На старой вешалке, в углу, промокшее пальто.
Накрыты шляпой у двери истоптанные боты.
Он каждый день надеялся, что может скрипнет кто…
Откроет дверь, заглянет почитать его блокноты.

Отнюдь. Он не стыдился вечной нищеты,
В стихах и прозе находя лишь ценность.
В дырявом свитере, превознося мечты —
Писал. Всё лишнее относя за бренность.

Свои стихи он прятал в толстый альманах
(Тот выходил раз в полугодие — волей судеб).
Курил табак дешевый, позабыв о снах,
Макал перо в чернильниц тёмный погреб.

Рождались долго, в муках, строки о любви,
О вечности,погоде судьбах, лучшей доле…
Желтели пальцы. Съедали мостовые каблуки…
Поэт не чувствовал ни бремени, ни боли.

Через плечо заглядывал он людям в чтиво,
Искал глазами в книгах нужный переплёт.
А на тычки в ребро, смущаясь, улыбался мило.
Приподнимая шляпу, извинялся за просчёт…

Теперь всё реже он соскакивал с подножки.
И уносился в сквер, шурша плащом, в тени берёз.
Ногой, за дверь толкая, наглость местной кошки
Не замечал он глаз соседки — влажные от слёз.

Наскучил зайчик на стене от дырки сквозь гардины.
И скрип сверчка не веселит в камине, за стеной.
Проталины ручья теперь — всего лишь льдины,
Бокал вина «на брудершафт» сменил хмельной запой.

© 2017, . Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!