В дорогу. Джемете

Южное курортное солнце в это время года имеет привычку медленно остывать на линии горизонта. В районе восьми часов вечера, уже ближе к ужину, искупавшись в солёных водах, оно тихо покоится в морской глади, погружаясь глубже и глубже. Примерно в районе девяти вечера включается скромное уличное освещение. Оно пугливо цепляется за ветки разлапистых низких сосен и путается в ветвях стройных кипарисов, мало что меняя в освещённости улиц.

Маленьким, но дружным семейством мы спешим на точку сбора в посёлке Джемете. За нами в десять вечера должен приехать экскурсионный автобус. В планах нашего двухдневного тура мы планируем групповое посещение самых известных мест и достопримечательностей  в Крыму. Для начала: Крымский мост, берущий своё начало на Тамани. Далее следует Ялта, Симферополь, Севастополь, Бахчисарай (в самом сердце полуострова), Феодосия и Керчь.

Как случается весьма часто, не обошлось и без небольших казусов в самом начале путешествия. В порядке вещей даже у самых опытных туристов: суетливость и лёгкое волнение, которые мы поочерёдно испытывали стоя в ожидании экскурсионного транспорта. Спустя некоторое время, все наши волнения стараниями длительного ожидания переросли в сомнения — относительно точного прибытия на место сбора с загадочным названием «возле рыбок»… Лихорадочно перебирая в мозгу данные нам ориентиры продавцом в передвижном туристическом бюро, мы всё-таки пришли к общему мнению, что находимся именно там, куда и было сказано прибыть.

Уняв спонтанный глупый мандраж, отыскались и сами «рыбки». Общими усилиями мы вспомнили что, собственно, это небольшой искусственный водоём с вялыми, но довольно крупными рыбами семейства карповых. Располагаются они под импровизированным мостиком у самой проезжей части. Разноцветные рыбёхи (жёлтые, терракотовые белые и красные) медленно шевелили плавниками в своём бассейне, привлекая знатоков рыбалки, детишек с родителями и просто зевак, являясь местной достопримечательностью. Вскоре общее волнение сменилось осознанием того, что вероятнее всего — автобус просто задерживается, заполняясь под завязку такими же, как мы туристами. Сразу же стало как-то чуточку легче и спокойнее на душе.

 Супруга с периодичностью выглядывала на дорогу в надежде первой оповестить меня и сына о приближении загулявшего транспорта. Сын же с улыбкой наблюдал то за мамой, то обращая внимание на какие-то сторонние вещи, не касаемые нашего будущего путешествия. Мне приходилось слегка осаживать жену и сына, дабы они следили за своей безопасностью на проезжей части. Курортные дороги довольно узкие, а пешеходных переходов множество, то даже вечером можно наблюдать некое подобие автомобильных пробок на дорогах.

Усмотрев основную причину веселья сынишки, я тоже стал улыбаться. На противоположной стороне дороге продавец светящихся игрушек демонстрировал зевакам и потенциальным покупателям летающие и светящиеся чудеса. Крупногабаритный мужчина, мощно растягивая резинку рогатки и запуливал в темное небо светящиеся вертушки. Они взмывали в звездно-кобальтовую бездну, вспыхивая разноцветными огнями, медленно опускаясь прямо в руки хозяину. Первый запуск беспилотного летающего средства огласил округу звонким ударом по крыше припаркованного радом автомобиля. Продавец, шустро оценив ситуацию в прыжке, насколько позволяли его габариты, подобрал снаряд и спешно отошёл в сторону, как ни в чём не бывало. Буквально через несколько удачных запусков, одна из таких вертушек после очередной попытки покорить космос, всё же решила сбежать. Неожиданно для владельца, она сменила прогнозируемую траекторию полёта, и плавно опустилась на площадку четырёхметровой каменной арки, на самую верхнюю плоскую часть. Залезть на приличное по высоте сооружение смельчаков, думаю, было бы не много. Арки-ворота в Анапе и в её пригороде, как градостроительное – явление частое. О них можно написать довольно много, описывая форму, цвет и стилистику у которой они выполнены. Особой ценности в данный момент арки не представляют, являясь лишь отпечатком современной архитектуры, посвященной каким-либо современным событиям.

Уже и не вспомнить какую именно шутку я отпустил в адрес продавца в компании летающих светлячков, но этого было достаточно, чтоб полностью разрядить нервозную обстановку. Обсудив забавное красочное событие с вариантами его продолжения, мы дождались и главного виновника нашего беспокойства. С опозданием на полчаса, высокий автобус с затемнёнными окнами, неожиданно для нас, плавно причалил к остановке. Заприметить нас было не сложно. Мы болтались, переминаясь с ноги на ногу с туристическими рюкзачками  среди прогуливающихся отдыхающих на центральной улице.

Протяжно фыркнув уставшими от жары тормозами, экскурсионный автобус плавно причалил к спонтанной остановке, не обременённой расписанием, и распахнул переднюю дверь, сложив её птичьим крылом.
Из сонной полутьмы салона на подножку соскочила моложавая женщина-экскурсовод с дамской сумочкой на тонком ремешке. Как много позже выяснилось, сумочка в руках нашего экскурсовода исправно исполняла роль и кошелька, и кассы взаимопомощи на весь период экскурсии. Женщина сошла с подножки на тротуар и улыбнулась. По её действиям стало понятно, что в её намерениях осуществить нашу погрузку внутрь автобуса.

