В дорогу. Джемете

Южное курортное солнце в это время года имеет привычку медленно остывать на линии горизонта. В районе восьми часов вечера, уже ближе к ужину, искупавшись в солёных водах, оно тихо покоится в морской глади, погружаясь глубже и глубже. Примерно в районе девяти вечера включается скромное уличное освещение. Оно пугливо цепляется за ветки разлапистых низких сосен и путается в ветвях стройных кипарисов, мало что меняя в освещённости улиц.

Маленьким, но дружным семейством мы спешим на точку сбора в посёлке Джемете. За нами в десять вечера должен приехать экскурсионный автобус. В планах нашего двухдневного тура мы планируем групповое посещение самых известных мест и достопримечательностей  в Крыму. Для начала: Крымский мост, берущий своё начало на Тамани. Далее следует Ялта, Симферополь, Севастополь, Бахчисарай (в самом сердце полуострова), Феодосия и Керчь.

Как случается весьма часто, не обошлось и без небольших казусов в самом начале путешествия. В порядке вещей даже у самых опытных туристов: суетливость и лёгкое волнение, которые мы поочерёдно испытывали стоя в ожидании экскурсионного транспорта. Спустя некоторое время, все наши волнения стараниями длительного ожидания переросли в сомнения — относительно точного прибытия на место сбора с загадочным названием «возле рыбок»… Лихорадочно перебирая в мозгу данные нам ориентиры продавцом в передвижном туристическом бюро, мы всё-таки пришли к общему мнению, что находимся именно там, куда и было сказано прибыть.

Уняв спонтанный глупый мандраж, отыскались и сами «рыбки». Общими усилиями мы вспомнили что, собственно, это небольшой искусственный водоём с вялыми, но довольно крупными рыбами семейства карповых. Располагаются они под импровизированным мостиком у самой проезжей части. Разноцветные рыбёхи (жёлтые, терракотовые белые и красные) медленно шевелили плавниками в своём бассейне, привлекая знатоков рыбалки, детишек с родителями и просто зевак, являясь местной достопримечательностью. Вскоре общее волнение сменилось осознанием того, что вероятнее всего — автобус просто задерживается, заполняясь под завязку такими же, как мы туристами. Сразу же стало как-то чуточку легче и спокойнее на душе.

 Супруга с периодичностью выглядывала на дорогу в надежде первой оповестить меня и сына о приближении загулявшего транспорта. Сын же с улыбкой наблюдал то за мамой, то обращая внимание на какие-то сторонние вещи, не касаемые нашего будущего путешествия. Мне приходилось слегка осаживать жену и сына, дабы они следили за своей безопасностью на проезжей части. Курортные дороги довольно узкие, а пешеходных переходов множество, то даже вечером можно наблюдать некое подобие автомобильных пробок на дорогах.

Усмотрев основную причину веселья сынишки, я тоже стал улыбаться. На противоположной стороне дороге продавец светящихся игрушек демонстрировал зевакам и потенциальным покупателям летающие и светящиеся чудеса. Крупногабаритный мужчина, мощно растягивая резинку рогатки и запуливал в темное небо светящиеся вертушки. Они взмывали в звездно-кобальтовую бездну, вспыхивая разноцветными огнями, медленно опускаясь прямо в руки хозяину. Первый запуск беспилотного летающего средства огласил округу звонким ударом по крыше припаркованного радом автомобиля. Продавец, шустро оценив ситуацию в прыжке, насколько позволяли его габариты, подобрал снаряд и спешно отошёл в сторону, как ни в чём не бывало. Буквально через несколько удачных запусков, одна из таких вертушек после очередной попытки покорить космос, всё же решила сбежать. Неожиданно для владельца, она сменила прогнозируемую траекторию полёта, и плавно опустилась на площадку четырёхметровой каменной арки, на самую верхнюю плоскую часть. Залезть на приличное по высоте сооружение смельчаков, думаю, было бы не много. Арки-ворота в Анапе и в её пригороде, как градостроительное – явление частое. О них можно написать довольно много, описывая форму, цвет и стилистику у которой они выполнены. Особой ценности в данный момент арки не представляют, являясь лишь отпечатком современной архитектуры, посвященной каким-либо современным событиям.

Уже и не вспомнить какую именно шутку я отпустил в адрес продавца в компании летающих светлячков, но этого было достаточно, чтоб полностью разрядить нервозную обстановку. Обсудив забавное красочное событие с вариантами его продолжения, мы дождались и главного виновника нашего беспокойства. С опозданием на полчаса, высокий автобус с затемнёнными окнами, неожиданно для нас, плавно причалил к остановке. Заприметить нас было не сложно. Мы болтались, переминаясь с ноги на ногу с туристическими рюкзачками  среди прогуливающихся отдыхающих на центральной улице.

Протяжно фыркнув уставшими от жары тормозами, экскурсионный автобус плавно причалил к спонтанной остановке, не обременённой расписанием, и распахнул переднюю дверь, сложив её птичьим крылом.
Из сонной полутьмы салона на подножку соскочила моложавая женщина-экскурсовод с дамской сумочкой на тонком ремешке. Как много позже выяснилось, сумочка в руках нашего экскурсовода исправно исполняла роль и кошелька, и кассы взаимопомощи на весь период экскурсии. Женщина сошла с подножки на тротуар и улыбнулась. По её действиям стало понятно, что в её намерениях осуществить нашу погрузку внутрь автобуса.

Краем глаза я заметил, как слегка смутилась моя Ирка, завидев тонкие кавказские черты лица невысокой коренастой женщины. Опытный глаз экскурсовода, заметил нашу лёгкую нерешительность. Женщина поправила упавшую длинную чёлку, приветственно зажурчав бархатистым меццо-сопрано без акцента, пригласила нас подняться по высоким ступеням в салон. Остаточные сомнения по поводу верности принятого нами совместного решения, растворились без следа, как только мы заняли свои места указанные в бумажно-предоплатном квитке. Прохладный закондиционированный салон был полон приветливыми  пассажирами разных возрастов от пенсионеров до детишек. Приятно удивило и то, что некоторые из пассажиров отвечали вежливостью на наш «добрый вечер», отрываясь от просмотра новостей и фотографий в личных гаджетах. Дождавшись пока я закину багаж на междупотолочные полки и расположусь в узковатом, но удобном для позвоночника кресле, водитель погасил свет, оставив дежурное освещение приятное в темноте глазу. Буквально через секунду вернулась с прогулки и откидная дверь автобуса, заняв своё привычное место. Женщина-экскурсовод скомандовала водителю отправление, и наш комфортный экскурсионный крейсер плавно урча двигателем, мягко покатился по шоссе, набирая ход до очередной точки сбора туристов.

В автобусе…

Места в салоне нам достались почти на задке автобуса, как говорится «на самом колесе».
Автобус, конечно же, не самолёт, и тряска в пути следования обеспечена в любом случае, но припасённые загодя пилюли от укачивания благополучно съедены. Съедены всеми, кроме меня. Я никогда не страдал разного рода головокружениями и нарушениями, связанными с вестибулярным аппаратом. Моя профессиональная смекалка и водительская выучка много раз спасали от неприятностей связанных с переездами. Потому, даже и в этот раз я легко обошёлся без различного рода стимуляторов. Уже после часа плавного кружения в автобусе по городским улочкам, перед самым выездом на федеральную трассу «Крым», мне приоткрылся занавес в плане изучения местности. Как оказалось — в пригороде Анапы достаточно мест для пеших прогулок. Теперь не только само Джемете, но и прилегающий к нему район Витязево, показался мне довольно привлекательным на предмет вечернего променада с семейством. Поздний вечерний взгляд открыл много интересных мест. Днём весь обзор скрыт под плотным оборонительным Рубиконом из зелёных насаждений и палящего жаркого солнца. Ночью, как оказалось, всё выглядит совершенно иначе. Колесо обозрения, аттракционы, аквапарк и прочие вещи описывать не имеет никакого смысла, поскольку мой рассказ собственно не инфраструктурной особенности курортной местности , а о поездке за духовной составляющей.

В завершающей точке сбора (на Тамани) в автобус подсели ещё несколько недостающих пассажиров. Мои замечательные мысли — относительно досуга, на предстоящие пару дней, прервал женский голос. В отдельном динамике над креслом, журчал приятный ушам негромкий женский тембр экскурсовода. Алёна, как представилась она, предложила запомнить её имя, записать контактный номер телефона, и как обязательное действие — завершить финансовые доплаты за поездку и предстоящие экскурсии, не откладывая на потом. Не доезжая несколько километров до Крымского моста, мы заехали на современный заправочный комплекс для пополнения баков топливом «на долгую дорогу». Там же, всем состоявшимся туристам, было предложено привести себя в порядок, посетить нужные заведения «на дорожку», и запастись водичкой или бутербродами в кафе.
Из увлекательного рассказа Алёны в мозгу плотно засела информация о грандиозном инженерном сооружении. И, конечно же, развенчанный миф от «знатоков» посещавших мост о том, что всеми, а так же размахом строительства — можно полюбоваться непосредственно на нём. Обозреть весь размах и окрестные красоты с моста — это полный абсурд. Абсурд, полнейшая выдумка, ну или заблуждение! Проезд по масштабному сооружению длится всего от 12 до 18 минут (в зависимости от времени суток). Что можно разглядеть за такой короткий промежуток времени, без остановок и через шумовые экраны? Сомнительное зрелище. Остановка на гидросооружении любого транспорта (кому не понятно, читаем правила ДД) категорически запрещена. Видеокамеры расположены через каждые 400 метров. Службы обеспечения безопасности — следят за всем, что происходит на мосту очень строго.
Отчалив от контрольной точки, в автобусе уже собралось 45 человек. Чуть позже, всем нам было предложено заполнить формуляр с личными паспортными данными. Как позже выяснилось, это были наши индивидуальные страховки на весь период нашей экскурсии. Не хочется показаться занудой или ханжой, всё же думаю, что страховка, оформленная одним документом на всех – скорее формальный документ, спасающий не от несчастных случаев, а от набегов  «многоуважаемых» инспекторов дорожной полиции. Продолжу свой рассказ.
Плавно раскачивая в кресле полуночную дремоту, мы быстро приближались к мосту, под уютное щебетание Алёны. Нужно отметить сразу, что толком оценить весь масштаб и красоту не получилось. Шумовые экраны действительно закрывали весь обзор почти — на всём протяжении движения. Единственные две вещи, что осели отпечатком в сознании, это красочная иллюминация главной арки, под которой проходят морские суда. Следующее, что запомнилось, это железнодорожная часть строения, которая во время движения, несколько раз убегала вверх на приличную высоту (сорок метров) относительно автомобильной трассы. Заметно было и то, что работы ведутся и ночью, не прерываясь даже на отдых или непогодицу. Очень много сидящих на подвесах сварщиков, искрящихся на фоне громоздких конструкций, а так же монтажников в касках с фонариками с инструментом в руках.

