Хотите верьте, хотите нет, только жил да был один мужичок! Нормальный такой дядечка. Сам из себя степенный был и рассудительный, лет сорока на вид. Экологию прибрежную не портил, рыбацкий кодекс чтил. Отроду ни пьянством, ни вакханалией, ни в жизни, ни на работе — замечен не был. Но вот однажды, по совету одного знакомого, решил мужичок порыбачить на большой воде, так сказать «выйти в море».

Да и самому рыбаку надоели бесполезные  разговоры про мелочевку всякую, пойманную на мелководье местными «бывалыми». Больше разговоров, чем  веса и навара. Никакого удовольствия ни процесса в комарином да слепнёвом царстве на реке.
  Долго не думал наш рыбак. И в одно прекрасное ранее утро, собрал он снасти рыбацкие и отправился к побережью синего моря. Остановился в гостиничном номере на пару суток на месте. Взял приглядную лодочку напрокат. С пожеланиями «ни хвоста, ни чешуи»  спустил шлюпку на воду. А дабы не терять времени, скорёхонько на вёсла встал.

Погодка стояла на загляденье чудная (как раз для рыбной ловли). Солнышко пригревало — глаз радовало. Легкий бриз нежно трепал кудри, желая доброго пути. Отплыл рыбак подальше от берега, вдохнул полной грудью всю ширь морской глади. Осушил весла, радуясь теплу и спокойствию на морской глади. Закинул с удилища подальше наживку на крючке и стал ждать-поджидать первого клёва.

  Удача не заставила себя долго ждать. Уже с первой поклёвки попалась серебристая ставридка. Подумал мужик про себя:
— Как же здорово! Красота да благодать, мать её!
Со второй попытки попалась ещё одна «сердешная». Рыбка была чуть крупнее первой, а на вид значительно краше предыдущей. С каждым разом улова становилось всё больше. Попадались на крючок и бойкие ставридки, и сельдь, и более крупная рыба (название которой он не знал, да и видом их не видывал доселе).

Радовался удачливый рыбачок, планы строил. Виделось в мечтах ему: как он уловом своим перед друзьями и знакомыми похвастается. Как всех угостит. Ну а излишки, если повезёт, на рынке сторгует.

  Очередная удачная поклёвка раскрасила лицо рыбачка в широкую и яркую улыбку. Понял тогда наш дядечка, что не обманулся он в ожиданиях своих. Не зря он послушался совета ценного.

Сидя в лодке, он нежно поглаживал брюшки каждой рыбке, да приговаривал: «Ай, да красавицы вы мои! Ай, да ясноглазые мои! Как же всё благостно и замечательно!»
Когда очередная рыбка затрепыхалась в ногах свежим уловом, подумалось ему: «На сегодня хватит!» Не стоит, мол, гневить богов морских — алчностью да жадностью человечьей. Выбрал самых крупных и достойных пленниц и сложил их в сетку-садок. Поднял весь улов на вытянутых руках, попробовав на лишний вес. Отбраковал не глаз пару-тройку мелких рыбёшек. А чтоб легче нести ношу было, выпустил за борт рыбью недоросль.
Вскоре случилось то, что бывалые рыбаки да рассказчики никогда не видели, да не слышали. Как только за борт мужик выбросил последнюю мелочёвку, над водной гладью показалась прожорливая акулья пасть. Она чавкнула острыми, как бритва зубами, и проглотила последнюю рыбешку, выброшенную за борт. Подъела и подчистила хищница всё выпущенное на волю рыбаком, звучно клацая челюстями. Удивился наш рыбак наглости такой. Опешил немного, хотя не из трусливой породы он был (дед его всю войну прошёл, отец в чинах воинских на пенсию вышел). Решил для себя рыбак, что не придаст особого значения этакой невидали. Много чего и сам он и сам в жизни, потому решил, что сам справится.