Краем глаза я заметил, как слегка смутилась моя Ирка, завидев тонкие кавказские черты лица невысокой коренастой женщины. Опытный глаз экскурсовода, заметил нашу лёгкую нерешительность. Женщина поправила упавшую длинную чёлку, приветственно зажурчав бархатистым меццо-сопрано без акцента, пригласила нас подняться по высоким ступеням в салон. Остаточные сомнения по поводу верности принятого нами совместного решения, растворились без следа, как только мы заняли свои места указанные в бумажно-предоплатном квитке. Прохладный закондиционированный салон был полон приветливыми  пассажирами разных возрастов от пенсионеров до детишек. Приятно удивило и то, что некоторые из пассажиров отвечали вежливостью на наш «добрый вечер», отрываясь от просмотра новостей и фотографий в личных гаджетах. Дождавшись пока я закину багаж на междупотолочные полки и расположусь в узковатом, но удобном для позвоночника кресле, водитель погасил свет, оставив дежурное освещение приятное в темноте глазу. Буквально через секунду вернулась с прогулки и откидная дверь автобуса, заняв своё привычное место. Женщина-экскурсовод скомандовала водителю отправление, и наш комфортный экскурсионный крейсер плавно урча двигателем, мягко покатился по шоссе, набирая ход до очередной точки сбора туристов.

В автобусе.

Места в салоне нам достались почти на задке автобуса, как говорится «на самом колесе».
Автобус, конечно же, не самолёт, и тряска в пути следования обеспечена в любом случае, но припасённые загодя пилюли от укачивания благополучно съедены. Съедены всеми, кроме меня. Я никогда не страдал разного рода головокружениями и нарушениями, связанными с вестибулярным аппаратом. Моя профессиональная смекалка и водительская выучка много раз спасали от неприятностей связанных с переездами. Потому, даже и в этот раз я легко обошёлся без различного рода стимуляторов. Уже после часа плавного кружения в автобусе по городским улочкам, перед самым выездом на федеральную трассу «Крым», мне приоткрылся занавес в плане изучения местности. Как оказалось — в пригороде Анапы достаточно мест для пеших прогулок. Теперь не только само Джемете, но и прилегающий к нему район Витязево, показался мне довольно привлекательным на предмет вечернего променада с семейством. Поздний вечерний взгляд открыл много интересных мест. Днём весь обзор скрыт под плотным оборонительным Рубиконом из зелёных насаждений и палящего жаркого солнца. Ночью, как оказалось, всё выглядит совершенно иначе. Колесо обозрения, аттракционы, аквапарк и прочие вещи описывать не имеет никакого смысла, поскольку мой рассказ собственно не инфраструктурной особенности курортной местности , а о поездке за духовной составляющей.

В завершающей точке сбора (на Тамани) в автобус подсели ещё несколько недостающих пассажиров. Мои замечательные мысли — относительно досуга, на предстоящие пару дней, прервал женский голос. В отдельном динамике над креслом, журчал приятный ушам негромкий женский тембр экскурсовода. Алёна, как представилась она, предложила запомнить её имя, записать контактный номер телефона, и как обязательное действие — завершить финансовые доплаты за поездку и предстоящие экскурсии, не откладывая на потом. Не доезжая несколько километров до Крымского моста, мы заехали на современный заправочный комплекс для пополнения баков топливом «на долгую дорогу». Там же, всем состоявшимся туристам, было предложено привести себя в порядок, посетить нужные заведения «на дорожку», и запастись водичкой или бутербродами в кафе.
Из увлекательного рассказа Алёны в мозгу плотно засела информация о грандиозном инженерном сооружении. И, конечно же, развенчанный миф от «знатоков» посещавших мост о том, что всеми, а так же размахом строительства — можно полюбоваться непосредственно на нём. Обозреть весь размах и окрестные красоты с моста — это полный абсурд. Абсурд, полнейшая выдумка, ну или заблуждение! Проезд по масштабному сооружению длится всего от 12 до 18 минут (в зависимости от времени суток). Что можно разглядеть за такой короткий промежуток времени, без остановок и через шумовые экраны? Сомнительное зрелище. Остановка на гидросооружении любого транспорта (кому не понятно, читаем правила ДД) категорически запрещена. Видеокамеры расположены через каждые 400 метров. Службы обеспечения безопасности — следят за всем, что происходит на мосту очень строго.
Отчалив от контрольной точки, в автобусе уже собралось 45 человек. Чуть позже, всем нам было предложено заполнить формуляр с личными паспортными данными. Как позже выяснилось, это были наши индивидуальные страховки на весь период нашей экскурсии. Не хочется показаться занудой или ханжой, всё же думаю, что страховка, оформленная одним документом на всех – скорее формальный документ, спасающий не от несчастных случаев, а от набегов  «многоуважаемых» инспекторов дорожной полиции. Продолжу свой рассказ.
Плавно раскачивая в кресле полуночную дремоту, мы быстро приближались к мосту, под уютное щебетание Алёны. Нужно отметить сразу, что толком оценить весь масштаб и красоту не получилось. Шумовые экраны действительно закрывали весь обзор почти — на всём протяжении движения. Единственные две вещи, что осели отпечатком в сознании, это красочная иллюминация главной арки, под которой проходят морские суда. Следующее, что запомнилось, это железнодорожная часть строения, которая во время движения, несколько раз убегала вверх на приличную высоту (сорок метров) относительно автомобильной трассы. Заметно было и то, что работы ведутся и ночью, не прерываясь даже на отдых или непогодицу. Очень много сидящих на подвесах сварщиков, искрящихся на фоне громоздких конструкций, а так же монтажников в касках с фонариками с инструментом в руках.