Основная неспящая часть нашей группы, сделав несколько понятного только им качества снимков на телефоны, и немного успокоившись, продолжили слушать убаюкивающий рассказ нашего неумолкающего экскурсовода. Из заключительной его части, мы уяснили, что все мы теперь — не какие-то туристы из Анапы, а организованная группа под названием «Ромашки». Что теперь нас не только знают и могут отличить от другой туристической группы во всех местах, но как оказалось – любят и ждут. А в самых экстремальных случаях (не дай Бог) нам помогут, а если мы, вдруг, потеряемся, то обязательно вернут в общую группу. В такие заверения Алёны, конечно же, сразу захотелось поверить. В словах милого экскурсовода не чувствовался ни пафос, ни желание преувеличить значимость экскурсионного братства между бюро. Мне, привыкшему всю жизнь рассчитывать на свою интуицию и логику, слышать такие заверения было, несомненно, приятно.  Единственная проблема – понять и принять и всё сказанное всерьёз. 
Следующие пару часов я прокуматозил болванчиком (не помогло даже подобие горизонтального положение спинки кресла). Не скажу, что я сильно пожалел о забытой подушке для сна в транспорте, но всё же больше всего меня донимала — банальная невозможность полностью вытянуть ноги вперёд. Моя парная соседка у окошка всё же нашла для себя простой выход. Ещё бы! Небольшой рост и её весьма упитанное телосложение… Прибавив к этому валик из кофты, а так же чётко исполненный разворот тела в сторону общего подлокотника и моей спинки кресла… И вуаля! Все эти нехитрые преимущества открыли перед ней несравнимо больший шанс заглянуть (пусть и ненадолго) во владения Морфея. Правда, иногда, моя соседка просыпалась. Её чуткий сон прерывался на несколько секунд от ощущения тепла моей руки или плеча, которое видимо, всё же магнитило во сне её женское одиночество. Но бывало и так, что и излишняя встряска на объездных участках дорог заставляла её менять на время положение головы или тела.

Про саму дорогу, возможно,  стоило бы рассказать сразу, но всё-таки сделаю это уже ближе к середине рассказа.

Оставив попытки принять вытянутую позу, такие как: выставление ног в общий проход, а так же попытки нависания туловища или головы на спинку впереди сидящего, я вновь и вновь успокаивался в  первичной позе (сидящего на стуле). Поиск выхода из тупиковой ситуации продолжался. Памятуя народную мудрость «Рыба ищет где глубже, а человек где лучше!» — я мучительно старался найти выхода из тупиковой ситуации. А что мне удалось почти сразу, так это быстро избавится от сандалий на ремнях и вытянуть ноги в общий проход. Временное облегчение, вскоре, сменилось странной тревогой. Мне казалось, что мои голые ступни (без обуви) не вызывают особого восторга у водителя. Глупая мысль о том, что водитель, вместо того чтоб заниматься ремеслу, которому он профессионально обучен, всё время пялится в салонное зеркало и морщит нос. Факт, конечно же, не столь очевидный, сколь всё же надуманный. Но, тем не менее, эти навязчивые думы о недовольной физиономии водителя, всё же не давали мне покоя какое-то время. Наконец, абстрагировавшись от гнетущих «попутчиков», я стал рассматривать сидящих рядом со мной людей. Непосредственно передо мной сидела молодая женщина с длинными волосами.  Рядом с ней, у окна, сидел мальчишка лет тринадцати (по всей вероятности её сын). Паренёк почти не отрывался от личного смартфона, а лишь периодически поглядывал в окно, реагирую на яркое освещение извне. Из всех особенностей молодой женщины я выделил лишь самую существенную: длинные наращённые волосы молодой дамы были настолько длинны, что мне показалось, что они повсюду. Они свисали на пол. Отдельные их пряди, аккуратно заброшенные женщиной для личного удобства, располагались вольготно и за спинкой её кресла. Они были даже там, где моя полочка под кружку и сетка под разную мелочёвку. Но самое интересное, что они были даже в тех местах, куда мне хотелось иногда помещать свои. Несомненно, у меня было бы больше шансов подремать в автобусе, если бы соседка «Рапунцель» удосужилась хотя бы сделать аккуратный хвост, ну или заплести свое сокровище в косу. Увы и ах, как говорится!

Из всех меньших зол, меньше всего мне хотелось или спросонок или случайно запутаться голыми ногами в такой красотище, доставив женщине неприятность. Не зная реакцию дамы на подобное, я старался снова и снова ограничивать себя в движении, боясь случайно запутаться в волосах. Пришлось полностью прекратить всяческие движения ногами вне моего пространства.  Подумает, чего греха таить, что я извращенец, страдающий фетишем – относительно волос незнакомых женщин.

Не очень расстроившись по этому поводу, я наблюдение в окно. Так сказать: продолжил персональную обзорную экскурсию без экскурсовода. В салоне автобуса было уже довольно темно. Лишь проезжающий встречный транспорт прерывал полную идиллию в сонном царстве. Несомненный плюс нелепой ситуации, конечно же, был, — моё неудобство в сидячей позе, а вследствие чего и моя бессонница, щедро компенсировались визуальным восприятием ночных красочных мерцаний и рассветных шедевральных красот придорожного Крыма. Дорожное полотно,  извиваясь и кружа, то под гору, то с горы, уносило наш корабль всё дальше и дальше от равнинных мест. Начало светать. А вскоре, и вообще рассвело.
Персиковые и абрикосовые сады всё чаще занимали большие части обзорных видов в большом окне. Оглядываясь назад, где сидели «мои», мне хотелось разделять все свои радостные восторги пейзажных картин. Ирина и Егор мирно спали. Сын, в привычной только ему позе креветки, устроившись на коленях у мамы, тихо посапывал. Ира, воспользовавшись небольшим провалом между спинок и уютно завалившись на бочок, приобняв сыночка за плечи тоже спала. Картина. Не Брюллов, конечно, но тоже нравится. Своё. Любимое и такое родное. 

Ялта

Раннее утро. Мчимся по извилистому серпантину. Слева в окне замечаю знакомый пейзаж: мохнатая громадина похожая на спину медведя. Медведь мирно спит на берегу моря — мордой к воде. Гора Аю-Даг. Высота всего-то пятьсот с лишним метров, но очень шедеврально выглядит. Помню эту гору ещё из молодости. В советское время вместе с другом отдыхали вместе с другом на море и ехали по этой же самой дороге на троллейбусе из Симферополя. Ощущения незабываемые. Память всё-таки — замечательная штука. Время летит очень быстро. И вот мы снова остановились на ещё одной заправке с мини-кафе. Побудка полусонной публики после четырёхчасового безостановочного переезда, с вытряской на свежий воздух, у нашего экскурсовода заняла минуты три. Вяло посуетившись внутри, Ромашки, как горошины из банки,  легонечко подталкивая друг друга, посыпались из автобуса на асфальтированный пятачок. Я, схватив с верхней полки сумку с фотоаппаратом и маленькую видео камеру на селфипалке, поспешил вместе со всеми наружу. Утренний воздух вне автобуса был настолько свежий, что даже мне, привыкшему к температурным перепадам, захотелось натянуть на ворсистые конечности в коротких шортах штанишки, а поверх футболочки нацепить ветровочку. Конечно же, ничего подобного в моём летнем гардеробе на время поездки не было и в помине. Вспомнив про теплую одежонку, вскоре, я благополучно забыл про неудобства, обозревая потрясающий горный ландшафт той местности, куда мы все прибыли. Мои малыши, как я их нередко называю, стояли рядом, жмурясь и поёживаясь в лучах яркого солнышка.
На всё про всё экскурсовод нам дала 30 минут. В восемь утра для нашей группы должны была открыться столовая со звучным названием «Великолепная Солоха» на самой набережной Ялты. А уже непосредственно после завтрака, нас ожидала поездка куда-то на канатной дороге.

  Переминаясь с ноги на ногу на асфальтном пятачке, основная группа, разделившись на семейно-дружеские подгруппы, покатились в разные стороны. Кого-то сразу поманил запах свежезаваренного кофе (внутрь одноэтажного здания),  а кого-то и персональные желания: покурить или размять ноги. Мне же было достаточно просто свежего утреннего воздуха, наполненного смесью новых ароматов. Заприметив рядом со стоянкой  длинные каменные перила с балясинами со стороны моря, я прямиком устремился к ним и заглянув «за». Оказалось, что — это смотровая площадка, отделанная полированным камнем. Внизу были каменные ступеньки, ведущие на неё, а ниже самой площадки обрыв. Спустившись на неё, великолепный обзор закрывали подросшая растительность кустарников плодовых деревцев дикой сливы. Почему-то на месте сразу подумалось про отголоски безразличия к собственным красотам у прошлого хозяина, ну или даже у самой бывшей власти в Крыму. Высмотрев кусочки морской глади между деревьями и дымкой, между шальными мыслями о том: что кто-то же соорудил для шибко шустрых посетителей площадки защитную ограду из сетки над самим обрывом? — Мы поднялись наверх и вернулись назад. Запечатлев на фотоаппарат парочку кадров на память у перил, в довесок, сделав обзорное видео на десять секунд, мы спешно потопали за полноценным пробуждением внутрь кафе. Однако! Цены, доложу я вам, ничуть не меньше московских забегаловок в центре города.

