Над многоэтажками нового района небо после заката было нереального фиолетового цвета. Чуть выше крыш, золотым кулоном, висела Луна. На краю крыши городской высотки, свесив ноги, сидел Клоун. Это был настоящий Клоун, клоун из цирка. Сегодня он почему-то не вышел на арену, а уехал подальше от места своей работы и поднялся вверх, ближе к небу. Мыслей не было, были только чувства.
Рядом сидел Ворон. Они были незнакомы. Клоун и сейчас не видел Ворона, а только чувствовал, что тот здесь.
— Это не твоя территория, — сказал Ворон, или Клоуну это послышалось.

— Здесь ходят только птицы. Иногда коты.
— Ты хочешь сказать, что коты приходят сюда, чтоб поохотиться? — тихо спросил Клоун.
Он поправил на лице потерявший форму поролоновый красный нос, сложил руки в замок и опустил их на колени.

— Нет, конечно. У них тоже есть душа. Они — не всегда хищники… — возразил Ворон.
Клоун молчаливо пожал плечами и стал попеременно покачивать ногами в огромных клоунских ботинках.
— Вообще-то, меня мало интересуют именно сейчас коты, кошки и прочая живность. Мне просто нужно побыть сегодня одному…
Клоун достал маленькое зеркальце и внимательно стал изучать в своём отражении смазанный театральный грим на лице.
Странная птица на время замолчала, видимо, ожидая продолжения рассказа.
— У меня завтра премьера моего номера на большой арене… А я, кажется, разучился смешить детишек… — продолжил расстроенный гость. — Вчера я завалил весь прогон на генеральной репетиции, когда случайно наступил на пинчера директорской жены. Скандал был жуткий. Я столько выслушал… И не только от Неё. А ещё, комиссия эта из «Росгосцирка» на первых рядах… Представляешь? Они даже ни разу не улыбнулись за всё время моего выступления.
— Это понятно, — участливо отозвался Ворон. — Они же не дети! Этого и следовало ожидать.
— Ага…Не дети… Ты бы видел, как они ели мороженное в вафельных стаканчиках и сахарную вату. Мой маленький сынишка, и тот гораздо аккуратнее «этих» с папками на коленях.
— Послушай, Рыжий! — перебил клоуна Ворон. — Ты же не за этим сюда забрался, чтоб рассказывать мне разные сценические или цирковые байки?
Клоун обернулся, перестав «мотылять» смешными ботинками над городской бездной.
Птица была похожа на огромную ростовую фигуру, присевшую на корточки. Крупный глаз блестел янтарем и внимательно изучал ошарашенного визитёра в ярко-зелёном атласном пиджаке и рыжем парике. Опаловый зрачок медленно сужался, отражая полыхающую фиолетовую небесную зарницу.
Ворон был близок настолько, что мог бы запросто достать клоуна своим массивным клювом. Если бы захотел, конечно…
Но, у огромной птицы, видимо, были совсем другие планы.
— Возьми…- сказал Ворон, расправив массивные крылья.
Он протянул навстречу клоуну свою оперённую конечность с острыми, как бритва, краями.
— Что именно я должен взять?.. – непонимающе спросил гость не крыше.
— Перо, конечно же! У меня больше ничего для тебя нет, — ответил Ворон. — Бери, не бойся!
Клоун медленно потянулся к предложенному птицей презенту. Он слегка потянул за перо, боясь причинить неудобство.
Через секунду в его дрожащей руке подарком лежало чёрное, как смоль, птичье «лезвие» внушительных размеров.
— Что мне с ним делать? Надеюсь, что это не шутка? — озадаченно произнёс Рыжий.
— На такой высоте шутить чревато, Друг! — ответил Ворон.
Клоун попытался отползти назад, двигаясь вверх по скату крыши, но массивные ботинки цеплялись за края, норовя соскользнуть вниз на головы возможных случайных прохожих. Рыжий сперва немного испугался, подумав о том, что летящий вниз тяжёлый клоунский атрибут может навредить кому-нибудь. Но, когда обувь передумала покидать своего хозяина, успокоился и остался на первоначальном месте.