Основная неспящая часть нашей группы, сделав несколько понятного только им качества снимков на телефоны, и немного успокоившись, продолжили слушать убаюкивающий рассказ нашего неумолкающего экскурсовода. Из заключительной его части, мы уяснили, что все мы теперь — не какие-то туристы из Анапы, а организованная группа под названием «Ромашки». Что теперь нас не только знают и могут отличить от другой туристической группы во всех местах, но как оказалось – любят и ждут. А в самых экстремальных случаях (не дай Бог) нам помогут, а если мы, вдруг, потеряемся, то обязательно вернут в общую группу. В такие заверения Алёны, конечно же, сразу захотелось поверить. В словах милого экскурсовода не чувствовался ни пафос, ни желание преувеличить значимость экскурсионного братства между бюро. Мне, привыкшему всю жизнь рассчитывать на свою интуицию и логику, слышать такие заверения было, несомненно, приятно.  Единственная проблема – понять и принять и всё сказанное всерьёз. 
Следующие пару часов я прокуматозил болванчиком (не помогло даже подобие горизонтального положение спинки кресла). Не скажу, что я сильно пожалел о забытой подушке для сна в транспорте, но всё же больше всего меня донимала — банальная невозможность полностью вытянуть ноги вперёд. Моя парная соседка у окошка всё же нашла для себя простой выход. Ещё бы! Небольшой рост и её весьма упитанное телосложение… Прибавив к этому валик из кофты, а так же чётко исполненный разворот тела в сторону общего подлокотника и моей спинки кресла… И вуаля! Все эти нехитрые преимущества открыли перед ней несравнимо больший шанс заглянуть (пусть и ненадолго) во владения Морфея. Правда, иногда, моя соседка просыпалась. Её чуткий сон прерывался на несколько секунд от ощущения тепла моей руки или плеча, которое видимо, всё же магнитило во сне её женское одиночество. Но бывало и так, что и излишняя встряска на объездных участках дорог заставляла её менять на время положение головы или тела.

Про саму дорогу, возможно,  стоило бы рассказать сразу, но всё-таки сделаю это уже ближе к середине рассказа.

Оставив попытки принять вытянутую позу, такие как: выставление ног в общий проход, а так же попытки нависания туловища или головы на спинку впереди сидящего, я вновь и вновь успокаивался в  первичной позе (сидящего на стуле). Поиск выхода из тупиковой ситуации продолжался. Памятуя народную мудрость «Рыба ищет где глубже, а человек где лучше!» — я мучительно старался найти выхода из тупиковой ситуации. А что мне удалось почти сразу, так это быстро избавится от сандалий на ремнях и вытянуть ноги в общий проход. Временное облегчение, вскоре, сменилось странной тревогой. Мне казалось, что мои голые ступни (без обуви) не вызывают особого восторга у водителя. Глупая мысль о том, что водитель, вместо того чтоб заниматься ремеслу, которому он профессионально обучен, всё время пялится в салонное зеркало и морщит нос. Факт, конечно же, не столь очевидный, сколь всё же надуманный. Но, тем не менее, эти навязчивые думы о недовольной физиономии водителя, всё же не давали мне покоя какое-то время. Наконец, абстрагировавшись от гнетущих «попутчиков», я стал рассматривать сидящих рядом со мной людей. Непосредственно передо мной сидела молодая женщина с длинными волосами.  Рядом с ней, у окна, сидел мальчишка лет тринадцати (по всей вероятности её сын). Паренёк почти не отрывался от личного смартфона, а лишь периодически поглядывал в окно, реагирую на яркое освещение извне. Из всех особенностей молодой женщины я выделил лишь самую существенную: длинные наращённые волосы молодой дамы были настолько длинны, что мне показалось, что они повсюду. Они свисали на пол. Отдельные их пряди, аккуратно заброшенные женщиной для личного удобства, располагались вольготно и за спинкой её кресла. Они были даже там, где моя полочка под кружку и сетка под разную мелочёвку. Но самое интересное, что они были даже в тех местах, куда мне хотелось иногда помещать свои. Несомненно, у меня было бы больше шансов подремать в автобусе, если бы соседка «Рапунцель» удосужилась хотя бы сделать аккуратный хвост, ну или заплести свое сокровище в косу. Увы и ах, как говорится!