Оплатив на кассе у бодрых молодых продавцов кофе и два чая, ведомые жестом кассира-заправщика и запахом «арабики», мы переместились, непосредственно к самой стойке с кофемашиной. Рядом за высокими столиками уже уединились отдельные «Ромашки». Женщина с дочкой-подростком из нашей группы уже допивали свои напитки. Не скрою перед читателем, что не на шутку удивило полное самообслуживание в этом магическом, в своём роде, процессе. У самого автомата, нужно было проделать некоторое количество запутанных для утреннего мозга комбинаций, прежде чем получить то, за что оплатил на кассе. Мне кажется, что за такую сумму, которую я оплатил по карте, даже в уездном городишке в самом заурядном кафе, сделают отменный бодрящий напиток и без вашего участия! А с вероятностью в девяносто процентов, презентуют и миникруасан в благодарность за посещение заведения. Нашу эйфорию от встречи с прекрасным Крымом, не испортили даже парочка поведанных вам недочётов.    Мурашки, приобретенные мною снаружи на утренней прохладце, безоговорочно сбежали через затылочную часть головы, получив порцию смеси кипяточка и кофеина. Обжигая нёбо и язык, дружным трио, мы с наслаждением потягивали мелкими глоточками горячие напитки, устроившись за длинной стойкой. Поглядывая на часы, Ира сигнализировала, что время всё же пожимает. Почти выбегаем наружу через стеклянную дверь. Задний двор. Утреннее солнце в горах и без того очень ярко, заставило нас в кротовой манере выползти на свет. Вынырнув на оперативный простор между кедров и сосен, солнышко наслезнило нам глаза. Совсем тепло. Даже жарковато.
На ярком свету, рассмотреть всех Ромашек куда сподручнее, чем через спинки кресел в автобусе. Вот парочка: муж и жена. Очевидно супруги. На вид им лет по сорок. Мужчина в футболке, шортах и кепи «хулиганке». Курит. Жена настойчиво, но тихо, что-то выговаривает супругу. По всей видимости, тоже обсуждали цены в придорожном кафе. Недалеко от нашего лайнера — моя соседка по креслу. Она компании подруги «Рапунцель» с долговязым сынком (безразличного и заспанного вида). Пожилая семейная пара в куртках. Запасливые. Рассыпанной кучкой на площадке и остальные туристы – разных возрастов и гендерных принадлежностей. В основном это женщины. Парочка живеньких старушек в сторонке. При ярком солнечном освещении вычисляю примерный возраст и самой «Рапунцель» и определяю цвет волос. Она действительно, ещё относительно молода (тридцать пять – сорок), а волосы переливаются иссини-чёрным цветом.

Что сразу понравилось: на заправке «все остальные потребности» находятся в отдельно стоящем заведении — без очередей и оплат. 
У автобуса уже вовсю машет ручками наша Алёна, собирая зазевавшихся одиночек и любителей «подымить» — в свой единый букетик для нашей белоснежной вазы на колесах. Прерывая разговоры и впечатления, все расселись по своим местам. Наш лайнер, плавно отчалив от очередной пристани, покатился прямиком в Ялту. Экскурсовод, в который раз, напомнила нам о планах в самой Ялте. Обмолвилась и о купальных принадлежностях для тех, кто планирует искупаться на набережной. Многие, думаю, восприняли последнее – как полностью не совместимое с жизнью после прохлады среди скал на заправочной станции. Но эти предрассудки вовсе не для меня. Ирина тоже поддержала мою идею искупаться, но только если вода будет тёплая. Егор, подмерзший на предыдущей остановке, ответил категорическим отказом. Дитятко!

Дорога не долгая. По пути, на свету, практически все пассажиры автобуса, успевают перезнакомится между собой. Где-то просто сообщив имя, а где-то даже подслушав имена в чужих разговорах.

 Теперь уже явно ощущая ностальгию от прошлой поездки в Ялту, замечаю те же самые остановки из бетонных плит на трассе. В молодости не стал задавался вопросом относительно их несовременности, а сейчас, спустя почти тридцать лет, и ответа уже не нужно. Солнце летом на дороге нещадно выжигает не только скудную растительность, но и кислород. Сложно представить железное, прошлых лет, убежище для пассажиров. Современный пластик, думаю, не сильно хорош для защиты от ливня, селя или солнца. Только камень долго держит прохладу, вечен и плохо нагревается. Вот и весь ответ.

Приехали. Быстро собираем манатки в рюкзак: кошелёк, фототехника, полотенца, купальная одежда (для Егора ветровка с капюшоном). Вывалились. На главной площади, куда дошли разрозненной командой минут за пять, июльское солнышко сделало своё дело: уже довольно жарко и даже душно. Оказывается, пару дней шёл дождик и закончился буквально под утро. Здорово! Чувствуешь себя слегка возвышенно, привозя погоду, соответствующую времени года. Лица ранних продавцов в сувенирных палатках и самих местных жителей весьма светлые, без ноток недовольства. Восьмой час утра. Рядом с главным причалом «Ромашки» разбегаются в разные стороны, будто в своём родном городе. Всё как-то по-доброму и роднятся, словно голуби, беспокойные чайки у пирсов. Я испытываю странное ощущение: словно я – большой корабль и вернулся из дальнего плавания домой. Никогда такого не чувствовал ранее. Позавтракать в столовой – дело важное, но важнее добраться до памятника Михаилу Пуговкину, чтоб сделать хотя бы парочку снимков на память.

Добежали. Затёртый до солнечного отблеска бронзы поклонниками, Михаил Иванович весело встретил нас сидя в своей известной позе с тростью (нога на ногу). Восторг! Молодцы Ялтинцы! Дань талантливому актёру в полной мере в бронзе в самом центре Ялты – достойно только восхищения. Аккуратно присаживаемся радом на лавочку по очереди, и делаем семейные фотографии. Пора освежиться. У меня странное ощущение, что мы единственные из всех «Ромашек» на  берегу. Набережная Ялты — сплошь крупная галька и отсутствие достаточного количества места. Прямо по центру некогда широчайшей набережной теперь длинные торговые ряды, спрятанные за стеклом. Вот незадача! Какая нелепость строить так в современной манере, чтоб гуляя по набережной, утыкаться носом в коммерческие частные лабиринты. Мало того, что они явно не шедевры зодчества и архитектуры, так они ещё мешают проходу и приходится их обходить либо слева, либо справа. Уже на самой береговой линии, по всей протяженности линии пляжа — трёхметровая изогнутая стена, очевидно защищающая набережную от штормов. Этот пейзаж вряд ли подходит для фотосессий и украшений на фотографиях, но очевидно, очень действенен в период сильных штормов. Здешний вход в море после песчаного удовольствия в Анапе, может показаться пыткой, слегка затрудняя передвижения, кроме как в обуви. Уже почти восемь утра, а уже припекает и плечи и руки – самое время искупаться. Пляж почти пуст. Старясь превозмочь неудобство поступи по крупной гальке, осторожно вхожу в воду. Морская кладезь удовольствия, поначалу обжигая щиколотки и голень, обнимает плотным солёным студнем всё тело. Зову жестом Иру принять долгожданную влагу, ощутив наслаждение наощупь. Она, немного замявшись, покорно погружается, почти без приготовления. Балдеем в спокойной и глубокой воде. Море понимает тело, тело понимает море. Какой-то космос – не иначе. Ни с чем несравнимое чувство. Давно не наслаждался сочетанием июльского солнышка и освежающей и прям-таки божественной влаги. Из всех построек вспомнил только корабль (парусник) на стапелях на берегу, который ранее был действующим судном, а в новейшей истории переквалифицирован из кафе в музей. Дорогущий отель Ореанда как и прежде выглядит дорого (умели строить до 1917 года). Синие навесы-козырьки над легковесными балкончиками до сих пор привлекают туристов. Извини Ялта – не в этот раз!

Время завтрака — восемь утра. Теперь уж полноценный сбор «Ромашек» возле «Великолепной Солохи». Слишком очевидно, что многим не из нас хватило времени на полноценный забег по местным красотам. Вкусный завтрак (на выбор) в уютном подвальчике, не меняет настрой; хочется ещё чего-то по его завершению. Повторный, но уже сытый сбор туристического общества, скрепляет всех ещё ближе. Сытый человек – ленив, болтлив и добр. Кедры и сосны на набережной, минуя лихолетье, теперь, на мой взгляд, словно вековые деревья. Запах сосновый сводит с ума, мощь стволов потрясает. Новые снимки наших фотографий в копилке цифрового фотоаппарата.

Если бы не близость канатной дороги, спрятавшейся в густой растительности от столовой, хотелось бы посмотреть заход крупных судов… Парочка небольших пассажирских судов стоят возле причала на рейде, но это не совсем тот масштаб. Узрев своё время теплоход «Тарас Шевченко», мечты увидеть нечто подобное не покидали меня долгое время. Я уж не говорю про заход одного из самых крупных и современного океанских лайнеров, таких как «Azura». Это точно мега событие из разряда: «один раз в жизни повезло увидеть». К великому сожалению, и это событие — не в этот раз.

Как стать полноценной ромашкой, спросите вы? Отвечу. Получить ламинированный пропуск с изображением полевых цветов у экскурсовода Алёны! Девять утра. Пропуск на канатную дорогу даёт возможность, наконец-то, бесплатно посетить хоть что-то. Доложу вам, что это не совсем безопасное сооружение, на мой взгляд. Двухместные кабинки, без страховки, висящие на движущемся канате на приличной высоте. Думаю, предложи вам незнакомый человек проехаться в машине без дверей и тормозов, вряд ли вы согласились бы. Как тут не вспомнить Александра Сергеевича Пушкина «Помолясь усердно Богу, отправляется в дорогу…» Страховка есть, хоть и липовая, ну а само желание – хоть отбавляй!  Вперед! Долго готовились, примеряясь к первой и единственной попытке прыгнуть в проходящую на скорости кабинку. Егор справился. Я почти справился, пусть и с небольшой заминкой, закрыв сдвижные дверцы и накинув сверху шпингалет для целостности конструкции. Откидные сидячие места выдержали очередное испытание неумелостью. Взмываем вверх.

Сидеть внутри кабины на мини-сидушке гораздо безопаснее, чем стоять. Наша мама замыкает парную двадцатку вместе с Алёной. Осторожно машем им руками, боясь раскачать вагончик. Я снимаю всё происходящее на видео, периодично высовывая камеру на телескопической палке, желая поймать как можно больше видов и эмоций. Шикарные кадры и виды снова переполняют мои эмоции. Видно и сами горы и глубоководную ялтинскую бухту с судами у причалов. Осмелев, я встал с места в середине пути, но почти сразу же пожалел, уловив ритм раскачивания кабинки… Пипец! Страшноватенько. Сердце бешено заколотилось и в груди и в висках. Видел, как у Иры, плавно ползущей за нами, расширились глаза, глядя на нас. Высоты не боюсь лет пятнадцать как… Только ощущения получил совсем иные, нежели работая на высоте. Страх скорее не за себя, а скорее за мальца, которому посвятил двенадцать последних лет жизни.

Стыковка в верхней точке вполне благополучна. Все «Ромашки» живы и здоровы, и мы продираемся сквозь полутень в зарослях горной дикой сливы к стоянке нашего автобуса. Жара догнала нас в самой верхней точке для стоянки туристических автобусов. Алёна предупредила по поводу опрысканных диких ягод, которые некоторые из группы всё же попытались попробовать на вкус. Массово пьем воду из запасов. Делимся впечатлениями. Теперь можно и в путь. Впереди нас ждёт Ливадийский дворец-музей.