И только когда в лодке не осталось даже средних размеров улова, тогда-то он крепко призадумался крепко. Морская гостья уж очень большого размера для этих мест. Да и с виду она — не совсем безобидная рыбка, как её донные сородичи в этих местах.
  Спонтанно возникло желание позвать на помощь, но крепкая лодка и силы в руках — подарили уверенность и надежду, и веру в собственные силы. Стал мужик размышлять, что же такого предпринять, чтоб прочь спровадить прожорливую нахлебницу. Осмотрелся он, протралив даль морскую до самого горизонта. Ближайшие рыбачки на горизонте малюсенькими поплавками маячили — не докричаться до них, и не домахаться. Улов, приготовленный на берег пожалел всё же скормить ненасытной акуле.

— Не известно ещё: будет ли польза? – подумал он.

 — Вот так вот раздразнишь аппетит хвостатой бестии, того и гляди приплывут сородичи хищные. Будет мне тогда совсем не до смеха!

«Полюбовавшись» на крупную рыбину — хозяйку глубин, мужик решил, что к берегу грести — рано! Наказать задумалось за этакую наглость злодейку. Странное желание возникло: хлопнуть по водной глади веслом, огрев акулу по наглой зубастой морде.
Разбойница морская, не унимаясь, кружила и кружила возле лодки, то погружаясь, то выныривая, оголяя оскал свой, будто выпрашивая очередное подаяние.

— Задумал? Действуй! – сказал про себя рыбак.

Достал мужичок из садка улов-приманку покрупнее. Подвесил серебристую скумбрию на крючок. Занёс над водой, в досягаемости весла…

Первая же приманка ушла под воду со смачным чавканьем. Огреть веслом зубастую «мясорубку» с первой попытки не получилось. Таким же «Макаром» ещё парочка рыбин ушли вместе с крючком и  без особой пользы для дела.
Вот тогда-то и закралась мысль в голове у мужичка, что хищница эта имеет какой-то странный интерес…

Сомнения развеялись после того, как в очередной  раз шершавое тело акулы выпрыгнуло из воды за порцией корма. Оскорблять рыбину «по хребтине веслом» окончательно передумалось. Самым верным решением было бы: покинуть акваторию. И чем быстрее это осуществиться, тем лучше! Солнышко в зените безжалостно вялило в шлюпке улов.

  Спустив весла в воду, стал рыбачок поворачивать нос лодки к берегу мощными гребками. Внезапно, кто-то с силой схватил весло из глубины и стал тянуть вниз, накреняя борт лодки. Это стало настолько неожиданно, что мужик выпустил оба весла из рук, отпрянув от борта.
— Ничего себе… — вырвалось из мужичка, — сбрендила что ли?!
Рукоять весла за бортом заходила из стороны в сторону, будто грозя пальцем. Острые зубы хищницы застряли в деревянном теле весла под водой. Освободиться самостоятельно из такого плена у акулы не получилось, угодив в случайную временную ловушку. Спустя несколько секунд, весло с силой дёрнулось как поплавок, а лодка наклонилась на левый борт, чуть не зачерпнув прохладной забортной водицы. Как мужик додумался выбить весло из уключины — одному Богу известно. Одного сильного удара ногой в нужное место оказалось достаточно. Весло сорвалось с крепления и досталось на растерзание взбешённой акуле. Рыбачок в ужасе и недоумении наблюдал, как рассерженная акула, удаляясь от лодки, уходила на глубину, унося вместе с веслом надежду на скорое спасение.
— Вот тебе и порыбачил!.. — с досадой произнес рыбак.

— Ловил бы себе речную рыбку, как все… Нет же ж. Позарился на улов без костей! – продолжил вслух он, — вот и получи теперь самую большую и острую кость в горло!
 