Из всех меньших зол, меньше всего мне хотелось или спросонок или случайно запутаться голыми ногами в такой красотище, доставив женщине неприятность. Не зная реакцию дамы на подобное, я старался снова и снова ограничивать себя в движении, боясь случайно запутаться в волосах. Пришлось полностью прекратить всяческие движения ногами вне моего пространства.  Подумает, чего греха таить, что я извращенец, страдающий фетишем – относительно волос незнакомых женщин.

Не очень расстроившись по этому поводу, я наблюдение в окно. Так сказать: продолжил персональную обзорную экскурсию без экскурсовода. В салоне автобуса было уже довольно темно. Лишь проезжающий встречный транспорт прерывал полную идиллию в сонном царстве. Несомненный плюс нелепой ситуации, конечно же, был, — моё неудобство в сидячей позе, а вследствие чего и моя бессонница, щедро компенсировались визуальным восприятием ночных красочных мерцаний и рассветных шедевральных красот придорожного Крыма. Дорожное полотно,  извиваясь и кружа, то под гору, то с горы, уносило наш корабль всё дальше и дальше от равнинных мест. Начало светать. А вскоре, и вообще рассвело.
Персиковые и абрикосовые сады всё чаще занимали большие части обзорных видов в большом окне. Оглядываясь назад, где сидели «мои», мне хотелось разделять все свои радостные восторги пейзажных картин. Ирина и Егор мирно спали. Сын, в привычной только ему позе креветки, устроившись на коленях у мамы, тихо посапывал. Ира, воспользовавшись небольшим провалом между спинок и уютно завалившись на бочок, приобняв сыночка за плечи тоже спала. Картина. Не Брюллов, конечно, но тоже нравится. Своё. Любимое и такое родное. 

Ялта.

Раннее утро. Мчимся по извилистому серпантину. Слева в окне замечаю знакомый пейзаж: мохнатая громадина похожая на спину медведя. Медведь мирно спит на берегу моря — мордой к воде. Гора Аю-Даг. Высота всего-то пятьсот с лишним метров, но очень шедеврально выглядит. Помню эту гору ещё из молодости. В советское время вместе с другом отдыхали вместе с другом на море и ехали по этой же самой дороге на троллейбусе из Симферополя. Ощущения незабываемые. Память всё-таки — замечательная штука. Время летит очень быстро. И вот мы снова остановились на ещё одной заправке с мини-кафе. Побудка полусонной публики после четырёхчасового безостановочного переезда, с вытряской на свежий воздух, у нашего экскурсовода заняла минуты три. Вяло посуетившись внутри, Ромашки, как горошины из банки,  легонечко подталкивая друг друга, посыпались из автобуса на асфальтированный пятачок. Я, схватив с верхней полки сумку с фотоаппаратом и маленькую видео камеру на селфипалке, поспешил вместе со всеми наружу. Утренний воздух вне автобуса был настолько свежий, что даже мне, привыкшему к температурным перепадам, захотелось натянуть на ворсистые конечности в коротких шортах штанишки, а поверх футболочки нацепить ветровочку. Конечно же, ничего подобного в моём летнем гардеробе на время поездки не было и в помине. Вспомнив про теплую одежонку, вскоре, я благополучно забыл про неудобства, обозревая потрясающий горный ландшафт той местности, куда мы все прибыли. Мои малыши, как я их нередко называю, стояли рядом, жмурясь и поёживаясь в лучах яркого солнышка.
На всё про всё экскурсовод нам дала 30 минут. В восемь утра для нашей группы должны была открыться столовая со звучным названием «Великолепная Солоха» на самой набережной Ялты. А уже непосредственно после завтрака, нас ожидала поездка куда-то на канатной дороге.

  Переминаясь с ноги на ногу на асфальтном пятачке, основная группа, разделившись на семейно-дружеские подгруппы, покатились в разные стороны. Кого-то сразу поманил запах свежезаваренного кофе (внутрь одноэтажного здания),  а кого-то и персональные желания: покурить или размять ноги. Мне же было достаточно просто свежего утреннего воздуха, наполненного смесью новых ароматов. Заприметив рядом со стоянкой  длинные каменные перила с балясинами со стороны моря, я прямиком устремился к ним и заглянув «за». Оказалось, что — это смотровая площадка, отделанная полированным камнем. Внизу были каменные ступеньки, ведущие на неё, а ниже самой площадки обрыв. Спустившись на неё, великолепный обзор закрывали подросшая растительность кустарников плодовых деревцев дикой сливы. Почему-то на месте сразу подумалось про отголоски безразличия к собственным красотам у прошлого хозяина, ну или даже у самой бывшей власти в Крыму. Высмотрев кусочки морской глади между деревьями и дымкой, между шальными мыслями о том: что кто-то же соорудил для шибко шустрых посетителей площадки защитную ограду из сетки над самим обрывом? — Мы поднялись наверх и вернулись назад. Запечатлев на фотоаппарат парочку кадров на память у перил, в довесок, сделав обзорное видео на десять секунд, мы спешно потопали за полноценным пробуждением внутрь кафе. Однако! Цены, доложу я вам, ничуть не меньше московских забегаловок в центре города.