Ливадия

Подробный дорожный рассказ Алёны, про историю Ливадийского Дворца – замечательного шедевра архитектуры, заполнили часть пробелов в нашем с Ирой образовании (что уж говорить о Егоре). Всего какой-то час пути, и вот, мы уже на территории музея-заповедника. Ливадийский дворец занял своё особое место в гористой местности. Он словно белоснежная жемчужина среди гористой растительности Крыма.

Солнце уже почти в зените. Он безжалостно жжётся даже через окна в автобусе. Спешно высадились и направились к главному входу в здание из почти белого камня. Главный вход справа от центрального ансамбля здания с лестницами, спускающимися в разные стороны.

Большой вентилятор с распылителем возле рамки у входа на охраняемую территорию, щедро орошал толпящихся туристов возле дворца. Кому-то, кто повыше или поближе доставался спасительный влажный ветерок в полуденную жару, а те, до кого не доставал воздействием чудо-прибор, прятались в тени большого солнечного зонта. Собравшись у рамки металлоискателя, держа в руках «ромашковые пропуска», загодя врученные нашим экскурсоводом, мы выжидали остаток минут до начала полуторачасовой экскурсии. Время от времени получая свою порцию влаги от распылителя, я старался держаться поближе ко входу, подставляя солнцу менее опожаренную часть себя, дабы не получить солнечный ожёг. Близился полдень, а ультрафиолета мне было достаточно ещё на анапском пляже.

Ливадийский дворец стал за день лишь вторым местом нашего группового посещения. Вся наша группа, включая и нашу семейную троицу, даже не смотря на сомнительный отдых в автобусе ночью, были всё ещё в полном составе, полны энергией, оптимизмом и, а что самое главное — любопытством. Выждав время и обменяв наши пропуска на посещение дворца, послушной публикой занимаем полукруговую позицию у входа, перед женщиной-гидом в гарнитуре и напоясным динамиком. Насколько мне хватило прыти, я быстро вытягиваю телескопическую ручку с мини-камерой на конце, и включаю видео на запись. С моей выгодной позиции (чуть позади основной группы) есть возможность не только послушать начало рассказа, но и записать всё происходящее на «цифру».

Моё повествование ни в коем разе не направлено на лавры гида-профессионала. Тем более, что тягаться в красноречии с профессиональным рассказчиком, сопровождавшим нашу группу во дворце, не имеет никакого смысла. Всё равно у меня вряд ли получится в полной мере — красиво и гладко, описать и сам дворец и события происходившие тут когда-то. Что уж говорить об именах или датах, которые слабо помнятся навскидку. Поскольку отнимать хлеб у профессиональных гидов я не намерен, а молчать, собственно, я не и зарекался, то вкратце опишу лишь то, от чего я пришел в персональный восторг. Итак.
Сказочное великолепие этого величественного здания, выполненного из белого полированного «инкермана» (камень известковой породы для лицевой отделки). Первоначальное чувство — это, полный восторг, который сложно выразить словами. (Оговорюсь сразу, если что-то не смогу описать словами, то постараюсь показать это на сделанных мною снимках)

Восклицательные охи, вздохи и краткие эпитеты и внутри дворца и снаружи  — не редкость. Задаваясь вопросом, почему в ход в здание не с парадной, как подобает у исторических особняков, а с задворка справа. На входе два огромных каменных льва несут бессменную вековую службу и стерегут дворец от непрошенных гостей. Мне снова повезло. Я в этом месте уже третий раз. Первые два раза были по молодости, набегами, а в большей степени — внешним осмотром парка и придворцовой территории. В этот раз всё оказалось более полноценным — и сама экскурсия во дворец и информация. Констатирую: у человека имеется возраст зрелости, когда всё воспринимается гораздо целостнее, и он точно не в двадцать лет. Проход по залам, где витает дух и российской государственности в царские времена, а также решались судьбы целых стран в недавнем прошлом, после окончания второй мировой войны.

Если кто не был в этом месте, думаю, что не лишним будет сказать, что во Ливадийском Дворце вы не увидите ни золотых убранств, ни вычурной роскоши, как во многих дворцах в Санкт-Петербурге или в Москве. Резиденция для отдыха в большей степени царской семьи Николая II выделяется не этим. Основная особенность внутренней отделки различных помещений, будь то: столовая, спальня или же кабинет для приёмов – сдержанность в стиле и практичность. Что говорит, несомненно, о человеческом, понимании государственности в сложные времена. Но в целом само здание, включающее в себя и внутренние открытые дворики с колоннами в римском стиле в светлых, почти белых тонах – несомненный шедевр архитектуры двадцатого века. В нынешнем виде дворец не имеет общего с постройкой 18 века при Александре II. Изначальные постройки не дожили до нашего времени, подверженные естественному разрушению. А вот замечательный ансамбль спроектированный архитектором Красновым в стиле итальянского неоклассицизма, был выстроенный заново и до сих пор радует глаз посетителей. Разграбленный в годы революции в России немцами, был переоборудован в туберкулёзный санаторий победившими в борьбе за власть большевиками. Если опустить все эпитеты, то с достоверностью могу подтвердить то, что воздух в Ливадии особенный. Недаром сам Антон Павлович Чехов, оставаясь эскулапом до конца своих дней, верил в целительный воздух в Ялте. Продав личное имение в Мелихове после смерти отца, покупает участок земли в этом красивейшем уголке Крыма. Нежно называя вид с купленного им клочка земли рахат-лукумом (восточная сладость).

Историческое место, что уж тут говорить! Сам Сталин, после Ялтинской конференции, любил бывать летней резиденции царей в Ливадийском дворце не только в качестве хозяина, принимая делегации, но попросту используя это место, как правительственную дачу. Если говорить о самом дворце, то прямого доступа к морю у него нет. Извилистые тропы, изрезанные гору Могаби, на которой расположен сам дворец, утопают в зелени ливанских и гималайских кедров, кипарисов, ясеней и клематисов. На солнечном пятачке перед дворцом растут пальмы, а приличные по размеру газоны, обрамленные цветущими почти круглогодично розами.

По завершению экскурсии нас ждал неожиданный, но приятный сюрприз. В последнем зале (игровой-гостиной) для нашей многочисленной группы спел пару песен замечательный мужской хор-капелла «Благовест».

Акустика, скажу я вам, не хуже, чем в колонном зале Дома Союзов. Чистое разноголосое пение, отражаясь от стен, убегало в открытое окно в летний закрытый дворик с колоннами, возвращаясь акустическим дополнением к исполняемой музыке. По-другому и не назовёшь! Музыка души и сердца без аккомпанемента, как чистой воды огранённый бриллиант без оправы и в лучах света. Еще один восторг!  Отпустив с благодарностями нашего гида, захотелось пробежаться по территории. Вспоминая известный все советским людям фильм «Собака на сене», осталось только отыскать известную беседку, где Боярский подавал руку с плащом Тереховой. Отпочковавшись от основной группы по «солнечной тропе», спустились в придворцовый парк. Выпили втроём почти литр воды. Очень жарко. Немного побродив, нашли и длинную перголу ведущую к фонтану, в котором когда-то была водичка. К сожалению, фонтан не сохранился (осталась только расколотая нижняя чаша). Немного расстроились.

Заблудится вдали от здания и туристических групп у нас не получилось. А поскольку из дворца из трансляторов не смолкая звучит классическая музыка, то сделать это практически невозможно. Нужно отметить, что протяжённость «солнечной тропы» семь километров. В молодости я прошёл её на половину, но вернулся назад, не дойдя до конца гонимый сумерками. Тропа по большей части — горная и прогулки в тёмное время по ней небезопасны. Полтора часа отведённые на всю экскурсию вкупе с личным временем на территории, показались лишь минутами. Переходя в тенистые стороны дорожек (благо тени достаточно – спасибо архитекторам и озеленителям) добрели до своего транспорта. Икроножные мышцы, если бы умели говорить, возмущались бы — не хуже брюзжащих старушек во дворах дома. Вода в желудке на двадцать минут приглушила чувство голода. У автобуса ждём отставших и подуставших пожилых участников нашей группы. «Ромашки» снова в сборе. Выждав несколько минут, Алёна трубит очередные сборы. Заползаем поочерёдно через высокую подножку лайнера внутрь, и плюхаемся в долгожданные кресла. Через час, нам предстоит ещё один марш-бросок. На этот раз, всё в том же Ялтинском районе, это будет венец наших духовных кристаллов и физических мытарств – Ласточкино гнездо.

Ласточкино Гнездо

Водитель нашего экскурсионного автобуса быстро нагнал прохлады в салон. Расселись по местам «ромашки» быстро. Дождавшись уже внутри одну тётеньку-потеряшку, мы отчалили. Мне было интересно, как же справится наш водитель с узким пространством на парковочном месте возле дворца. Медленно, но достаточно уверенно наш «корабль» миновал все мели и препятствия. И вот, мы, маневрируя на узких улочках Ливадии, выскочили на основную дорогу. По дороге Алёна снова увлекла всех рассказом о том месте, куда мы направлялись. «Ромашки» забыв об усталости, словно по команде вертели головами в разные стороны. Слева по ходу движения открывались замечательные виды море, справа – всё великолепие горного ландшафта. Вдали показался сказочный облик главной вершины Крымского полуострова гора Ай-Петри. Своими клыкастыми вершинами цвета кости она магически притягивает взоры. Жаль, что наш маршрут не включает поездку именно в ту сторону. Как рассказала экскурсовод, что на Ай-Петри стоит заказывать отдельный тур, а желательно пешим туристическим маршрутом. Вблизи и сама вершина и виды с неё – не менее красочнее, нежели издали. Канатная дорога и вид с высоты более 1000 метров над уровнем моря вряд ли оставят безразличным самого опытного туриста. А если ещё включить в тур посещение холодных пещер рядом с горным массивом, то впечатления дополнятся мистическими видами сталактитов и сталагмитов внутри. Размышляя над сказанным и подспудно строя планы на следующий год, я перезаряжал аккумуляторы на нашей семейной фото и видео технике.