  Немного обсохнув от испарины на лбу и успокоившись, нужно было скорее завершить начатое, а именно: вернуться живым и здоровым, желательно с уловом, чтоб за аренду лодки заплатить. Рыбак сдёрнул с уключины второе весло и вспоминая на ходу движения гондольера из итальянской «киношки». Он стал медленно и осторожно толкать глубокие воды от носа по борт, чередуя гребки веслом, то слева, то справа. Шлюпка нехотя, но всё же подчинилась слабой одновесельной силе. Около часа изнурительной гребли рядом с бортом лодки всплыл акулий «агнец» в виде изрядно истерзанного весла.  Вид у него, мягко говоря, был не очень. Ощетинившись торчащими щепами в разные стороны истерзанное весло, словно издеваясь, плавно качалось на волне. Рыбачок поспешил обрадоваться, порываясь сигануть в воду за неожиданным спасением, но застыв на секунду, передумал.
— На живца ловишь?.. — прошипел мужичок сквозь зубы, обращаясь к акуле.
Через несколько секунд, прорезая морскую синь, показался плавник морской выдумщицы.
— Накося выкуси! — ехидно выдал мужик, погрузив на секунду кулак с кукишем в воду, но вовремя отдёрнул руку. Покушение на запястье раздосадованного человека было неминуемо. Через пару мгновений чавкнула острозубая морда хищницы, сверкнув бездонным кругляшом черного глаза.
— Чего ты от меня хочешь?! — заорал во всю глотку рыбак, с досадой пнув садок с уловом внутри лодки.
— Моря тебе что мало? — разразился незадачливый рыбак, широко раскинув руки.
Рядом с лодкой звучно булькнув, всплыла порция воздушных пузырей. Акула, хватанув порцию воздуха, выпустила молчаливый ответ рыбаку совсем рядом и скрылась в подводной тени шлюпки. Пока зловеще пузырилась морская бездна, в голове у почти обезумевшего человека родился совсем не менее безумный план.
— Ну, раз ты этого хочешь… Давай поиграем! Но только теперь, играть будем по моим правилам! — крикнул рыбак, — будь уж так любезна — прими их!
Он попытался улыбнуться злой судьбе, но треснувшие от волнения сухости губы причинили нестерпимую боль. Лопнув они и раскровились в нескольких местах. Черпнув ладонью солёной забортной воды и смочив рот, рыбак стал походить на кровожадного заклинателя, испившего только что жертвенной крови. Сукровица стекала по подбородку и с уголков губ прямо на светлую футболку, оставляя розоватые жуткие потёки.
— На! Жри, чудовище!.. — заорал взбешённый поведением хищника рыбак. Он что есть силы стал кидать улов из сетки прямо в воду, стараясь бросать его как можно дальше от лодки. Остроносые тельца рыбьих стрел, бликуя на уходящем солнце, послушно разлетались за борт в разные стороны.
— Вот так-то лучше…- проронил напоследок рыбачок и, перевалившись за борт лодки, быстрыми гребками поплыл за спасительным веслом.
Сонные рыбы без труда поочерёдно становились лёгкой добычей зубастой бестии. План сработал. Пока акула подъедала выброшенный за борт прикорм, у рыбака оставался небольшой шанс добраться до намеченной цели.
Рыбак отчаянно греб под себя морскую глубину, наблюдая краем глаза за всплесками пиршества акулы, попутно соизмерять расстояние до акулы и свою скорость. Вместе с внезапным всплеском энергии в мышцах, всё сильнее накрывал леденящий страх — внезапного нападения из глубины. Мужчина усиленно грёб просоленный морской холодец мощными движениями рук и ног, подгоняя себя рычанием выдыхаемого в воду воздуха во имя спасения.


  В это время на небольшом катере молодой капитан судна рассматривал далёкое пустынное побережье в морской бинокль, медленно перемещая взгляд с одинокого причала на спокойную морскую гладь.
— Что за чёрт?! — произнес аккуратный дамский ротик, настраивая дальность бинокля.

— Боцман, глянь-ка! Вроде как, кто-то машет?! Или плывёт… Чёрт! Не пойму.
На секунду оторвавшись от наблюдения, дамочка склонилась над трюмом и добавила: «Ну что, Марго, может, прокатимся?»- Да! Давай уже! Тоска… — отозвался из трюма второй женский голос с прибалтийским акцентом, —  Всё равно богатеньких самцов не видать на нашем горизонте.
Гулко и мощно взревели турбо-двигатели белоснежного катера. Капитанша перешла за штурвал судна, и плавно потянув рукоять газа. Припущенный в легкий крен катер понесся навстречу шлюпке с забортным пловцом.
Шлюпка оголила киль, черпнув забортной солёной воды. Зацепившись мёртвой хваткой за борт, неведомая сила потянула обессилившего пловца обратно в лодку.


