. Выходя из автобуса, наша сплочённая группа экскурсантов наскоро собралась в тесный кружок вокруг Алёны. Отдельной кучкой в сторонке попыхивали дымком от сигарет самые шустрые из «Ромашек».

Почти сразу приятно удивила тишина на самой улочке среди слегка пошарпанных  малоэтажных домов и тёплый, но совсем не душный воздух. Ощущение некого особого климата сродни климату для каких-то экзотических бабочек в закрытом помещения долго преследовало меня на протяжении всей нашей экскурсии в этом городе. Возможно, такое ощущение возникает у всех жителей больших мегаполисов, приехавших на санаторное лечение за здоровьем. Что интересно, моя мозговая загруженность и телесная усталость сразу куда-то испарились — небольшой, но, несомненно, приятный факт.

Знакомство с Феодосией началось после небольшой пешей прогулки по закоулкам на площади клуба Моряков, а ныне Дома офицеров флота. Минуя стелу воинской славы в виде постамента с корабельным якорем и стилизованным бетонными парусами с отделкой из небесно-голубой мозаики, взору открылось во всей красоте величественное здание. Дом офицеров флота в «мавританском» стиле и нежно-персиковом цвете выгодно доминировал  величественностью в небольшом парке. Высокие белоснежные колонны с орнаментом под самой крышей довершали всю помпезность данной постройки. Первые фотографии, конечно же, были тут.

Далее снова пеший марш бросок до набережной до галереи великого художника-мариниста И. К. Айвазовского.

Об Иване Константиновиче стоило бы рассказать отдельно и в совершенно другом рассказе, но всё же, буду разбавлять своё повествование интересными моментами из жизни этого Великого Русского художника.

Рядом с галереей художника нас ожидал таинственный транспорт, за прогулку по городу на коем пришлось заплатить отдельно. Электромобили кучковались прямо на пешеходной зоне, собирая вокруг себя ажиотаж из отдыхающих, туристов и зевак. Открытые семиместные машинки заполнялись пассажирами более чем стремительно. Ещё один приятный факт — то, что «Ромашкам», решившимся на диковинную прогулку по городу, не пришлось долго ждать. Нас быстренько рассадили по свободным электромобилям в количестве трёх штук. Набились мы в них по восемь человек, так как наша комплекция, вес, а так же пляжная экипировка позволяла это сделать. Водители мило поулыбались нашей телесной сближенности, но всё же дали согласие на данный вид нарушения. Ремней безопасностей, к сожалению, не наблюдалось. Как мы сами себе пояснили, тихоходность данного вида транспорта не особо заостряла эту проблему. Сотрудники дорожной полиции, очевидно, закрывали глаза (не бесплатно) на местный сезонный вид экскурсионного заработка.

Тихоходными – крылатые и маневренные машинки после лихого старта я бы, конечно, не назвал. Забегая немного вперёд, скажу: носились мы по городу со скоростью иногда превышающую скорость велосипедистов, которые недовольно тренькали звоночками, попадаясь нам на пути.  Вывалиться из такой машинки в лихих виражах на проезжую часть – дело двух секунд. А лихие виражи были!  Как без них, если водители в основной массе – молодые ребята студенческого возраста?

Наша мама предпочла тесноте отдельное место в другой машинке, надеясь на комфортные условия для экскурсии. Девушка она самостоятельная, поэтому мы с сыном не слишком возражали.

Как оказалось — наш водитель и гид — в одном лице, не менее интересный человек, чем разговорчивая экскурсовод нашего автобуса — Алёна. Вздрогнув плечами от голосистости нашего водителя, мы, обдаваемые вечерним ветерком и заложив лихой вираж, «пошуршали» по асфальтной дорожке мимо галереи Айвазовского вглубь исторической части города. Не успев как следует рассмотреть саму галерею — здание в итальянском стиле сочного жёлтого цвета со скульптурами дочерей художника на фасаде, мы «пошуршали» вглубь исторической части города. Почему пошуршали? Да потому что машинки весьма тихие, и доносился не звук двигателя, а шуршание колёс под нами. Вот так, «Ромашки» в количестве почти тридцати человек на трёх электромобилях быстро ехали друг за другом, соблюдая лишь безопасную дистанцию. Наш голосистый молодой водитель (в приветственной речи) настроился на нужную тональность и громкость голоса, надавил на педальку, поддав прыти и без того шустрой чудо-технике. Уже на ходу, дабы не затягивать сам процесс, молодой человек, представившись Романом, стал бегло рассказывать исторические факты о галерее и самом Айвазовском. Поскольку я сидел на одной сидушке с водителем, то громкости повествования мне и сыну, сидящему между нами, хватало с избытком. (Не нарушая стилистику услышанного мною, местами, буду вставлять в свой рассказ перлы от нашего нового гида).