Наш автобус, плавно раскачиваясь на горных дорогах, мчался к самой известной достопримечательности Крыма — своего рода визитной карточкой полуострова. Пока мы разминали в креслах подуставшие конечности, говорливая Алёна насыщала нас историческими и ремарками и даже легендами о самом Замке. За более чем вековое существование этого здания, оно несколько раз переходило из рук в руки разных собственников. Изначально замок был деревянной дачей построенной отставным генералом после русско-турецкой войны. Единственная отличительная особенность постройки была в том, что она располагалась в самом живописном месте южного побережья Крыма на Аврориной скале мыса Ай-Тодор. Прежний сказочный вид замок Ласточкино Гнездо получил после сильного землетрясения в начале ХХ века. Отдав должное советским архитекторам-энтузиастам, строителям и реставраторам замок был спасен от полного разрушения. Полностью был укреплён фундамент под зданием на скале и заново выстроены утраченные конструкции и элементы. В начале нового ХХI века «гнёздышко» полностью отреставрировано. На данный момент оно является архитектурным историческим памятником и самым посещаемым объектом на всём Крымском полуострове. Оставил сильное впечатление у всех нас красивый рассказ экскурсовода — про богиню Аврору и Посейдона. О том как: коварный властитель морей любовался Авророй, встречающей каждый день рассвет возле моря. И он, отвергнутый юной богиней, ещё сильнее воспылал любовью к прекрасной деве. И как гласит легенда: суровый бог  помощью повелительниц ветров Эолы усыпил бдительность прекрасной богини, нагнав тучи. Когда же Аврора задремала, то Посейдон попытался схватить её в безудержном порыве страсти. Юная дева каким-то чудом почувствовала беду и успела вовремя очнуться. Выскочив из объятий хитрого Посейдона, она тут же растаяла на месте, как видение. С головы же незадачливого любовника упала драгоценная диадема, а самый яркий камень от удара отскочил и затерялся в расщелинах между морем и скалой. Следующим же утром, когда уже рассеялись все тучи и вышло яркое солнце, ослепительным блеском засиял тот самый самоцвет. Через мгновение на вершине той самой скалы, где любила сидеть юная Аврора, и появился великолепный замок. Легенда? Да! Но всё же она очень красивая. 

Вернувшись в реалии туристической поездки и миновав санаторий для космонавтов «Курпаты» в форме летающей тарелки, мы вскоре прибыли на место. До самого замка Ласточкино Гнездо нужно было пройтись пешком. Ну, как пешком? Примерно пять сотен ступеней с площадки вниз по ущелью до самого побережья. Потом ещё сотня ступеней вверх на высоту самого замка (сорок метров). Время обеденное (около двух часов по полудню). На жаре кушать почти совсем не хочется, хотя и завтрак был ранним утром. У самых запасливых «Ромашек» в наличии фрукты и даже бутерброды с термосами. Просьбу Алёны «не пахнуть» во время движения в автобусе съестными припасами почти все выполнили с достоинством. Как объяснила наша бессменная «болтушка», это нужно не для того, чтоб уморить всех нас голодом, а исключительно из уважения к тем людям, которые не переносят длительные переезды и вкупе с укачиванием могут наполнить салон совсем другими «ароматами» извне. Такие конфузные случаи в её долгой практике были. Некоторые (самые слабохарактерные элементы), конечно, жульничали втихаря, подкармливая свой организм витаминчиками и калориями. Но всё же отдам им должное, делали они это весьма деликатно и осторожно. Путешествие путешествием, а питаться всё же необходимо. Собранные нами с Ирой вещи в аскетичной манере, не включали в себя какие-либо излишества, кроме: сменной одежды, обуви и запаса обычной воды. Ещё на подъезде к замку, опрошены все желающие на предмет: подкрепится в приличном заведении. Заказанные загодя Алёной столики в придорожном кафе ожидали нас для полноценного обеда с бесплатной дегустацией местных крымских вин. Ещё в Анапе в разговоре между распространителями туристических экскурсий я услышал разговор  о том, что местные вина пить нельзя ни в коем случае. Мол, все дегустации – не что иное, как бизнес по продаже бутилированной продукции пакетированных суррогатных жидкостей. С опаской к этой теме и мыслями о нужности самого посещения предложенного экскурсоводом места, мы причалили на слегка запылённом лайнере рядом с нужным заведением. Обменяв прохладный салон автобуса на жаркий и радушный приём июльского Крыма, слегка поредевшей, но ещё приличной по численности компанией мы вторглись в местное кафе. Бесплатные туалеты и прохладная вода в умывальниках пришлись всем по нраву. Отстояв созданную нами же очередь в кафельные общие апартаменты, «Ромашки» усилием молодых официантов — мужчин кавказкой наружности, расселись по шесть человек за столик в просторном зале.

Если бы проходили съемки фильма «Двенадцать стульев», то обозрев поданное меню, я бы выдал самую известную фразу Кисы Воробъянинова: «Однако!» Сын напротив вместе с Ирой хлопали ресницами и выдыхали сожаление над печатным изданием в кожаном переплёте, очевидно пытаясь сдуть хотя бы по одному нолику с цен. Папа, то бишь — я, волевым решением запретил одним лишь взглядом раздувать тоску и заказал всё понравившееся, но по самому минимуму. В минимум входило: Две холодные окрошки (на кефире), суп лапша, и тефтельки троих с гарниром картофельное пюре, хлеб (лаваш). Откушав перед основными блюдами парочку-тройку  мензурок с содержанием на самом дне «коллекционных вин», напряжение улетучилось вместе с недоверием. Лихой кавказский парнишка лет двадцати, что-то вдохновлённо рассказывал о винах, о виноградниках, о вкусах и ароматах…

Я осушал одну за другой предложенные напитки без усилий, мешая и представления о вине и вкусы в полости рта, частично усваивая их изголодавшимся желудком. «Дозы», которыми дегустировалось и дегустируется вино, как и другие спиртные напитки – ровно половина глотка. Ирина, сдержанно пригубив парочку «нектаров богов», принялась отправлять все дальнейшие наполнения в пластиковых мензурках в мою сторону. Закончив десяти минутную дегустацию пробой местного коньяка на миндале, я сидел уже совсем расслабленно на мягком диванчике. Ещё через несколько минут официанты скромно и аккуратно подали наш обед.

Час, потраченный для пополнения запасов калорий, отхватил толику зноя и духоты у нашей дневной экскурсии. На выходе из кафе, в тени дикой сливы я столкнулся с Алёной. Она встречала покидающих кафе «Ромашек», напутствуя каждого, намеревавшегося преодолеть крайний рубеж до замка. За тридцать изменился только внешний периметр, обросший ларьками и низкорослыми частными заведениями. Сам облик «Ласточкино гнезда» остался прежним – сказочное миниатюрное великолепие!

Достаточно крутой спуск по ступеням вниз к самому побережью, откуда можно подняться на саму скалу, на которой стоит замок, занял (со всеми остановками на передых) минут двадцать. На довольно узком пути (в ширину — три пешехода) бесчисленное количество продавцов «на лотках». Отвоевав себе клочки скальных заплешин у самой лестницы, продавцы массово продают и сувениры с символикой замка, до экзотических фруктов. Спускаясь вниз по ходу, удалось даже попробовать (бесплатно) индийский гранат. Молодая девушка уверяла, что это «чудо» полезно и детям и взрослым и его используют дополнением к фруктовым чаям. На вид Момордик (так зовут этого зверя) напоминает оранжевую тыкву, скрещенную с динозавром. Мне чем-то это напомнило детёныша Бронтозавра без лап, к тому же покрашенного в цвет оранж. Внутри мягкие как желе съедобные яйца мини динозавра красного цвета, кисловатые на вкус. Егор брезгливо ткнул пальцем в то, что можно есть, но попробовать не решился. Ира вкус не поняла. Я тоже. Таскать заокеанские фрукты в рюкзаке – занятие подозрительное и не предсказуемое. Покупку отложили на потом, отложив косточки в кармашек.

Последние ступеньки дались с трудом. Очевидно, прыть, с которой мы взялись штурмовать длительную преграду, была избыточна. Отдышавшись в тени магнолий и еще каких-то высоких и пышных кустов похожих на сирень, заползли на место. Ветерок. Солнышко, убивающее почти всё живое на лестнице и рядом с ней — наверху у замка совсем не печёт.

Сам замок по размерам – не Ливадийский дворец. Он словно домик Кена и Барби увеличенный в несколько раз застыл на верхушке скалы. Придвинутый ветрами к каменным перилам с балясинами, остроконечный серый замок словно прилип основанием к каменно-бетонной прослойке, цепляясь остриями шпилей за небесную синь. Само здание в форме шахматной туры со шлейфом из пристроек нависло над пропастью. Внутри самого замка в разное время были и дорогущий ресторан, и музей ещё какие-то заведения и государственного и частного характера. Самое главное, как мне показалось, не внутренние убранства, а внешнее великолепие «Ласточкиного гнезда». Виды и из замка и рядом с ним открываются ни с чем несравнимые. Тут, ненароком, вспомнишь богиню Аврору, облюбовавшую в своё время это место, как смотровую площадку. В ясную погоду со скалы видно даже гигантскую спину медведя гору Аю-Даг. Море с такой высоты особенного цвета. Начиная с бирюзовых оттенков у самого подножья скалы и заканчивая иссиня-черной далью ближе к горизонту. Дух захватывает, когда стоишь рядом с замком у каменных перил над обрывом. Внизу неспокойное море дышит мощью волн, мерно обтачивая острые глыбы и камни. Слева в спокойном соседстве ещё один мыс со знаменитой скалой Парус. Стоит. Никакие шторма ей нипочём. Сколько веков она стоит тоже никто толком не знает. Стояли радом с замком долго — я, Ира, Егор. Трогали Каменные стены, опирались на перила, фотографировались. Ротазеющих туристов тут всегда много. Приходилось меняться местами с людьми по взаимному согласию, чтоб сделать несколько приличных кадров на память без посторонних. Новодельные постройки типа «дерево желания» и смотровых площадок на соседней скале радом с замком меня не очень вдохновили. Обвешанное разноцветными бантиками и ленточками железное дерево, стоящее на сундуке – скорее для слишком романтичных подростков или дамочек, чем для туриста со стажем. Поднялись. Сфоткались. Забыли. Встречаемся редкими лицами «Ромашек» и улыбаемся друг другу на виду у всего этого великолепия природы и творения рук человеческих. Тут и моя соседка по креслу автобуса Вика с подругой Яной (Рапунцель) и их парнишка. Они резво бегают от одной стороны опоясывающих замок перил на другую сторону, делая селфи о совместные фотографии. Тут и старушки-веселушки подруги и парочка муж в неизменной летней «бобочке» с угловатой супругой. Детишки бегают, взрослые покупают сувениры – обычная для этого времени года и суток обстановка.

