В сердцах размахнусь и брошу,
Пудовым молотом,
Тоску-муку свою,
скопившуюся в чреслах.
Далеко, за горы, моря, в акул,
Где голодно.
Кусайте её, рвите кусками —
там ей самое место.

Толстокожая пиявка, на хребте
Зубами впившаяся,
Пусть летит и думает
прежде, чем ко мне ластиться…
От неё только нервы и злость,
а кровь, как вино прокисшее…
Я свободен теперь и молод,
а она — пусть там объясняется.

Не гуляка, не мот, не жлоб,
но, тоже какой-то неправильный…
Но, теперь стану другой,
Не стану сутулиться.
А то всё ждал чего-то, жалел тоску свою,
Ходил неприкаянно…
Вот, теперь оседлаю крылатых коней —
Это моя нынче конница.

© 2017, . Все права защищены. Частичное или полное копирование любых материалов данного сайта разрешено только с указанием активной ссылки на первоисточник!