Ованес Айвазян (1817 – 1900 уроженец г. Феодосия), впоследствии – великий русский художник (Армянин по национальности) жил в бедной армянской семье. С самого детства любил рисовать. А начинал свою масштабную творческую деятельность ещё в совсем юном возрасте в начале девятнадцатого века, расписывая углём фасады зданий и выбеленных заборов. После многочисленных жалоб в городскую управу от соседей маленького художника, был лично отмечен местным главой за свои «художества». В подарок юный Ованес получил краски, кисти и карандаши, а также был зачислен в симферопольскую гимназию искусств, ну, а далее уже и в Императорскую Академию художеств Санкт-Петербурга.

Крым был не только малой родиной для Айвазовского, но и своеобразной стартовой площадкой, где черпал своё вдохновение Великий Русский художник. В Феодосии буквально всё связано с именем этого гениального художника-мариниста. Старинные здания — без лишней помпезности и должного, на мой взгляд, ремонта. Воздух — пронизанный особой озоновой смесью и солью черноморского побережья. Люди – простые, душевные, и, как мне показалось — не слишком заносчивые, считая себя земляками талантливого живописца.

Ровный асфальт закончился почти сразу после съезда с Галерейной улицы возле самой набережной. Наши машинки неслись, почти не снижая скорости, по узеньким историческим переулкам. Остановились мы рядом с потрясающим фонтаном-источником, построенным в честь Айвазовского; художник вместе со второй женой передал родному городу в военное засушливое время личный источник для нужд горожан. Благодаря Субашскому источнику, город не остался без питьевой воды. Благодарные горожане, конечно же, не оставили этот факт без внимания и построили красивейший фонтан в честь «Доброго гения». Мраморный четырёхугольный высоченный фонтан с резной шапкой-крышей – это невозможно описать, нужно лишь просто посмотреть. Притормозили мы также рядом с памятником и домом, где, по словам водителя, жил самый известный маленький герой города Феодосия Витя Коробков, замученный и расстрелянный гестаповцами в Великую Отечественную войну в сорок четвёртом году. Где бы мы не останавливались, изучая окрестности во время нашей экскурсии, везде было тихо и почти безлюдно. Тут почти на каждом углу памятник героям войн или морским сражениям, что, несомненно, не может не радовать за отзывчивость самих феодосийцев. Трепетно всё как-то и немного грустно от видов запущенных исторических строений. Золотистый вечер постепенно спускался на мягкие лапы пихт и кедров, коих тут немало. Ехали всё же довольно быстро, как мне показалось, но, почти не ощущая неудобства движения на скорости и скоропалительности речи гида. Юмор, с которым наш водитель на ходу рассказывал нам бесчисленные байки в пути до следующих исторических мест, сглаживал все неудобства от разбитых дорог и прочие мелочи. Минуя дом Максима Горького, на котором висела табличка-артефакт о бытности ещё одного великого человека, мы неслись к главной достопримечательности – горе Митридат.  Опережая вопросы, наш водитель шутил на исторический манер, приплетая к рассказу о городе непроверенные экскурсионной группой факты. С его слов: Екатерина Великая, посещая единожды благодатные земли Феодосии, заметила один факт:  дороги здесь в плачевном состоянии, а дома и сооружения — без должного ухода и ремонта. Сетовала она так же и на лень и безалаберность городских чиновников и самих горожан, коим в пору лишь скот пасти. В довершение выводов императрицы Роман в шутливой манере обронил ставшую крылатую фразу, мол, как видите, со времён Екатерины Великой ничего не изменилось. Что лень и бесшабашность у феодосийцев в крови с давних пор. Мы весело посмеялись всем составом экскурсии. Смех смехом, но в душе, конечно же, все понимали, что тяжёлые времена для Крыма и, в частности, для Феодосии вскоре разверзнутся благодаря умному новому руководству республики.