Полны впечатлений, мы начинаем спуск вниз, несколько раз оборачиваясь, словно боясь упустить что-то ещё в этой слегка угловатой красоте. Вспоминая про самую длинную часть подъёма, которую проскочили на одном дыхание, вздыхаем сразу все трое, как по команде. Жарко. Ветер остался между четырёх шпилей «Ласточки». Забыв об экзотическом гранате, тяжело пыхтя, мы преодолеваем ряды ступенек. Ощущение такое, будто бы тащишь ещё кого-то за собой, уцепившегося за твою одежду. С металлическими высокими перилами на последнем ряду ступеней приходит и новое дыхание и расслабление. Отдышались. У автобуса допили остатки воды и уже начали отсчёт времени до отправки в новую точку. Алла снова весёлая и говорливая по-настоящему радуется всем возвращающимся, словно мы её родные дети. В её речи всё чаще проскальзывает слово «Бахчисарай». Её снова и снова хочется слушать, но для начала нужно хотя бы развалиться в кресле автобуса.

Бахчисарай

Наш водитель надавил на «газульку», как только выскочил на ровный участок шоссе. Алла, не тратившая силы на многоступенчатый переход, ожидая нашу многострадальную группу в тенёчке рядом с кафе, продолжала убаюкивать нас в автобусе новым повествованием. В сладкой полудрёме под плавное раскачивание нашего лайнера мне мерещились замки, дворцы, монастыри. Без точных дат сам рассказ сливался в единое целое с дурманящим запахом разнотравья, плодовых деревьев, танцовщиц из ханских гаремов с обнажёнными животами и вкусом пряных вин. Крым земля сказочная и благодатная в прямом смысле слова. Красота самой природы и вкус воздуха, а так же величественность исторических построек здесь какие-то особенные. От себя отмечу лишь одну особенность: те, кто то уже был в Крыму даже единожды — рано или поздно вновь возвращаются в эти места. Бахчисарай занимает своё особое место во всём этом великолепии. Он, как крепкое пряное вино затуманивает и мысли и чувства. Дороги ведущие в Бахчисарай в обрамлении гор — длинные и солнечные. На долгом въезде в город, из автобуса хорошо видны фруктовые сады, пасеки и малоэтажные крестьянские домишки в буйстве зелени. Остаётся только мечтать о хотя бы небольшом имении в этой местности. Закруглиться с мечтами, как обычно, помог голос Аллы. Вежливым замечанием она прервала болтовню оживших после беготни старушек на передних местах. Мы ехали в частную гостиницу к татарской семье в центр города. Татар в Крыму великое множество, но отличить населения других национальностей не очень сложно. Язык, темперамент и частичная изюминка в одежде имеют место быть. Мусульманская культура и обычаи в этих местах сильно превалируют над другими культурами, потому где, как ни у татар остановиться на ночлег. Цепляясь боковыми зеркалами за ветки деревьев наш автобус пробирался по узким улочкам к нужному месту остановки. Солнышко уже цеплялось за вершины мохнатых гор, норовя утонуть в зелени до следующего утра. Толи усталость, толи перепад высот слабый звон поселился в моих ушах основательно. Хотелось скорее уже что-нибудь закинуть в желудок и свалиться горизонтально на любую лежанку, пусть, даже если это была бы соломенная подстилка в хлеву у хозяина.

Развернувшись на узком пятачке, наш лайнер причалил к стенам из камня возле каких-то построек, напоминающих кафе на небольшой возвышенности. С поклажей, навьюченной на утлые плечи, «ромашки» посыпались из автобуса навстречу гостеприимству. Кафе оказалось комплексом двух этажных зданий гостиничного типа  с внутренним двориком, используемым, как летнее кафе. Тут были и татами с подушками для поглотителей восточной еды, которые предпочитают питаться в национальных традициях сидя без стульев; а так же и длинные столики с привычными лавочками с двух сторон. Изучив по случаю, внутреннее наполнение татарского быта, ведомые нашим гидом, мы побрели на размещение. Хвалебные оды о татарском гостеприимстве чуть было не разбились об небольшое недоумение, которое случилось немного позднее. Вышедший к слегка взбудораженному собранию хозяин гостиницы попытался успокоить нашу толпу заверениями, что всё под контролем. Представился молодой мужчина Рустамом, и сразу попытался взять, как говорится, быка за рога. Слишком бойкие «ромашки» наученные, скорее всего горьким опытом, распихивая основную людскую массу, обступившую молодого хозяина, попытались вытребовать личные преференции. Это вызвало неподдельное раздражение у владельца отеля. Намекнув на стадо баранов, Рустам повысил голос, и попросил паузу для оценки ситуации. На мгновение стало как-то неуютно. К баранам, а тем более к овцам, блеющим вразнобой, себя, Иру и Егора я никак не относил. Придержав прыть сына по поводу того, что нам может не достаться места в гостинице, спокойной троицей мы стали наблюдать ситуацию со стороны. Держа в руках телефон с копией списка любезно предоставленной нашей Алёной по мобильной связи, Рустам вычленил сокровенную фразу, от которой загудела самая спокойная часть нашего сообщества и брызнула нервным смешком остальная часть группы. Оказывается магическое число «двадцать пять» способно расшевелить даже детское сознание! В полной уверенности, что нас каких-то жалких не полных три десятка человек, хозяин стал раздавать ключи от бесплатных номеров. Когда самая удовлетворённая часть гостей получивших ключи, стала расползаться по номерам, в игру вступила невозмутимая до этого галёрка. Алёна, сообразившая о том, что Рустам не владеет полной информацией, поспешила протиснуться сквозь толпу, тянущих влажные руки к сонному сладострастию. Громко гудела мужскими басами, женскими тенорами и детскими контральто цифра сорок пять. Она висела в воздухе, цепко хваталась за крыши построек, раскатывалась по верандам гостиного двора, шарахаясь от стен, и возвращалась обратно в толпу её породившую. По расширенным глазам Рустама можно было понять, что фиаско с быстрым размещением «дорогих гостей» уже где-то на подходе. Мой бенефис на предмет вкусного ужина дал козыря растерявшимся не на шутку хозяину и подоспевшим на выручку молодым людям. Пригласив оставшихся без крова «ромашек» вкусно отужинать в кафе на территории гостиницы, Рустам заверил, что за полчаса (максимум час) постарается решить данную ситуацию. На сытый желудок можно было бы и самому что-то предпринять, но коль в полностью оплаченном  экскурсионном туре числилось бесплатное проживание в гостеприимном татарском доме, то нехай сами бегают, решил я. Спустившись на сцену амфитеатра в кафе, мы стали подбирать визуально, где бы присесть.

Сидеть на корточках, изображая из себя мусульман или японцев — не было ни сил, ни желания. Поэтому наскоро посовещавшись внутри семьи, мы решили присесть в кафе за привычный столик с лавочками и оставаться теми, кем мы собственно и приехали. Испытав на себе внимание услужливых официантов, покушали мы вкусно, но ощутимо дорого…

Через полчаса по выражению лица нашего экскурсовода Алёны, стало понятно, что проблемка таки решилась в лучшую сторону. Довольный скоростью собственного решения, Рустам любезно предоставил нам свой автомобиль для поездки в другой отель на соседнюю улицу, предложив себя в качестве водителя. Запах нового авто непривычно пронастальгировал в моих ноздрях, заставил вспомнить про свою «ласточку» оставленную на стоянке возле дома в Москве. Татарское гостеприимство через несколько минут пути по узким улочкам плавно перекочевало в армянское. Суховатый, высокий мужчина (хозяин нашего бесплатного пристанища) встретил нас возле своего жилища напротив чудаковатых деревянных воротин. Представившись другом Рустама, Армен проводил нас на второй этаж постройки, напоминающей больничный корпус с длинными террасами. Оригинально. Скоро насевший с гор вечер не дал осмотреться на местности, поглотив всю «прелесть» пейзажа в один присест. Усталость накатывала безжалостно, скручивая спину, склеивая отяжелевшие веки.

Номер в гостинице нам достался на втором этаже – самый крайний справа. Вдохнув внутреннюю сыроватость каменного мешка с единственным пластиковым окном во внутренний дворик и входной дверью, нам всё-таки удалось расслабиться. Освободившись от заплечных нош, релакснув минутку на добротной двуспальной кровати, я выглянул за дверь во двор. Стемнело. Но по характерному шебуршанию и топающим звукам стало понятно, что заехала очередная партия «ромашек», занимая соседние с нами номера. Оставалось лишь понять, насколько удобные сами кровати в номере, да и вообще годится ли такой отдых для наших уставших тел. Изнутри номер напомнил гараж дяди Вити, который похоронил старушку «Победу», но продолжающий который год дневать и ночевать в пустующем склепе по старой памяти. Общая стена из крупных бетонных блоков, покрашенная в белый цвет, переходящая в каменную кладку из неровных булыжников, отдалённо напомнила подвальное помещение незадачливого дачника. Во всём этом великолепии ималась даже дверь в клозет с душевой кабинкой (из камня) выложенной весёленькой по цвету плиткой. О, Боже! В гостиничном склепе даже сантехника фаянсовая, а не обычная дырка в полу! Фантастика! В наличии горячая вода из кранов и душа. Нажав на кнопку слива бочка белоснежного друга, тот шумно заурчал, бегло наполняясь водицей. На стенке над отдельной кроватью в уголке притаился японский кондиционер. Класс!

Милое очарование, испытанное от настоящих удобств «звезданутых» номеров, сменилось тревогой от беспокойного собачьего лая за каменной стенкой. Такого соседства ночью уж точно не хотелось бы. И не шумнуть, и палкой не кинуть… Что там за зверь – не ясно. Разобрав по косточкам аппаратуру для фото и видео, поставлены на зарядку аккумуляторы на грядущий день. Вечерний душ окончательно расслабил наши напитанные новыми впечатлениями организмы. Заведя будильники,  тихонько обнявшись с Ирой, мы угомонились в мягких подушках под мягким, невесомым одеялом. Егор на удивление спокойно воспринял отдельное место среди отдельной пещерной каменистости, и быстро затих в ожидании чего-то нового. Закрываем глаза под лай неугомонных хвостатых охранников собственности… Не проспать бы ранний подъём.

Утро втиснулось в нашу комнатушку синхронно с будильниками на телефонах. Приятная прохлада и лёгкая влажность воздуха внутри номера побудила отсрочить подъём на несколько минуток. Подталкивая друг друга локотками, мы с Ирой вяло побуждали себя проснуться окончательно. Впереди главное событие этого лета – день рождения пока единственного нашего дитяти. Дитяти зарывшись в мягком одеяле и уткнувшись носом в гостиничную подушку, мирно посапывал на отдельном ложе в самом тёмном уголке комнаты. До выхода «в свет» и прибытием нашего транспорта оставалось минут тридцать. Тщательно замаскированный в глубинах моего рюкзака подарок на день рождения уже ожидал на столике у окошка.