Оплатив на кассе у бодрых молодых продавцов кофе и два чая, ведомые жестом кассира-заправщика и запахом «арабики», мы переместились, непосредственно к самой стойке с кофемашиной. Рядом за высокими столиками уже уединились отдельные «Ромашки». Женщина с дочкой-подростком из нашей группы уже допивали свои напитки. Не скрою перед читателем, что не на шутку удивило полное самообслуживание в этом магическом, в своём роде, процессе. У самого автомата, нужно было проделать некоторое количество запутанных для утреннего мозга комбинаций, прежде чем получить то, за что оплатил на кассе. Мне кажется, что за такую сумму, которую я оплатил по карте, даже в уездном городишке в самом заурядном кафе, сделают отменный бодрящий напиток и без вашего участия! А с вероятностью в девяносто процентов, презентуют и миникруасан в благодарность за посещение заведения. Нашу эйфорию от встречи с прекрасным Крымом, не испортили даже парочка поведанных вам недочётов.    Мурашки, приобретенные мною снаружи на утренней прохладце, безоговорочно сбежали через затылочную часть головы, получив порцию смеси кипяточка и кофеина. Обжигая нёбо и язык, дружным трио, мы с наслаждением потягивали мелкими глоточками горячие напитки, устроившись за длинной стойкой. Поглядывая на часы, Ира сигнализировала, что время всё же пожимает. Почти выбегаем наружу через стеклянную дверь. Задний двор. Утреннее солнце в горах и без того очень ярко, заставило нас в кротовой манере выползти на свет. Вынырнув на оперативный простор между кедров и сосен, солнышко наслезнило нам глаза. Совсем тепло. Даже жарковато.
На ярком свету, рассмотреть всех Ромашек куда сподручнее, чем через спинки кресел в автобусе. Вот парочка: муж и жена. Очевидно супруги. На вид им лет по сорок. Мужчина в футболке, шортах и кепи «хулиганке». Курит. Жена настойчиво, но тихо, что-то выговаривает супругу. По всей видимости, тоже обсуждали цены в придорожном кафе. Недалеко от нашего лайнера — моя соседка по креслу. Она компании подруги «Рапунцель» с долговязым сынком (безразличного и заспанного вида). Пожилая семейная пара в куртках. Запасливые. Рассыпанной кучкой на площадке и остальные туристы – разных возрастов и гендерных принадлежностей. В основном это женщины. Парочка живеньких старушек в сторонке. При ярком солнечном освещении вычисляю примерный возраст и самой «Рапунцель» и определяю цвет волос. Она действительно, ещё относительно молода (тридцать пять – сорок), а волосы переливаются иссини-чёрным цветом.

Что сразу понравилось: на заправке «все остальные потребности» находятся в отдельно стоящем заведении — без очередей и оплат. 
У автобуса уже вовсю машет ручками наша Алёна, собирая зазевавшихся одиночек и любителей «подымить» — в свой единый букетик для нашей белоснежной вазы на колесах. Прерывая разговоры и впечатления, все расселись по своим местам. Наш лайнер, плавно отчалив от очередной пристани, покатился прямиком в Ялту. Экскурсовод, в который раз, напомнила нам о планах в самой Ялте. Обмолвилась и о купальных принадлежностях для тех, кто планирует искупаться на набережной. Многие, думаю, восприняли последнее – как полностью не совместимое с жизнью после прохлады среди скал на заправочной станции. Но эти предрассудки вовсе не для меня. Ирина тоже поддержала мою идею искупаться, но только если вода будет тёплая. Егор, подмерзший на предыдущей остановке, ответил категорическим отказом. Дитятко!

Дорога не долгая. По пути, на свету, практически все пассажиры автобуса, успевают перезнакомится между собой. Где-то просто сообщив имя, а где-то даже подслушав имена в чужих разговорах.

 Теперь уже явно ощущая ностальгию от прошлой поездки в Ялту, замечаю те же самые остановки из бетонных плит на трассе. В молодости не стал задавался вопросом относительно их несовременности, а сейчас, спустя почти тридцать лет, и ответа уже не нужно. Солнце летом на дороге нещадно выжигает не только скудную растительность, но и кислород. Сложно представить железное, прошлых лет, убежище для пассажиров. Современный пластик, думаю, не сильно хорош для защиты от ливня, селя или солнца. Только камень долго держит прохладу, вечен и плохо нагревается. Вот и весь ответ.

Приехали. Быстро собираем манатки в рюкзак: кошелёк, фототехника, полотенца, купальная одежда (для Егора ветровка с капюшоном). Вывалились. На главной площади, куда дошли разрозненной командой минут за пять, июльское солнышко сделало своё дело: уже довольно жарко и даже душно. Оказывается, пару дней шёл дождик и закончился буквально под утро. Здорово! Чувствуешь себя слегка возвышенно, привозя погоду, соответствующую времени года. Лица ранних продавцов в сувенирных палатках и самих местных жителей весьма светлые, без ноток недовольства. Восьмой час утра. Рядом с главным причалом «Ромашки» разбегаются в разные стороны, будто в своём родном городе. Всё как-то по-доброму и роднятся, словно голуби, беспокойные чайки у пирсов. Я испытываю странное ощущение: словно я – большой корабль и вернулся из дальнего плавания домой. Никогда такого не чувствовал ранее. Позавтракать в столовой – дело важное, но важнее добраться до памятника Михаилу Пуговкину, чтоб сделать хотя бы парочку снимков на память.