Гора Митридат – большая смотровая площадка, с которой видно не только Чёрное море, но и почти все окрестности этого замечательного города. Подъём на неё довольно крутой, поэтому электромобиль, ползущий вверх перед нами, где восседала наша мама, остановился и высадил своих пассажиров. Роман, управляющий нашей машинкой, ухмыльнулся и отпустил шуточку в адрес всех шагающих пешком, обращаясь к нашей маме, которая выбрала машинку со слабым аккумулятором, как выяснилось. Мы с Егором весело поприветствовали Иру, проезжая мимо, резво взбираясь в гору не пешим ходом. Заехав на самую макушку в рай «селферов» и продавцов памятных магнитиков с репродукциями картин из галереи, все ринулись изучать местные красоты с высоты. Если сказать, что с данной точки обзора Феодосия с видом на порт очень красива, то – ничего не сказать. Закатное солнышко на море в июле особенно тёплое и ласковое; и уже слегка обронзевев в его лучах, мы рассматривали дали. А далее, применяя нужные знания в фотографии, а именно: делать снимки яркие и красочные только на рассвете или закате, нафоткались вволю в разных ракурсах и позах. Наскоро скупив у местных ушлых продавцов пяток красочных продолговатых магнитиков на холодильник, я поспешил к электромобилю, ждавшему меня одного. Слегка ворчали отдельные «Ромашки» женской наружности из нашей группы, давая мне понять, что самое интересное будто бы на исторических развалинах, куда уже пора отправиться. Роман усмехнулся и, заложив очередной крутой вираж, бросился догонять уже отъехавшие две первые машинки.

Следующими историческими местами значились: могила «Доброго гения» и настоящего патриота своего города Айвазовского и его жены на территории храма Сурб-Саркис – настоящей жемчужины из прошлого. На могиле Великого человека и гражданина своего города Ивана Константиновича «избранные» великим умом «Ромашки» делали селфи. Я же предпочёл снимать большую часть экскурсии на мини камеру (на длиннющей выдвижной палке), которую предварительно зарядил загодя. Сниматься на могиле известного художника мне почему-то не пришло в голову, надеюсь, что не от скудности ума. Посмотреть и удивиться тут, конечно же, есть чему.

Сам храм, построенный в начале одиннадцатого века на средства Апостольской Церкви Армении,  и на сегодняшний день не потерял свою значимость.  Небольшой комплекс разных построек на  территории возле  храма не перестаёт восхищать как паломников, так и многочисленных туристов своим величием и простотой одновременно.  Вступив эту на благодатную землю, сразу окунаешься во времена средневековья, возвращаясь в древнюю Кафу (так в древности называли Феодосию).

Церковь Святого Сергия (перевод с древнего армянского языка) – небольшое малоэтажное здание, сложенное из крупного песчаника с немногочисленными маленькими окошками и хачкарами как на фасаде постройки, так и по периметру каменного забора. Хачкары — рукотворные плиты с орнаментом и обязательным крестом, высеченный рисунок на коих никогда не повторяется. Искусная резьба на хачкарах неизменно посвящена церковным событиям взамен иконописным религиозным изображениям. Всё здесь благоговейно и спокойно, как  и при посещении других православных церковных храмов.

Старинная католическая церковь не стала исключением из правил святости и пристойности христианской веры. Рассказывать тут можно долго и подробно, но всё же лучше один раз приехать на место и убедиться воочию.