Счастливый именинник (взлохмаченной и сонный) радовался новому дню, прижимая новенький планшет к груди. В таком состоянии духа Егор всегда очень скор и послушен к родительским требованиям. Потому, он быстро выполнил все утренние обязательные моционы без лишних напоминаний взрослых.

Утро в Бахчисарае действительно сказочное. Осознав все неожиданные преимущества пред основной группой туристов оставшихся в татарском гостеприимстве, ведомые свежайшим утренним благоуханием, мы отделившейся группой стояли внутри двора. Восторг Егора разделили не только мы – его родители, но и пожилые дамочки, вытащившие отдельным лотерейным билетом новое приключение. Гостиница вросшим придатком примыкала к высокой горе к её гладкой отвесной части с желтоватой скальной породой. Внутри двора за чудаковатыми воротинами благоухал небольшой розарий, разлапистый кустарник граната и ещё несколько деревьев: магнолии и грецких орехов. Спонтанность посадки растительности не портила, а скорее придавала изюминку этому месту будто из сказки про Алладина. Осознав сполна все преимущества, вспомнив вечерний рассказ хозяина Армена про бывшего владельца этого места (короля кондитерских сладостей), мы желали остановки быстро бегущего времени хоть на часик. Наша мама с замиранием сердца следила за ловкостью сына, который осуществил небольшое восхождение на скальный приступок метра на три вверх. Не увидев в моём взгляде осуждения или страха за единственное чадо, он немного попозировал мне на высоте для хороших снимков на фотоаппарат. Часть ромашек под внимательным улыбчивым взором Армена, наблюдающего за нами с веранды второго этажа, продолжала изучать территорию. Кто-то даже успел качнуться несколько раз на лавочке-качелях, кто-то просто осматривался вокруг, слегка приоткрыв рот. Самые проворные «ромашки» фотографировались на фоне местность, а кто-то просто делал очередные селфи на личный телефон. Выспавшиеся и бодрые «ромашки» были в самом лучшем настроении. Даже самые ворчливые и тихие бабули из нашей отколовшейся волей судеб группы пребывали в восторге, обсуждая вслух между собой наш общий неожиданный VIP-статус. Сигнальный зов туристического автобуса приехавшего за нами, заставил нас покинуть маленькую сказку и поспешить на посадку. Жаль покидать. Так привыкли тут. Освоились.

По программе нас ожидал ранний бесплатный завтрак. Откушав утренние блюда в отдельном зале первичного места прибытия, и запив поверх всего крепчайшим свежесваренным кофе, на выходе  мы встретили слегка озадаченную Алёну. Она в очередной раз стала приносить извинения за причинённые неудобства. Уже на узкой улочке у автобуса половина группы смотрела на неё с безразличием, а меньшая, но счастливая часть трогала её поочерёдно за руки и с придыханием пыталась донести свои восторги. Она, конечно же, не понимала о чём речь. Смущаясь, с высоты своих сорока с лишним лет жизненного опыта, экскурсовод пыталась сообразить налету, в чём же, собственно, дело. Утренний призыв с высоты минарета муэдзина огласил окрестности звонким и протяжным голосом. Детишки-ромашки сразу же наперебой засыпали вопросами сопровождающих и родителей по поводу неведомого нового события. Было ощущение, что минарет совсем рядом, так окрестные горы эхом отражали это красивое событие. Ускорившись на посадку в автобус, мы отправились во дворец на очередную экскурсию.

Поездка к главной достопримечательности –Бахчисарайскому Ханскому дворцу занял на удивление всех всего несколько минут. Крымско-татарский заповедник с постройками времён османской империи – отдельным ансамблем зданий выгодно отличался на фоне современных жилых и административных построек в восточном стиле. Небольшая площадь перед входом во дворец раскрывала всю значимость данного культурно-исторического сооружения. Пройдя входные ворота, все рамки металлоискателей мы очутились в райском уголке на более широкой площади, утопающей в зелени деревьев. Восточный колорит и величественность остриев минаретов слева сменял роскошным садом с фонтанами спереди. Справа дворцовые постройки с различными назначениями. Резные ажурные двери и решётки на окнах завораживали взгляд практически повсеместно, куда не посмотри. Белоснежные стены домов, цветная резьба по дереву и причудливые формы крыш выгодно контрастировали на фоне небесной лазури. Пожилая женщина-экскурсовод сразу увлекла нашу группу за собой, чуть замедлив движение на центральной площади для ознакомления. В комплекс зданий входят: и мечеть и ханский дюрбе, а так же бани, здания для собраний и приёмов, множество фонтанов, и естественно, гаремы для жён и наложниц. Моя видеокамера работала почти без остановок, запечатлевая и внутреннее великолепие, и роскошь османских ханов тех времён, останавливаясь лишь в длинных переходах между построек. Золото и прочие драгоценности напоказ никогда не выставлялись — это было не принято и хранилось отдельно, скрытое от посторонних глаз. Времена были суровые и сложные. Убивали и султанов и их близких; травили так же и правителей и шейхов. Восток – дело тонкое, и нам не понять всех интриг и заговоров тех времён. Но единственно, что можно было заметить, что не жалелись ни средства, ни время на обустройство внутреннего пространства и быт. Заметно даже обычному туристу, посещающих этих местах, что материалы для построек и оформления использовались самые качественнее и дорогие. Ценные породы дерева, материалов и тканей – видны невооружённым взглядом. Лучшие архитекторы и ремесленники тех времён – всё же не зря ели вкусный плов и пользовались благосклонностью хана Сахиба и его последователей. Более всего запомнились красивейшие орнаменты на всех зданиях, ажурность решеток спасающих от солнечного света, а так же колоритная восточная посуда и утварь из бронзы и меди, а так же кованные металлические украшения и предметы из дерева. Всё очень и очень величественно, и в тоже время — по-домашнему просто и максимально приближенно к реальной жизни. Перенесённый вглубь дворца Бахчисарайский фонтан воспетый Александром Сергеевичем в поэме и ныне живёт и функционирует. Две розочки превознесённые Пушкиным — дар таланту зодчего и создателю фонтана, до сих пор покоятся в чашах источника слёз. Конечно же, их освежают новыми срезанными бутонами работники музея в дань великому русскому поэту. Не стану рассказывать саму историю возникновения этого фонтана, надеюсь, единоличное прочтение поэмы, и знание истории помогут каждому пережить всё на свой лад и в своём видении. Отмечу одно: дворцовый комплекс горел несколько раз в ходе войн или интриг, но не потерял своё величественное великолепие, бережливо сохраненное мусульманским и татарским наследием в наше время. Приезжайте сюда! Вас не разочаруют эти красоты даже в самые жаркие дни лета. Здесь всегда можно найти прохладу не только у действующих фонтанов и в тени деревьев, но и внутри зданий благодаря особому их расположению, ландшафту местности и мастерству архитекторов и зодчих.

Восток – не только красота, но как ещё и выяснилось существенная дороговизна роскошных предметов сделанных в большей массе вручную. Пробегав по местному восточному базару, мы так и не смогли найти общий язык с продавцами утвари и памятных предметов из одежды. Семейный бюджет был бы безжалостно обескровлен даже после покупки навесной лампы-светильника из яркого стекла, не говоря уже о более существенных или весомых сувенирах. Не солоно хлебавши – как говорится! В следующий раз и скорее всего не в самый разгар туристического сезона. Отложенная мечта – тоже мечта! Заедены и запиты все впечатления в современной кафешке неподалёку от дворца. С надеждой, что всё самое красивое и значимое сохранилось в цифровом формате, мы закончили нашу экскурсию в Бахчисарайском дворце. Теперь нас ждал в сердце урочища Мариам-Дере самый закрытый (от посторонних глаз) православный Свято-Успенский пещерный мужской монастырь под легендарной крепостью Чуфут-Кале.

Свято-Успенский монастырь (Бахчисарай)

Переезд занял совсем мало времени. Менее чем через час, плавно покачивая бортами на горной дороге, наш лайнер привез нас на место. Ещё не успев поделить  полученными впечатлениями между собой и похвастаться шикарными снимками на гаджетах, «ромашки» бодро высыпались на щебенчатый грунт импровизируемой стоянки для экскурсий. К монастырю вела единственная узкая и извилистая дорога, отдалённо напоминающая асфальтированную, которая буквально утопала в зелени диких плодовых деревьев и кустарников. Диковатые по первому взгляду места, окружённые со всех сторон крутыми и слегка плешивыми склонами ущелья, придавали этому месту дополнительной загадочности. Желтоватый оттенок пузатых стенок горной гряды выгодно контрастировал на фоне благоухания ореховых деревьев. На самом подъёме нас уже ждала высокая моложавая женщина, бережно придерживая массивную дамскую сумку за длинные ручки на плече. Собравшись  привычным полукругом возле гида-женщины, Наталья пригласила совершить нас пешую прогулку параллельно ущелью по крутому подъёму до самого монастыря. Кто успел захватить с собой из автобуса верхнюю одежду, оказались в более выгодной позиции по сравнению с теми, кто предпочёл облегчённый вариант летних одеяний. Чувствовалась не просто свежесть утра, а настоящий горный леденящий дух, напоминающий какой-нибудь каменный склеп. По сути, каменный мешок именуемый ущельем, самый настоящий склеп с выходом к небу — имеющим собственные крылья. Группа Ромашек оказались нелетающей. Женская (большая) половина нашей группы  довольствовалась лишь накидными платками (у кого они были). Мужчинам повезло меньше. Кто то (кто курит) согревался по ходу курением, кто-то просто делал вид, что горная прохлада – лишь неотъемлемая часть приключений. Пристёгивая нам

 молнии  удлинённые «запчасти» штанин к шортам, я не на минуту не пожалел о своей природной организованности. Ира погрузилась в полупрозрачную накидную рубаху, специально приобретённую для посещений святых мест ещё в Анапе. Завершающим действием стал капюшон, прилагающийся к рубахе. Егор (неизменно мерзлявый) облачился в облегчённую «олимпийку», загнав ползунок молнии под горло. Я ощущал себя чуть комфортнее по сравнению с остальными туристами. Разогретый (днями ранее) жарким летним солнцем, я воспринимал леденящую прохладу ущелья как бодрящий утренний душ, к которому постепенно привыкаешь.