Добежали. Затёртый до солнечного отблеска бронзы поклонниками, Михаил Иванович весело встретил нас сидя в своей известной позе с тростью (нога на ногу). Восторг! Молодцы Ялтинцы! Дань талантливому актёру в полной мере в бронзе в самом центре Ялты – достойно только восхищения. Аккуратно присаживаемся радом на лавочку по очереди, и делаем семейные фотографии. Пора освежиться. У меня странное ощущение, что мы единственные из всех «Ромашек» на  берегу. Набережная Ялты — сплошь крупная галька и отсутствие достаточного количества места. Прямо по центру некогда широчайшей набережной теперь длинные торговые ряды, спрятанные за стеклом. Вот незадача! Какая нелепость строить так в современной манере, чтоб гуляя по набережной, утыкаться носом в коммерческие частные лабиринты. Мало того, что они явно не шедевры зодчества и архитектуры, так они ещё мешают проходу и приходится их обходить либо слева, либо справа. Уже на самой береговой линии, по всей протяженности линии пляжа — трёхметровая изогнутая стена, очевидно защищающая набережную от штормов. Этот пейзаж вряд ли подходит для фотосессий и украшений на фотографиях, но очевидно, очень действенен в период сильных штормов. Здешний вход в море после песчаного удовольствия в Анапе, может показаться пыткой, слегка затрудняя передвижения, кроме как в обуви. Уже почти восемь утра, а уже припекает и плечи и руки – самое время искупаться. Пляж почти пуст. Старясь превозмочь неудобство поступи по крупной гальке, осторожно вхожу в воду. Морская кладезь удовольствия, поначалу обжигая щиколотки и голень, обнимает плотным солёным студнем всё тело. Зову жестом Иру принять долгожданную влагу, ощутив наслаждение наощупь. Она, немного замявшись, покорно погружается, почти без приготовления. Балдеем в спокойной и глубокой воде. Море понимает тело, тело понимает море. Какой-то космос – не иначе. Ни с чем несравнимое чувство. Давно не наслаждался сочетанием июльского солнышка и освежающей и прям-таки божественной влаги. Из всех построек вспомнил только корабль (парусник) на стапелях на берегу, который ранее был действующим судном, а в новейшей истории переквалифицирован из кафе в музей. Дорогущий отель Ореанда как и прежде выглядит дорого (умели строить до 1917 года). Синие навесы-козырьки над легковесными балкончиками до сих пор привлекают туристов. Извини Ялта – не в этот раз!

Время завтрака — восемь утра. Теперь уж полноценный сбор «Ромашек» возле «Великолепной Солохи». Слишком очевидно, что многим не из нас хватило времени на полноценный забег по местным красотам. Вкусный завтрак (на выбор) в уютном подвальчике, не меняет настрой; хочется ещё чего-то по его завершению. Повторный, но уже сытый сбор туристического общества, скрепляет всех ещё ближе. Сытый человек – ленив, болтлив и добр. Кедры и сосны на набережной, минуя лихолетье, теперь, на мой взгляд, словно вековые деревья. Запах сосновый сводит с ума, мощь стволов потрясает. Новые снимки наших фотографий в копилке цифрового фотоаппарата.

Если бы не близость канатной дороги, спрятавшейся в густой растительности от столовой, хотелось бы посмотреть заход крупных судов… Парочка небольших пассажирских судов стоят возле причала на рейде, но это не совсем тот масштаб. Узрев своё время теплоход «Тарас Шевченко», мечты увидеть нечто подобное не покидали меня долгое время. Я уж не говорю про заход одного из самых крупных и современного океанских лайнеров, таких как «Azura». Это точно мега событие из разряда: «один раз в жизни повезло увидеть». К великому сожалению, и это событие — не в этот раз.

Как стать полноценной ромашкой, спросите вы? Отвечу. Получить ламинированный пропуск с изображением полевых цветов у экскурсовода Алёны! Девять утра. Пропуск на канатную дорогу даёт возможность, наконец-то, бесплатно посетить хоть что-то. Доложу вам, что это не совсем безопасное сооружение, на мой взгляд. Двухместные кабинки, без страховки, висящие на движущемся канате на приличной высоте. Думаю, предложи вам незнакомый человек проехаться в машине без дверей и тормозов, вряд ли вы согласились бы. Как тут не вспомнить Александра Сергеевича Пушкина «Помолясь усердно Богу, отправляется в дорогу…» Страховка есть, хоть и липовая, ну а само желание – хоть отбавляй!  Вперед! Долго готовились, примеряясь к первой и единственной попытке прыгнуть в проходящую на скорости кабинку. Егор справился. Я почти справился, пусть и с небольшой заминкой, закрыв сдвижные дверцы и накинув сверху шпингалет для целостности конструкции. Откидные сидячие места выдержали очередное испытание неумелостью. Взмываем вверх.