Голос Ворона за спиной придал ему дополнительной уверенности: «Что ты делаешь? Ты что? Умеешь летать?»
— Видишь? Вон там… — продолжил Ворон. – Там, где созвездие Весов, есть небольшое тёмное пятно. похожее на кляксу! Видишь?
Большое крыло птицы потянулось через спину клоуна, показывая участок неба, где россыпью искр мерцала кучка звёзд и виднелась космическая проплешина.
— Угу…- отозвался Клоун.
— Макни пером в ту чернильницу, будь добр!- озвучила своё странное пожелание птица.
Рыжий снова таки обернулся. Он увидел пернатого собеседника, сидящего совсем рядом с ним. Удивления не было. Мысли снова отсутствовали, а вместо них зарождались лишь зачатки волнения, в ожидании чего-то сверхъестественного. Сидящий рядом Ворон был настолько спокоен, что крадущийся по крыше соседнего дома кот не вызвал у него никаких эмоций.
— Извини за вопрос… А что мне даст эта воображаемая чернильница? — с лёгкой иронией в голосе спросил Клоун.
— А ты не спрашивай, а просто сделай! Делай, как я сказал, — отозвался Ворон. — Погрузи перо в небесные чернила… Подумай о своём главном желании.
Кот с соседней крыши, заметив странных незнакомцев, притормозил и, потеревшись о печную трубу, присел на задние лапы в наблюдательной позе.
Человек с яркими волосами и красным носом тянулся каким-то непонятным предметом в руке в сторону огромного сырного блюдца в небе. Чёрная птица переросток с большим клювом и желтоватыми глазами не вызывала у кота особого доверия. И только врождённое кошачье любопытство держало его, как на привязи. Безопасное расстояние, на котором находились объекты, позволяло коту чувствовать себя хозяином всей крыши соседнего дома.
— Теперь пиши! Пиши то, что тебе необходимо именно в данную минуту. Всё исполнится! — сказал Ворон.
-Где? У меня же нет ни бумаги, ни даже, чёртовых скрижалей для твоего стило…- ответил Клоун.
— А чем тебе луна не скрижаль? Думаю, она – это сейчас самое подходящее для начертания твоих пожеланий, — утверждал Ворон. — Пиши! Всё исполнится. Я позабочусь.
Клоун послушно и старательно стал выводить буквы на оранжевом блюде, висящем на ночном небе: «Я Хочу, чтобы моя Маргаритка встала на ноги!»
— Это твоя женщина? Она мать твоего сына? – тихо спросил Ворон.
— Да! Она — моя жизнь!Но уже второй год лежит после травмы… Она эквилибристка. Бывшая… Но мы не теряем надежды. Я даже оформил пенсию. Денег немного платят, правда…Ничего, справляемся.
Рыжий клоун привстал и долго что-то рассказывал сам себе на крыше, размахивая руками…
Кот, потерявший дальнейший интерес, скрылся в тёмном проеме выхода на крышу. Луна медленно заползала за очертания высоток. Сочный фиолетовый небосклон плавно затухал, растворяясь в городских огнях.
— Сережа, ты что, пьян? Где ты был всю ночь? Я, между прочим, волновалась! Звонила в дирекцию, в управление. И даже в больницы и морги. А почему ты в артистической одежде на диване?.. Ещё и в одном башмаке… Что случилось, тебя уволили? Как прошёл прогон? — захлёбывалась вопросами молодая женщина.
Маргарита стояла, опираясь руками на спинку инвалидного кресла-каталки над рыжим клоуном с бутафорским носом на лбу, лежащим в прихожей.
— Не важно… – тихо ответил Клоун, увидев над собой лицо жены.
Глаза его заблестели и он быстро отвернулся, пряча свои эмоции в подушки кушетки.

© 2018 — 2019, Евгений Мирс. Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!