Само ущелье, именуемое на татарский манер, как Мариам-Дере — красоты невообразимой. Сочность и контрастность красок веселили взгляд, который вычерчивал всё новые и новые особенности местности по ходу движения. Ущелье «Святой Марии» украшенное рукотворными строениями, природными особенностями и древними приданиями, несомненно, рождает в голове нечто мистическое. Попытаюсь в который раз описать то, что выделил мой мозг из всего увиденного.

В самом начале экскурсии, поднимаясь по дороге выше и выше, мы доходим до святого источника, в котором поочерёдно набираем водицы. Гид нам рассказывает легенды и исторические придания про живительность местного родника. Далее нас встречает единственное здание, в которое не запрещен вход – часовня монастыря. Минуя часовню и обернувшись на проделанный путь, понимаешь, насколько интересно само строение. Расположено она на возвышенности и практически на самой дороге, а подняться под образа колокольни можно только преодолев несколько рядов широких ступенек. Вросший выбеленными постройками невысоких зданий, церквушек с куполами и монашеских келий монастырь расположился по обе стороны Мариам-Дере. Желтоватый песчаник нависает тут почти над каждым зданием. В одних местах он словно огромным пластом застывшей магмы замирает, упираясь в постройки. В других местах горная порода нависает, словно песчаная волна над небольшими судёнышками в нерешительности. Есть не менее загадочные симбиозы, когда видно монашеское упорство и податливость горной гряды. Тут рождены не менее красивые архитектурные воплощения: выдолбленные внутри породы тоннели с лестничными маршами и плотно примкнувшие к скалам сами здания. Всюду видны яркая мозаика, изразцы и иконы святых, обрамленные выбеленным камнем. Христианская и православная вера увековеченная природой. Завораживает. На противоположной части широкого ущелья (со стороны урочища) через густую растительность просматривается древнейшие поселение Чуфут-Кале. Со слов нашего гида древнейшее поселение сохранилось со времён гонений римской империи христианской веры и основанное греческими монахами Варнавой и Софронием. Есть, конечно, и парочка легенд: одна из них про пастушка, которому являлась икона Божьей Матери, посылающая намёки на строительство святой обители парящая в воздухе, и про дракона, который воровал молодых жителей с окрестных мест, прячась в ущелье и усмирённым самой Богородицей. Самые древние постройки тут насчитывают больше полторы десятка веков, уводя нас в далёкую Византию и более современные здания, построенные уже в наше время. Сам факт, что Монастырь был всегда оставался православной веры. Ни полчища татарской орды в пятнадцатом веке, ни сильнейшее землетрясение в начале двадцатого века не смогли полностью разрушить то, что было намолено верующими за века. Говорят, что даже сам великий Хан во (времена правления гирейской династии) верил в чудотворность Иконы Божьей Матери, неизменно находящейся тут, и регулярно присылал свечи для совершения богослужений.

Свободного времени в ограниченных рамках экскурсии в таких местах всегда не хватает. Полюбовавшись природой и восхитившись человеческим умением в строительстве в сложных условиях, «Ромашки» разрозненными группами по несколько человек забегались по территории обители. Приправленные пахучими крымскими благовонными маслами от экскурсовода Натальи основная масса людей поспешил в православный храм. Другая часть нашей группы, ведомая пряно-коричным запахом выпечки, устремился за основным человеческим инстинктом в сторону  монастырской пекарни. Тем «Ромашкам», кому не хватило времени персональную фотосессию, выискивали интересные виды для последующих снимков. Далее они, улыбаясь, позировали пред объективами и друг другом.

Солнышко, показавшееся над ущельем, поманило теплом и светом любознательных ящерок живущих в горной местности. Пестря зеленовато-фиолетовым оттенком, они любознательно изучали нас двуногих созданий Божьих, выползая на каменные стенки перил. Детской части нашей группы, думаю, это запомнилось намного ярче, чем долгие переходы и все рассказы, поскольку, каждому из них хотелось рассмотреть чудесных созданий поближе. Поймать ящерицу – целая наука, как говорят. Хладнокровные создания настолько острозоркие и пугливые, что бояться даже глазка цифрового аппарата. Пришлось довольствоваться только отдалёнными кадрами земноводных на фоне растительности и каменных перил и пристенков арок рядом с дорогой.

Поднявшись по лестнице в часовню, над ущельем открылся ещё один завораживающий взор вид. Виднелись монашеские огородные посадки свеклы, золотистой тыквы и ещё каких-то съедобных культур. Сделав парочку панорамных снимков через колокольню, мы с Ирой и Егором поднялись в молельный храм. Трепетное чувство – преступить порог чего-то нового, нехоженого ранее. Внутри храма всё как в обыкновенной скромной сельской церковки – без излишеств и помпезности. Только стены цепко держат свежесть какую-то и прохладу, и это чувствуется всем телом. Православный батюшка бросил на нас спокойный взгляд из-за свечной и сувенирной лавки, обсуждая с каким-то гражданским мужчиной организаторские вопросы. То ли по доставке сувениров, то ли ещё какие-то финансовые дела касаемые быта церкви. Осмотревшись по сторонам, осенив себя крестным знамением проходим дальше в помещение для проведения богослужения и молебнов. Внешняя скромность наполнена особым духом. Гостей не много. В основном – все наши «Ромашки». Удивила лишь одна вещь, подаяние просила пожилая женщина, протянув мне суховатую ручонку внутри самой кельи с намоленной иконой Божьей Матери. Отправил Егора подать на обратном пути просящей милостыню женщины, но чуть растерявшись, исполнил мою просьбу. Не знаю почему, но мне вдруг захотелось помолиться поставить свечи в храме. В церкви я бываю в основном «по случаю». Печально, что все мои посещения связаны только с людскими утратами. В этот раз само желание обуяло меня настолько сильно, что ноги сами понесли к свечной лавке…

Когда всё что внутри родилось, вытекло скупой мужской слезой на выходе, стало легко на душе. В небольшом помещении храма с низкими потолками осталась и моя печаль за утраты, растворившись в странной прохладе. Налегке с новыми силами поспешили к автобусу, ожидающему остатки группы «Ромашек» в коем числе были и мы — жующие на ходу свежую монастырскую выпечку.

Впереди у нас новое не менее интересное с долгой дорогой в самое сердце Крыма – Симферополь и Севастополь, а далее уже и древняя Каффа (современная Феодосия).

Город – военно-морской славы

На подъезде к Севастополю на некоторое время задержались в привычной (со слов Алёны) для обеденного времени пробке. Парочка часов проведённых в автобусе только усилили желание поскорее пройтись по улочкам самого закрытого крымского города. Уже на въезде чётко прослеживалась особая значимость города федерального значения. Ухоженные памятники военной славы и Стеллы (на всей протяжённости пути) напоминали туристам не только о былой славе города-героя, но и о том, что сами жители гордятся своим культурно-историческим наследием.

Основанный в античные времена греками Херсонес по праву считается одним из самых значимых портовых городов на крымском полуострове. Разделенный в своё время на три части татарскими кочевниками, генуэзцами и православным княжеством Феодоро, город впитал в себя особое историческое наследие. Конечно, с давних времён напоминаний об античности практически не осталось. Серьёзные бои за Севастополь во время Великой Отечественной войны унесли с собой все остатки древних культур. Восстановленный в послевоенное время практически заново город унаследовал всё величие и волю к новой жизни. Заботливыми руками архитекторов и строителей  возрождены из руин исторические территории и памятники культурного наследия.

На проспекте Нахимова, куда прибыла наша группа, в центре одноимённой площади стоит внушительных размеров памятник великому русскому адмиралу Нахимову. Массивный постамент с горельефами выгодно подчёркивает значимость этого полководца в истории России, а так же истории самого города. Сам город показался мне довольно светлым и чистым, что в принципе, не удивило. Морской порядок чувствовался и в скверах и на набережной и, конечно же, рядом с причалами прогулочных теплоходов и катеров. После непродолжительной остановке в центре, мы направились к набережной, откуда хорошо просматривается ещё один истерический памятник, установленный прямо в море. Семиметровая коринфская колонна, увенчанная бронзовым двуглавым орлом, стоящая на утёсе из глыб – дань военной крымской компании (1854 -1855 г.) и обороне Севастополя. Туристов здесь довольно много даже не смотря на июльскую жару в полдень. Не с первой попытки, но всё же удалось сделать несколько хороших снимков с видом на уникальный монумент и широкую севастопольскую бухту.

Дальнейший наш путь был к морскому вокзалу. Миную заново площадь Нахимова, через арку с колоннами мы спустились к причалу, где должна было состояться часовая морская прогулка. Солнышко сжалилось над нашей группой, скрывшись на время в зелени деревьев склонившихся над причалом. Только одно неудобство мне заметилось – отсутствие водоносных ларьков и малое количество передвижных холодильников с мороженым. Жарковато всё же. Что ещё приметилось. Падающие на головы невзначай с веток деревьев хищные насекомые Богомолы. Женская половина «Ромашек» брезгливо обходили этих чудищ природы, ну а детишкам было даже забавно пинать их в сторонку.

Розданы нашим гидом Алёной в очередной раз бесплатные ламинированные карточки-пропуска для прохода на кораблик. Ветерок в бухте не такой как на суше, а поскольку наш катер с открытыми окнами, закутались во что можно, дабы не «просифонило».

Количество мест было даже с запасом, что не могло не радовать. Открылась новая  возможность пересаживаться со стороны на сторону для удобства обзора. Прошлись по Южной бухте мимо вспомогательных судов ВМФ России, ремонтных доков подводных лодок. Всё настолько близко, что можно было рассмотреть некрупные детали обшивки судов. Экскурсия получилась в большей степени для мужской половины. Женщины и девочки скучали – было заметно. Автогид на нашем судне вещал из динамиков с небольшим опережением по ходу движения, и приходилось бегать глазами по наитию, дабы понять, о чём речь. С Севастопольской бухты обзор самый обширный и на прибрежную часть города и на главную морскую базу флота с военными кораблями во главе с флагманом — крейсером Москва. Впечатляет. С моря виды самые лучшие всегда – в который раз убедился. Посещением музеев и выставок и мемориалов в этот раз не удалось расширить свой кругозор из-за нехватки времени и наличием пробок в черте города. Город морской славы покидаем с легкой усталостью и какой-то недополненостью впечатлениями.

Следующим пунктом в нашем путешествии значился Симферополь – столица республики Крым. Небольшой передых и перекур возле автобуса без перекуса и мы двигаемся в новую точку.

Продолжение следует…

 

© 2019, Евгений Мирс. Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!