Сидеть внутри кабины на мини-сидушке гораздо безопаснее, чем стоять. Наша мама замыкает парную двадцатку вместе с Алёной. Осторожно машем им руками, боясь раскачать вагончик. Я снимаю всё происходящее на видео, периодично высовывая камеру на телескопической палке, желая поймать как можно больше видов и эмоций. Шикарные кадры и виды снова переполняют мои эмоции. Видно и сами горы и глубоководную ялтинскую бухту с судами у причалов. Осмелев, я встал с места в середине пути, но почти сразу же пожалел, уловив ритм раскачивания кабинки… Пипец! Страшноватенько. Сердце бешено заколотилось и в груди и в висках. Видел, как у Иры, плавно ползущей за нами, расширились глаза, глядя на нас. Высоты не боюсь лет пятнадцать как… Только ощущения получил совсем иные, нежели работая на высоте. Страх скорее не за себя, а скорее за мальца, которому посвятил двенадцать последних лет жизни.

Стыковка в верхней точке вполне благополучна. Все «Ромашки» живы и здоровы, и мы продираемся сквозь полутень в зарослях горной дикой сливы к стоянке нашего автобуса. Жара догнала нас в самой верхней точке для стоянки туристических автобусов. Алёна предупредила по поводу опрысканных диких ягод, которые некоторые из группы всё же попытались попробовать на вкус. Массово пьем воду из запасов. Делимся впечатлениями. Теперь можно и в путь. Впереди нас ждёт Ливадийский дворец-музей.

Ливадия.

Подробный дорожный рассказ Алёны, про историю Ливадийского Дворца – замечательного шедевра архитектуры, заполнили часть пробелов в нашем с Ирой образовании (что уж говорить о Егоре). Всего какой-то час пути, и вот, мы уже на территории музея-заповедника. Ливадийский дворец занял своё особое место в гористой местности. Он словно белоснежная жемчужина среди гористой растительности Крыма.

Солнце уже почти в зените. Он безжалостно жжётся даже через окна в автобусе. Спешно высадились и направились к главному входу в здание из почти белого камня. Главный вход справа от центрального ансамбля здания с лестницами, спускающимися в разные стороны.

Большой вентилятор с распылителем возле рамки у входа на охраняемую территорию, щедро орошал толпящихся туристов возле дворца. Кому-то, кто повыше или поближе доставался спасительный влажный ветерок в полуденную жару, а те, до кого не доставал воздействием чудо-прибор, прятались в тени большого солнечного зонта. Собравшись у рамки металлоискателя, держа в руках «ромашковые пропуска», загодя врученные нашим экскурсоводом, мы выжидали остаток минут до начала полуторачасовой экскурсии. Время от времени получая свою порцию влаги от распылителя, я старался держаться поближе ко входу, подставляя солнцу менее опожаренную часть себя, дабы не получить солнечный ожёг. Близился полдень, а ультрафиолета мне было достаточно ещё на анапском пляже.

Ливадийский дворец стал за день лишь вторым местом нашего группового посещения. Вся наша группа, включая и нашу семейную троицу, даже не смотря на сомнительный отдых в автобусе ночью, были всё ещё в полном составе, полны энергией, оптимизмом и, а что самое главное — любопытством. Выждав время и обменяв наши пропуска на посещение дворца, послушной публикой занимаем полукруговую позицию у входа, перед женщиной-гидом в гарнитуре и напоясным динамиком. Насколько мне хватило прыти, я быстро вытягиваю телескопическую ручку с мини-камерой на конце, и включаю видео на запись. С моей выгодной позиции (чуть позади основной группы) есть возможность не только послушать начало рассказа, но и записать всё происходящее на «цифру».

Моё повествование ни в коем разе не направлено на лавры гида-профессионала. Тем более, что тягаться в красноречии с профессиональным рассказчиком, сопровождавшим нашу группу во дворце, не имеет никакого смысла. Всё равно у меня вряд ли получится в полной мере — красиво и гладко, описать и сам дворец и события происходившие тут когда-то. Что уж говорить об именах или датах, которые слабо помнятся навскидку. Поскольку отнимать хлеб у профессиональных гидов я не намерен, а молчать, собственно, я не и зарекался, то вкратце опишу лишь то, от чего я пришел в персональный восторг. Итак.
Сказочное великолепие этого величественного здания, выполненного из белого полированного «инкермана» (камень известковой породы для лицевой отделки). Первоначальное чувство — это, полный восторг, который сложно выразить словами. (Оговорюсь сразу, если что-то не смогу описать словами, то постараюсь показать это на сделанных мною снимках)

Восклицательные охи, вздохи и краткие эпитеты и внутри дворца и снаружи  — не редкость. Задаваясь вопросом, почему в ход в здание не с парадной, как подобает у исторических особняков, а с задворка справа. На входе два огромных каменных льва несут бессменную вековую службу и стерегут дворец от непрошенных гостей. Мне снова повезло. Я в этом месте уже третий раз. Первые два раза были по молодости, набегами, а в большей степени — внешним осмотром парка и придворцовой территории. В этот раз всё оказалось более полноценным — и сама экскурсия во дворец и информация. Констатирую: у человека имеется возраст зрелости, когда всё воспринимается гораздо целостнее, и он точно не в двадцать лет. Проход по залам, где витает дух и российской государственности в царские времена, а также решались судьбы целых стран в недавнем прошлом, после окончания второй мировой войны.