  Через мгновение рыбак почувствовал сильный толчок и последующее жжение, в правой ноге в районе голени. Обожгло так, будто его хлестнули крапивой со всей силы. Собрав остатки сил, он сделал последний рывок и перевалился за борт внутрь лодки. Только уткнувшись носом в бездыханные рыбьи тельца, разбросанные по днищу, рыбачок наконец-то ощущал себя в безопасности. Не обращая внимание на боль в ноге и на глухие удары исходившие от днища шлюпки, мужичок закрыл глаза. Запрыгали зайчики в глазах, расплываясь в тёмные круги. Солнце, сиявшее так жарко над гладью, внезапно потухло.
 

— Видела кульбит тюлений?! — воскликнула Боцман, разглядывая в оптику лодку.

— Что там происходит?

— Прибавь ходу! Сейчас сама увидишь.

  Двадцать минут быстрого хода и катер сбавив обороты, медленно подошёл близко к лодке, слегка ткнув её белоснежным носом.
— Есть кто живой на борту?! — настороженно произнесла капитан, перегнувшись телом в районе талии за металлические перила катера.
Внутри лодки лежал наш мужичок совсем без сил, и очевидно, без сознания.
— Фу, как он пахнет! Переодеть бы его. Воняет противно какой-то рыбой…- слышался рубаку  женский голос, где-то вдалеке.
— Вот ты предложила, ты и переодевай! — ответила подруга прибалтийским акцентом.
— Странная ты. То табун жеребцов ей подавай, то дотронуться боится до полудохлого мужикашки… — прилетело ей в обратку от капитанши.
Сознание к рыбаку то плавно возвращалось, то так же медленно покидало его. Сказывался полученный стресс и частичное обезвоживание, плюс болевой шок от содранной пластом кожи на ноге.
— Если где-то болит, значит, тварь промахнулась… — прошептал в полуобмороке мужичок.
— Бредит, бедняга…- снова послышался приятный женский голос.

— В тебя, что, стреляли? Чем? Кто промахнулся-то?
— Русалка зубастая! – улыбнувшись спасителям, ответил мужчина, прикрывая глаза.
— Точно, бредит! – в темноте сознания послышался голос с акцентом.

Рыбак в очередной раз открыл глаза, почувствовал на лбу прохладную женскую ладонь.
— А ты кто вообще, мужик?! — спросила девушка в капитанской фуражке.

— Посейдон! — ответил мужчина, — Трезубец уронил случайно, пришлось нырять. Хы… — попробовал пошутить рыбак, для достоверности скривив потрескавшиеся губы.
— Да, что с ним разговаривать?! Отправим на берег, пусть с ним там и разбираются, кому это интересно. Тоже мне властитель морей и океанов! — подвела итог блондинка, в роли боцмана

  Белый катер осторожно, причалил к пирсу. Бросив концы и соскользнув с борта грациозной кошкой, капитанша накинула швартовы на кнехт. Она так же быстро запрыгнула обратно на борт, включив автопилот. Автоматика плавно подтянуло белоснежный катер к причалу, зафиксировав неподвижность.
— Парни, забирайте вашего Посейдона-беглеца… — выдал женский голос из громкоговорителя на судне.

— О! Натка причалила! – отозвались голоса с берега.
  На берегу засуетились какие-то люди. Они о чём-то долго беседовали с девушкой-капитаном катера. Старший по лодочному прокату ехидно кривил улыбку, поглядывая то на девушек с яхты, то на привязанную к судну потерявшуюся вместе с рыбаком шлюпку. Наш спасённый рыбак уже ничего не слышал. Обессилившего и прихрамывающего рыбака вели куда-то под руки в женском банном халате.

  Очнувшись после долгого сна в номере гостиницы на кровати, мужчина нащупал в кармане чужого халата странный клочок бумаги.

В записке было следующее содержание: «Возвращаю акулий зуб. Вытащила из вашего весла». На обратной стороне клочка бумаги расплывающимися цифрами, тем же ровным почерком был записан номер телефона и имя.
Вот такая история. Разные случаются вещи в нашем мире. Но даже если я что-то и приукрасил в этом рассказе, то клянусь: Ни капли не соврал! Ей Богу!

© 2018 — 2019, Евгений Мирс. Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!