Вечер постепенно остудил июльскую жару. И даже короткие и быстрые перебежки между объектами культурного наследия нисколько уже не вызывали неудобства. Погрузившись в наш транспорт, вереницей машинок мы «зашуршали» к следующим объектам экскурсионного пробега: древний крепостной остов, оставшийся от самой старой на момент сохранившихся построек — Генуэзская крепость. Минуя на средней скорости электромобиля хорошо сохранившуюся из древности мечеть Муфтий-Джами, мы въехали на территорию крепости.  На крутой возвышенности масштабным сооружением величественно наседал этот некогда каменный гигантизм.  Сам рассказ, поведанный нам нашим водителем-экскурсоводом, мне показался скорее больше надуманным, чем сами исторические события, происходящие в те далёкие времена. Но это уже не столь важно, ведь возможность лицезреть всё вокруг своими глазами – занятие самое полезное, как мне думается. Крепость XIV века – сооружение, скажу я вам, невообразимое. Следы от каменных снарядов турецких войск, выпущенных из катапульт (прародителей современной артиллерии) с глубокими повреждениями в стенах крепости – свидетели серьёзных намерений при осаде захватчиков. Рассказ о чуме, которая проклятьем заметно подкосила не только агрессоров, но и защитников города, а в последствии занесённой и в Европу, дополнил мрачных и тревожных красок к картине сражений. Сил на «полазить» по древности —  в лице крепости уже не было. Бегло осмотрели единственный в Крыму памятник купцу-путешественнику Афанасию Никитину, а так же находящийся неподалёку старинный православный храм Иверской Иконы Божьей Матери. За крестом-памятником, посвященном жертвам большевистского террора, «Ромашки» поочерёдно заползали на обзорную возвышенность.  Отсюда хорошо просматривается и бухта, и часть самой Феодосии. Виден даже затопленный турецкий сухогруз прошлого века, который почему-то до сих пор контрастирует ржавчиной днища корабля с морской лазурью. Странно, но факт непреложный. Почему, так толком и не удалось узнать даже у гида.

На электромобиле

Насытившись до макушки сознания  историческими «фактами» и до дрожи в конечностях пешими восхождениями, закатное солнышко над морем мы уже встречали в пункте отправления.  Оставалось менее часа до отправки нашего автобуса. Быть в Феодосии и не искупаться в море – мне показалось не меньшим упущением, чем не побывать вообще на обзорной экскурсии. Тёплые глубокие воды на городском пляже (с довольно прозрачной и чистой водой) сняли остатки усталости и мне, и Ире, и некоторым запыхавшимся экскурсантом из нашей группы. Ничуть не пожалел об этом, заканчивая маршрут до посадки в наш лайнер. Хватило сил сфотографироваться на память у стеночки со скульптурной композицией  располовиненного судна с морской рындой и у фонтана-скульптуры влюблённым под зонтом. Впечатлений от самой Феодосии столько, что хватило бы, наверное, на отдельный рассказ, но пора бы уже и заканчивать.  У автобуса мы собрались почти без потерь, не считая одиночных «потеряшек», которые были освобождены из дружеских объятий древнего города путём вызванивания нашей дорогой и уже горячо любимой Алёной. Все в сборе, пора, как говорится, и честь знать. На пути — Керчь (жаль, что теперь уже только проездом) и ночное возвращение в Краснодарский край. Анапа ждёт.

Всю обратную дорогу меня не покидала мысль, что если бы не различного рода обстоятельства, обязательства и прочие факторы, то город мечты – это Феодосия. Как же я понимал на тот момент Айвазовского… Есть что-то на этом клочке земли, чему хотелось бы посвятить не только свою жизнь, но и свои хоть какие-то умения и навыки. Но я не только не однофамилец великого художника, но даже и мало-мальски не писатель и не поэт, чтоб умело и восторженно описать всё в нужных красках и полутонах слов.

Ночь накрыла нашу обратную дорогу тёмно-звездным покрывалом неба. По мере удаления всё дальше от города, мимо нас мелькали кемпинги, частные гостиницы на побережье. Ночь очень тёплая, даже кондиционер был загодя отключён нашим капитаном белоснежного лайнера. В верхние люки в салон врывались свежие солёные потоки воздуха, наполненного чем-то ещё, кроме своей йодистой свежести. Миновали предгорный ландшафт. Луна нависла над Керченской бухтой яркой оранжевой тарелкой, рассыпав яркие жемчужные бусы… Все «Ромашки» дружно прильнули к окнам автобуса по правому борту.  Изначально мне подумалось, что за окном бродит ночной сюрреализм в небе над морской спокойной гладью. Но нет. Всё же не показалось. Дальний отблеск от цепочки фонарей по побережью мерцающей ниткой поблёскивал под лунным диском. Мистика. Ощущение такое, что Луна будто бы разбросала полукругом свои яркие бусы из жемчуга, и никак не может их собрать. Смотрит она одиноко и печально, любуясь на внезапную потерю. Растеряшка. Жаль, что все фотографии, сделанные мной, получились нечёткие и смазанные.

Поверьте на слово, луна-потеряшка – это был красивый финал нашего двухдневного путешествия в Крым.

Конец.



Евгений Мирс

Опубликовано 28.02.2020 Евгений Мирс в категории "Рассказы и повести

2 COMMENTS :

Добавить комментарий