Если кто не был в этом месте, думаю, что не лишним будет сказать, что во Ливадийском Дворце вы не увидите ни золотых убранств, ни вычурной роскоши, как во многих дворцах в Санкт-Петербурге или в Москве. Резиденция для отдыха в большей степени царской семьи Николая II выделяется не этим. Основная особенность внутренней отделки различных помещений, будь то: столовая, спальня или же кабинет для приёмов – сдержанность в стиле и практичность. Что говорит, несомненно, о человеческом, понимании государственности в сложные времена. Но в целом само здание, включающее в себя и внутренние открытые дворики с колоннами в римском стиле в светлых, почти белых тонах – несомненный шедевр архитектуры двадцатого века. В нынешнем виде дворец не имеет общего с постройкой 18 века при Александре II. Изначальные постройки не дожили до нашего времени, подверженные естественному разрушению. А вот замечательный ансамбль спроектированный архитектором Красновым в стиле итальянского неоклассицизма, был выстроенный заново и до сих пор радует глаз посетителей. Разграбленный в годы революции в России немцами, был переоборудован в туберкулёзный санаторий победившими в борьбе за власть большевиками. Если опустить все эпитеты, то с достоверностью могу подтвердить то, что воздух в Ливадии особенный. Недаром сам Антон Павлович Чехов, оставаясь эскулапом до конца своих дней, верил в целительный воздух в Ялте. Продав личное имение в Мелихове после смерти отца, покупает участок земли в этом красивейшем уголке Крыма. Нежно называя вид с купленного им клочка земли рахат-лукумом (восточная сладость).

Историческое место, что уж тут говорить! Сам Сталин, после Ялтинской конференции, любил бывать летней резиденции царей в Ливадийском дворце не только в качестве хозяина, принимая делегации, но попросту используя это место, как правительственную дачу. Если говорить о самом дворце, то прямого доступа к морю у него нет. Извилистые тропы, изрезанные гору Могаби, на которой расположен сам дворец, утопают в зелени ливанских и гималайских кедров, кипарисов, ясеней и клематисов. На солнечном пятачке перед дворцом растут пальмы, а приличные по размеру газоны, обрамленные цветущими почти круглогодично розами.

По завершению экскурсии нас ждал неожиданный, но приятный сюрприз. В последнем зале (игровой-гостиной) для нашей многочисленной группы спел пару песен замечательный мужской хор-капелла «Благовест».

Акустика, скажу я вам, не хуже, чем в колонном зале Дома Союзов. Чистое разноголосое пение, отражаясь от стен, убегало в открытое окно в летний закрытый дворик с колоннами, возвращаясь акустическим дополнением к исполняемой музыке. По-другому и не назовёшь! Музыка души и сердца без аккомпанемента, как чистой воды огранённый бриллиант без оправы и в лучах света. Еще один восторг!  Отпустив с благодарностями нашего гида, захотелось пробежаться по территории. Вспоминая известный все советским людям фильм «Собака на сене», осталось только отыскать известную беседку, где Боярский подавал руку с плащом Тереховой. Отпочковавшись от основной группы по «солнечной тропе», спустились в придворцовый парк. Выпили втроём почти литр воды. Очень жарко. Немного побродив, нашли и длинную перголу ведущую к фонтану, в котором когда-то была водичка. К сожалению, фонтан не сохранился (осталась только расколотая нижняя чаша). Немного расстроились.

Заблудится вдали от здания и туристических групп у нас не получилось. А поскольку из дворца из трансляторов не смолкая звучит классическая музыка, то сделать это практически невозможно. Нужно отметить, что протяжённость «солнечной тропы» семь километров. В молодости я прошёл её на половину, но вернулся назад, не дойдя до конца гонимый сумерками. Тропа по большей части — горная и прогулки в тёмное время по ней небезопасны. Полтора часа отведённые на всю экскурсию вкупе с личным временем на территории, показались лишь минутами. Переходя в тенистые стороны дорожек (благо тени достаточно – спасибо архитекторам и озеленителям) добрели до своего транспорта. Икроножные мышцы, если бы умели говорить, возмущались бы — не хуже брюзжащих старушек во дворах дома. Вода в желудке на двадцать минут приглушила чувство голода. У автобуса ждём отставших и подуставших пожилых участников нашей группы. «Ромашки» снова в сборе. Выждав несколько минут, Алёна трубит очередные сборы. Заползаем поочерёдно через высокую подножку лайнера внутрь, и плюхаемся в долгожданные кресла. Через час, нам предстоит ещё один марш-бросок. На этот раз, всё в том же Ялтинском районе, это будет венец наших духовных кристаллов и физических мытарств – Ласточкино гнездо.

Продолжение следует…

 

© 2019, Евгений Мирс. Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!